«Конфликт уже не находится в плоскости «власть-оппозиция». Что будет дальше?

Автозаки, ОМОН со щитами и дубинками, сотни задержанных… Почему власти пошли по «жесткому сценарию» и к чему это может привести

В субботу, 25 марта, белорусы вышли на акции в честь Дня Воли. В Бресте, Гродно и Гомеле местные власти разрешили шествия, в Витебске и Минске – нет.

Мирная акция в центре столицы, на которую пришли тысячи людей, закончилась «хапуном». На следующий день, 26 марта, во многих городах прошли акции протеста уже в знак солидарности с задержанными в День Воли. Эти акции закончились очередными задержаниями.

Февральский митинг в Витебске. Фото Ольга Витебская

Февральский митинг в Витебске. Фото Ольга Витебская

За два дня, по данным правозащитного центра «Весна», в стране задержали 561 митингующего, из них – 26 журналистов и 23 правозащитника. В понедельник, 27 марта, над многими из них начались суды. Задержанных обвиняют в нарушении порядка организации или проведения массовых мероприятий и мелком хулиганстве.

гуляю

Мем из соцсетей

intex-press.by выяснил у экспертов о том, что будет дальше и почему сценарий именно таков.

Почему пошли на жесткий разгон

Политический эксперт Валерий Карбалевич считает, что к такому сценарию власть прибегла потому, что она сильно травмирована событиями последнего месяца в стране. Цель разгона – сбить волну протестов.

Было принято решение запугать общество настолько, чтобы люди на многие годы вперед отказались от протестов и уличных акций, – поясняет Валерий Карбалевич.

День Воли в Витебске. Фото Ольга Витебская

День Воли в Витебске. Фото Ольга Витебская

Такого же мнения придерживается и Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog:

25 марта власть пыталась сбить протестный потенциал перед еще более глубоким экономическим кризисом и еще большим снижением уровня жизни людей. Ведь незадолго до этого произошли важные события – 16 марта Лукашенко встречался с главой миссии МВФ по Беларуси. Требования МВФ просты: закрытие убыточных предприятий, что означает рост безработицы, и экономически обоснованные тарифы на ЖКХ, то есть их подорожание. И главный пункт – Александр Лукашенко должен дать публичные гарантии, что это будет выполнено.

В чем особенность Дня Воли-2017

Эксперты отмечают, что в отличие от прошлых лет люди смогли самоорганизоваться даже при отсутствии лидеров оппозиции, которых задержали незадолго до 25 марта.

Было много людей из регионов. При этом простых работяг, которые в свой выходной поехали в столицу выразить протест. По сути, это лукашенковский электорат, которых пустой холодильник заставил задуматься о политике, – считает Андрей Поротников.

По словам политического обозревателя Павлюка Быковского, если после Площади в 2010 году белорусы были подавлены и напуганы, сейчас такого настроения в обществе нет.

Эксперты обращают внимание также на задержания журналистов. Власти «оценили» силу СМИ. Ведь именно средства массовой информации стали трибуной и микрофоном народа.

На улицу выходят 3000 человек, а в интернете смотрят 100 тысяч людей – это аккумулятивный эффект. Именно поэтому власти решили ударить по журналистам, – говорит Валерий Карбалевич.

Какие могут быть последствия для власти

По мнению экспертов, разгон участников акции – серьезная политическая ошибка, которая ухудшит позицию властей.

Валерий Карбалевич говорит, что существующий конфликт уже не находится в плоскости «власть-оппозиция».

Это социально-экономический конфликт, из-за которого пропасть между президентом и народом может вырасти, а ненависть и недоверие к власти со стороны общества – усилятся, – поясняет он.

Поэтому сейчас власть, считают эксперты, находится в растерянности и просчитывает разные варианты дальнейших действий.

Окружение Александра Лукашенко ждет, когда президент решит, что делать дальше. Ведь никто из них не хочет брать на себя ответственность, – говорит Андрей Поротников.

Что касается отношений с Евросоюзом, то, скорее всего, западные политики постараются сохранить диалог с официальным Минском, несмотря на то, что произошло. Валерий Карбалевич отмечает, что Европа насторожилась, однако идти дальше заявлений пока не готова. Дальнейшее развитие белорусско-европейских отношений будет зависеть от того, появятся ли в нашей стране политзаключенные.

митинг

День Воли в Минске. Фото ЕРА

Будут ли новые протесты

Эксперты считают, что акции протеста в Беларуси будут продолжаться. На ближайшее время эксперты прогнозируют временный спад активности (на это, по их мнению, повлияет и начало посевных работ), но осенью протестные настроения могут вновь вернуться и даже усилиться.

Внутриполитический и экономический кризис обострится. Соответственно увеличится количество недовольных людей, готовых открыто протестовать. При этом готовность милиции бить и репрессировать, особенно в малых и средних городах, снизится, ведь силовики тоже живут среди обычных людей. Власти будут терять контроль над политической ситуацией в стране, – говорит Андрей Поротников. – Вопрос только в том, что станет детонатором и отправной точкой.


  • Ольга Витебская

    Согласна полностью

  • Екатерина Садовская

    Детонатором и отправной точкой нового протеста, считаю, станет налог на ягоды, грибы и другие дары природы. Уже по деревням ведется перепись животных и птицы. Начнут трясти бабулек за лечебные травки, которые они собирают для себя и на продажу, чтоб поддержать свой скудный бюджет, многие не смогут оплатить налог на за сено тому мизеру животных, который имеется в хозяйствах. Уже деревенские начинают возмущаться. Ищут расценки и постановление, превращающее их в рабов. Ну, а Европа своим поведением и двуличной политикой окончательно отвернет народ от лжечеловеческих ценностей, которыми так цинично торгует. Лукашенко и так сумел Европу для своего электората превратить в страшилище и монстра, а нынешняя поддержка европейцами подавления выступлений очень возмущает народ. Очень многие разочаровались в пустословии европейцев, поэтому народ еще больше настроен против лживых, двуличных европейских ценностей. Европа потеряла Беларусь и с разговоров с электоратом убеждаюсь, что большинство больше стали доверять Путину, который более открыто конфликтует с параноиком. Двуликая и непонятная позиция европейцев в этом конфликте может обернуться против их.