Как живет транссексуал в Беларуси: «Я дурак, ненормальный, психопат. Просто сходишь с ума»

Про квир-общество, стереотипы и «письмо счастья» на руках. Просим корректно высказывать свое мнение в комментариях

С героиней нашего интервью мы познакомились неслучайно: как многие белорусы, она получила «письмо счастья» из налоговой инспекции.

Мари 33 года, она живет в Минске. Раньше у нее было другое имя, работа, попытка жениться, но все изменилось, когда она перестала идти на поводу общества и бороться с собой. Мари – транссексуал, в соответствии с биологическим полом – МтФ (англ. «male to female» – из мужчины в женщину).

О гендерных стереотипах, о том, как непросто принять себя, а также почему все люди похожи вне зависимости от пола, Мари откровенно побеседовала с «Витебским курьером».

ВК: Как давно ты узнала о себе и как это произошло?

Мари: У каждого человека по-разному происходит принятие себя. Для меня это было сложно, болезненно, было много переживаний.

«Дальше больше: уже перестаешь варится внутри себя, начинаешь понимать, что и почему происходит с тобой, принимать себя такой, какой сделала природа. Больше не сопротивляешься и не изворачиваешься ради общества, морально становится легче жить. Мне кажется, просто психологически меняешься, не играешь роль «мужика» для социума. Просто живешь настоящим Я. И люди это начинают замечать»

Из публикаций в соцсетях к международному дню трансгендеров. Коллаж pressa.tv

Из публикаций в соцсетях к международному дню трансгендеров.
Коллаж pressa.tv

О том, что где-то есть такие, как я, узнала только последние 4 года, и все благодаря интернету. Это для молодежи все просто и понятно, а в мое время о таком можно было только мечтать. Именно благодаря интернету транссексуалам морально легче жить. Могу судить из личного опыта, раньше ведь про это нигде не писали и не показывали.

«Сидишь так и думаешь: я дурак, ненормальный, психопат. Просто сходишь с ума»

Мне тогда уже стало ясно: прощай, семья. К этому времени у меня была жена. Благодаря семье мне удалось психологически повзрослеть, посмотреть на жизнь иначе. Это были большие перемены: новые люди, новые события.

ВК: Как твои перемены восприняла жена?

М: Она хотела бы со мной жить, условие одно – чтобы я была мужчиной, как это принято в обществе. Увы, моя природа не позволяет выполнить такие условия. Сейчас мы живем раздельно уже 3 года, но заявление о разводе она подала только недавно.

«Честно говорю: жена (я ее всегда так буду называть) так про меня говорила: «Ты очень хорошо ко мне относился, не бил, не унижал, берег. Меня удивляет, что на протяжении этого времени твои чувства и отношения ко мне не изменились». Мы с ней были вместе 7 лет»

Кадр из фильма "Девушка из Дании"

Кадр из фильма “Девушка из Дании”

ВК: А что было дальше, какие шаги ты предприняла?

М: В Минске есть соответствующие врачи, к ним я и обратилась: к психологу, сексологу. Это все было бесплатно. Но я скажу, что психолог мало мне чем помог, и я это со временем бросила. На самом деле, после поездки к врачу все усугубилось, пошло под откос.

«Таких как я 1 на 50 000, но официальная статистика врет. Они пишут так: 1 на 100 000. Это мне объяснил врач»

ВК: Тебя кто-то сейчас поддерживает или ты одна?

М: Живу с мамой, у нас хорошие отношения, и это просто исключение. Я знаю, что бывает совсем по-другому. Еще у меня есть подруги. Одна из них – обычная девушка, мать-одиночка, мы гуляем по Минску, переписываемся, но сейчас у нее много работы. Есть несколько подруг среди транссексуалов.

ВК: Как относятся к транссексуалам в Беларуси?

М: Нормально относятся, максимум – косо посмотрят. По сравнению с Россией вообще все неплохо, там неофициально курс идет на уничтожение: транссексуалам запрещают вступать в брак, могут быть проблемы с учебой в ВУЗе, нередко таких людей отслеживают, они подвергаются жестоким нападениям. У нас же легкие послабления допускаются, люди не обращают внимания.

«Российские транссексуалы более общительные, открытые. Наши же сидят по углам, молчат»

В Минске уже никого не удивить женственными парнями. На любой рынок, в торговый центр, можно смело подходить к продавцу и говорить: мне колготы, лифчик, юбку, лак для ногтей. Никто не задает лишних вопросов, могут еще посоветовать. Кстати, ФтМ (англ. «female to male» – из женщины в мужчину) почему-то проще, общество их не так болезненно воспринимает. Но их меньше МтФ в 2-3 раза в природе.

Кадр из фильма "Девушка из Дании"

Кадр из фильма “Девушка из Дании”

Транссексуалам тяжело жить больше морально. Это женщинам проще: хочу – платье, косметика, каблуки, хочу – джинсы, кеды, короткая прическа. Никто ей не скажет: «заплети косу, носи платья, ненормальная». Парням сложнее. Да, мужчина в платье и с макияжем выглядит комично, но есть ведь унисекс. Но и его общество воспринимает болезненно. Как шутят в моей среде:

«Как должен выглядеть настоящий мужчина? Пивной живот, небритый, немытый, изо рта запах пива с луком. Вот это настоящий Мужик!»

