«Было страшно, просто об этом никто не говорил вслух»

воспоминания ликвидатора последствий аварии в Чернобыле

Прошло уже более тридцати лет, как 6 мая 1986 года было объявлено об аварии на Чернобыльской атомной электростанции.  Сотни тысяч людей стали участниками ликвидации страшных последствий катастрофы. Они получили несмываемый ядерный «загар», проблемы со здоровьем и воспоминания, которые навсегда остались в памяти.

ЧАЭС. Прошло больше тридцати лет. Фото www.tour-2012.ru

ЧАЭС. Прошло больше тридцати лет. Фото www.tour-2012.ru

В Витебске еще живы те, кто рисковал своим здоровьем и жизнью, устраняя страшные последствия трагедии. Сергей Всеволодович Иконников был командиром взвода специальной обработки на Чернобыльской атомной электростанции. Около тридцати человек было в его подчинении. Он рассказывает:

«Нас отправили в дорогу очень быстро. Мне в ту пору было тридцать, молодой и перспективный. Со мной ехали на ликвидацию совсем еще зеленые парни, которым только по восемнадцать исполнилось. Мы уже знали, что нас ждет, и было страшно, просто об этом никто не говорил вслух».

Сергей Всеволодович вспоминает, что первые две недели они работали на третьем энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции, а позже их отправили на дезактивацию отселенных деревень:

«Норма дозы облучения личного состава была 0,5 рентген в сутки. Ребята получали в шесть раз больше только за десять минут работы, но записывать уровень облучения по факту было запрещено — ставили по 0,47. В армии приказы начальника не обсуждались».

arka

Третий энергоблок. Фото bykvu.com

Ликвидируя последствия аварии, тогда еще молодые и здоровые парни из средств защиты имели только респираторы. Сергей Всеволодович вспоминает, как в сапоги летела земля, а в лицо пыль:

«Все мы знали о последствиях, но каждый выполнял приказ. Нас все время повторяли, что люди еще сюда вернуться. Даже грядки в деревнях перепрыгивали аккуратно, чтобы не потоптать».

После полугодичного пребывания в зоне ликвидации и возвращения  домой многие сразу почувствовали влияние радиации. Например, у Сергея Всеволодовича после операции на внутренней стороне шва, который у обычных людей просто заживает, стали оседать молекулы кальция. Иными словами, росла кость. Врачи тогда сказали, что такого не может быть и это страшные последствия облучения.

К сожалению, сегодня в Витебске осталось очень мало ликвидаторов. Многие из них после огромной дозы облучения умерли еще молодыми. О них Сергей Всеволодович вспоминает:

«Мы все очень дружили, часто встречались. Однажды мне звонит мать одного моего товарища и говорит, что его парализовало и он лежит со слезами на глазах. Представляете, как это здоровому мужику оказаться прикованным к койке. Хоронить крепких ребят было страшно!»

Назвать сегодня Сергея Всеволодовича обычным пенсионером сложно. Он ведет активный образ жизни и даже успевает работать.

ликвидатор

Сергей Всеволодович ведет активный образ жизни. Фото Дарьи Максименко

В конце нашей встречи ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции горько заметил:

«Сегодня тех, кто рисковал здоровьем в Чернобыле, признали пострадавшими. Пусть и так, льготы и «спасибо» нам не нужно. Знаете, что я хочу, — пожить бы!»

А какие опасности спустя тридцать лет после трагедии нас подстерегают, можно узнать здесь. Напомним, что в Беларуси строится атомная электростанция и об этом мы писали ранее тут.