«Водка, мафия и вечная зима». Как живется витебчанам во Франции

почему хочется слепить снежную бабу и кто в стране сезанна и пармезана тунеядец

Если бы Саше, когда он еще учился в обычной витебской школе, сказали, что он переедет во Францию, юноша вряд ли бы поверил. Но так сложилась жизнь, что уже пятнадцатый год он живет в городе Сен-Назере, работает в строительной компании, а в родной Витебск приезжает лишь в августе в отпуск.

Александр у одной из главных достопримечательностей Франции - Нотр-Дам-де-Пари

Александр у одной из главных достопримечательностей Франции – Нотр-Дам-де-Пари

«Моя мама вышла замуж за француза, переехала к нему, а через полгода, когда у нас в Беларуси закончился учебный год, мы с младшим братом отправились к ней, – рассказал Александр. – Конечно, было непросто, в первую очередь, из-за языкового барьера: французский язык мы с братом Антоном не знали. К тому же белорусские аттестаты и дипломы об образовании во Франции не признаются. Например, я приехал туда после первого курса станкоинструментального техникума, но меня определили в третий класс в школу. Это примерно как девятый класс в Беларуси. Помимо общеобразовательных предметов на французском языке для нас, иностранцев, были организованы уроки французского языка. Учились мы  на них вместе с арабами и выходцами из Африки. После школы во Франции можно было получить среднее специальное образование или поступить в лицей, а затем в институт. Я выбрал первый вариант, а мой брат – второй».

Саша отметил, что во Франции положительно относятся к переселенцам из Восточной Европы. Правда, разницы между Россией, Беларусью или Украиной французы не видят: все эти страны у них ассоциируются со словами «водка, мафия и вечная зима».

К слову, о зиме. Снег во Франции, в частности, в городе Сен-Назере, где и живет выходец из Витебска, – большая редкость. Даже небольшой снежный покров, который бывает тут нечасто, резко меняет жизнь французов: останавливается транспорт, не работают некоторые магазины и только ребятишки искренне радуются возможности полепить снежки.

«Знаешь, чего мне хочется? Слепить снежную бабу и прокатиться с горки на куске линолеума,  – смеется Александр. – Я уже несколько лет не видел настоящей зимы, потому как в Беларусь удается приезжать только летом. Впрочем, во Франции зимой довольно холодно, в первую очередь, из-за близости моря. И французских «-5» ощущаются хуже, чем белорусских «-25». Я скучаю по Беларуси, Витебску, друзьям. Потому каждый год и езжу на отдых не в горы или в тур по Европе, а возвращаюсь в город на Двине. Брат мой более «офранцуженный»: на родину наведывается редко. Но тут уж каждому свое».

Море - это, конечно, здорово, но зимой из-за него очень холодно. Фото предоставлено Александром

Море – это, конечно, здорово, но зимой из-за него очень холодно. Фото предоставлено Александром

Еще несколько лет назад Александр получил вид на жительство, но гражданство оформлять пока не спешит: нет особой необходимости, хотя в его случае это было бы вполне реально. У мамы гражданство Франции, а «воссоединение с семьей» французы приветствуют.

Саша рассказывает, что белорусам, которые переезжают жить во Францию, устроиться на работу реально, но при условии, если знаешь французский язык. Также нужно быть готовым к тому, что наши дипломы о высшем образовании там не признаются, потому придется или переучиваться или работать, скажем, в сфере обслуживания. Например, Сашиной маме с дипломом медсестры и солидным опытом работы, пришлось во Франции учиться заново, чтобы иметь возможность работать по профессии.

«Ко Франции просто нужно привыкнуть. Здесь другой менталитет, другие традиции. Лично меня первое время очень раздражала их привычка не разуваться, когда входишь в дом. В общении с французами тоже не так просто. В лицо тебе улыбаются, вы вроде дружите, все хорошо, а потом вдруг – бац! – и твой новый друг куда-то исчезает и не дает о себе знать несколько месяцев. Поэтому чаще я общаюсь с выходцами из бывших республик СССР, в том числе и из Беларуси. И на французском языке разговариваю на работе или по мере необходимости, а дома или в среде друзей общаюсь на русском».