А если наденет нормальную одежду по размеру или чуть приталенную – однозначно гей.

ВК: А где бы хотелось жить?

М: Мне бы хотелось уехать в Европу. Там отношение к ЛГБТ лучше в большинстве стран. Если только не соваться в арабские и черные кварталы.

ВК: Ты говорила, что получила «письмо счастья»? Как так вышло, что ты осталась без работы?

М: Я очень долго пробыла в депрессии. Один врач неправильно назначил мне успокоительные таблетки и спустя 6 месяцев после курса мне стало хуже. Я окончательно закрылась в себе, бросила работу, семью, родных. Тупо сидела в комнате, все как в тумане. Потом поработала 2 месяца, но это быстро закончилось, в связи с болезнью. Потом была реабилитация, ограничения по работе. Год я ходила на переобучение от биржи труда, но это не помогло мне найти работу.

ВК: Почему работодатели тебе отказывали?

М: От биржи труда мы обучались на парикмахеров, нам говорили, что в государственных фирмах устроят даже без стажа. Но из моей группы, а это 30 человек, никто так и не нашел работу. Говорили разное: «Мы мужчин не берем» или «За тридцать? Свободен!», требовали стаж. Конечно, и у меня было не все идеально, но это же первый день работы, с кем не бывает? Но вообще я знаю, что по Минску необходимость в парикмахерах только растет.

Из фотопроекта Шейн Хенис (Shane Henise) о микроагрессии по отношению к трансгендерам

Из фотопроекта Шейн Хенис (Shane Henise) о микроагрессии по отношению к трансгендерам. Источник makeout.by

ВК: Сейчас ты работаешь?

М: Занималась внутренней отделкой помещений, работу подсуетила подруга. Но сейчас все гораздо хуже: отработав зиму, фирма закрылась. Причина: финансовый кризис в стране, нет заказов, и хозяин бизнес свернул.

ВК: Теперь от тебя требуют заплатить налог. Как ты относишься к декрету №3?

М: Посмотрите на жизнь, это ведь несправедливо. Это действительно рабство, государство просто вымогает деньги. Человеку жить не на что, а ему: все, что есть – отдай. Мне бесплатно оказали помощь в профсоюзе РЭП. Но, мне кажется, это ни к чему не приведет.

ВК: Какой видишь для себя идеальную работу?

М: Наверное, парикмахер, но не то, чтобы я об этом сильно задумывалась.

ВК: О чем мечтаешь, чего хотелось бы достичь в жизни?

М: Хотелось бы, конечно, обзавестись семьей, изменить внешность и таким образом избавится от мнения общества.

«Поймите, транссексуалы, также как и обычные люди, хотят любви, секса, детей, отношений»

Влюбленные Арин и Кэти из штата Оклахома (США), оба перенесли операцию по смене пола. Фото Laurentiu Garofeanu/Barcroft

Влюбленные Арин и Кэти из штата Оклахома (США), оба перенесли операцию по смене пола. Фото Laurentiu Garofeanu/Barcroft

В Беларуси операцию делают бесплатно, но будут большие медицинские расходы: лекарства, реабилитация. Для этого нужно работать. Есть операции, которые медстраховка не покрывает, например, изменение костей черепа. Это хорошо делают в Таиланде.

ВК: Что касается документов, как их меняют, это сложно?

М: Чтобы сменить документы в Беларуси надо: стать на учет по коррекции пола, пройти обследование врачей и психиатрическую экспертизу, дождаться вердикта комиссии, начать гормонотерапию, пройти социализацию и заключительную комиссию. А потом только выдача новых  документов.

ВК: А что собираешься делать сейчас?

М: Мама предлагает уехать в Россию. Но я пока не знаю. Хотя, на здравый ум, здесь ничего нет, все закрывается, урезают зарплаты.

Мы призываем наших читателей корректно высказывать свое мнение в комментариях. 

Почему биологический пол может не соответствовать гендеру и почему существует больше, чем два пола, можно прочитать на нашем сайте здесь.  Как относятся к проблеме неопределенности пола в нашей стране можно прочитать здесь.


  • Яна Терешко

    Имхо, если мужчина просто любит переодеваться в женское и красится,то зачем сразу называть себя женщиной?! Он что, от надевания юбки прошёл всю накопленную годами женскую гендерную социализацию ? И потом такие люди говорят,что они против стереотипов. Да они их поддерживают!
    И знаете, они ведь добиваются того, чтобы пользоваться женским туалетом. Сорян,но мне как-то неспокойно было б в туалете (а мы все знаем какие бывают общественные туалеты в рб) рядом с мужиком в юбке.

    • Ольга Витебская

      Извините, но вы путаете понятия “транссексуал” и “трансвестит”. Вы говорите о трансвеститах, когда человек носит одежду характерную для противоположного пола. Мы говорим о транссексуалах: людях, которые, грубо говоря, родились в другом теле. Женщина-транссексуал идентифицирует себя с женским гендером, несмотря на то, что родилась “мужчиной”, ношение женской одежды здесь вторично. Фактически, это женщина, которая просто выглядит как мужчина.

  • Людмила