"Главное украшение" пляжа в Сен-Бревене. Фото предоставлено Александром

“Главное украшение” пляжа в Сен-Бревене. Фото предоставлено Александром

Уже шесть лет Саша работает на французской строительной фирме. Зарабатывает белорус по местным меркам не очень много – около 1200 евро. Впрочем, как признается молодой человек, на жизнь хватает.

Самая большая статья расходов – жилье: им с братом выделили арендную трехкомнатную квартиру, за которую в месяц нужно платить 500 евро. Кстати, в такой квартире можно жить хоть всю жизнь: ее никто не заберет, если платить вовремя, а зимой, даже если коммунальные оплачивать не будешь, выселить все равно не смогут – закон не позволяет выгнать человека на мороз. Правда, весной уже это правило не действует.

На продукты много денег не уходит, потому удается откладывать на поездку в Беларусь. Путешествовал Саша и по Франции, побывал в некоторых европейских странах. А самое большое впечатление на него произвел не Париж, где сейчас очень много беженцев и все очень дорого, а город Бордо с уникальной средневековой культурой,  а также Нотр-Дам-де-Пари.

Зима на улицах Сен-Назера. Фото предоставлено Александром

Зима на улицах Сен-Назера. Фото предоставлено Александром

Про «декрет о тунеядстве», который начал действовать в Беларуси, Александр узнал и очень удивился. Во Франции все наоборот: пособие по безработице здесь гарантировано каждому. Причем, его размер исчисляется исходя из стажа работы. Есть во Франции и люди, которые специально работают некоторое время, затем становятся безработными, получают пособие, живут на него, даже немного путешествуют, затем вновь устраиваются на работу.

«Многие стремятся получить во Франции статус беженца, ведь им платят пособие около 800 евро, выдают продукты и помогают получить социальное жилье. Встречаются среди беженцев и белорусы, причем, в последнее время все чаще. Главное: доказать, что ты беженец, что тебя преследуют в Беларуси, например, за участие в демонстрациях. Такие случаи были».

Выходцев из бывших советских республик во Франции, по словам Александра, немало. Поэтому и по телевизору транслируют русские каналы, и кое-какие русские газеты можно купить, и даже зайти в «Русский магазин», где продают пряники, сушки, пельмени и другие «русские» продукты. Правда, немецкого производства.

«Вот и представь: видишь на прилавке пельмени в картонной пачке, на которой написано «Русские» и нарисована ложка, такие и в Витебске есть, но вот только сделаны они в Германии, – рассказал Александр.  – Довольно вкусные, кстати, пельмени, но стоят 5 евро за килограмм».

По словам выходца из Витебска, жить во Франции можно. По крайней мере, ты абсолютно уверен в завтрашнем дне, что, если, например, потеряешь работу, то государство будет платить тебе пособие и поможет с жильем. Но при этом все равно молодой человек не исключает, что когда-нибудь вернется в Беларусь:

«Вот заработаю миллион евро и приеду. Жди меня, Витебск»,  – смеется Саша.

5 комментариев

  1. Замечательная статья. И это та Франция, где так всё плохо. Всё, меняю «благополучную» , занимающую «лидирующее» место в Европе в IT-технологиях Беларусь, на экономически «отсталую» Францию, где на зарплату можно купить аж 480 пачек, самых дорогих «Русских» пельменей. Да-да, вот такая простая математика. Посчитайте, а сколько пачек (в пачке пельменей «Русские», 0,5кг.), можете купить вы, на свой щедрый гонорар.

    • Виктор, спасибо за комментарий! Повеселили))) Жаль только, что это веселье с оттенком грусти.

  2. Страна рабов, страна господ и вы мундиры лукавские и ты им преданный народ. .. Ничего, здесь не изменится,- налог на безработицу придумали и смешные льготы отменили.. Вымрут и иностранцы заселят эти земли..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *