Завершился суд над Анной Шарейко

Почти все обвиняемые освобождены в зале суда, а «Ганна» ждет с нетерпением своего директора

шарейко

Фото Дмитрий Брушко

Сегодня, в пятницу 10 июня, завершился суд над сенатором и директором птицефабрики «Ганна» Анной Шарейко и другими фигурантами громкого дела.

Напомним, в августе 2014 года на внеочередной сессии Совета Республики пятого созыва Анна Шарейко была лишена неприкосновенности. Директора «Ганны» обвиняли в том, что она давала подчиненным заведомо незаконные указания. Якобы по распоряжению директора конкурсная комиссия по завышенным ценам закупала корма и кормовые добавки у иностранной фирмы. Тем самым витебской птицефабрике был нанесен ущерб на 4 миллиарда рублей. По данным оперативников, Анна Шарейко в результате своей незаконной деятельности за короткий срок смогла нажиться и получить личную выгоду. Своё 55-летие 15 января Анна Шарейко встретила в следственном изоляторе. Адвокат просила заменить меру пресечения своей подзащитной. Но судья не удовлетворил ходатайство как адвоката Анны Шарейко, так и адвокатов всех других фигурантов содержащихся под стражей.

В ходе судебного заседания ни Анна Шарейко, ни ее коллеги, кроме Владимира Лиоренцевича, ни партнеры по бизнесу не признали своей вины. Фактически доводы обвинения рассыпались и строились только на оценках экспертов и показаниях Владимира Лиоренцевича, который отказался давать показания в суде и просил зачитать показания, данные в ходе следствия. В частности, специалист по внешнеэкономическим связям заявлял, что имел смутное представление о том, как выбирается победитель конкурсов на поставку премиксов, тендерные документы не видел, имел дело только с ценой, рассчитывая ее с учетом всех платежей и транспортных расходов.

20 мая Прокуратура отказалось от части обвинений. Так, в своем выступлении на суде гособвинитель Анатолий Метельский отказался от пункта обвинений о причинении ущерба более 6 миллиардов рублей, а также от того, что преступление было совершено в составе преступной группы. Однако прокурор считал, что деяния обвиняемых нанесли вред государственным и общественным интересам и потребовал наказания, о чем мы писали ранее.

tut.by сообщает, что сегодня судья Владимир Давыдов вынес приговор: Анна Шарейко приговорена к 2,5 годам лишения свободы со штрафом 150 базовых. Директор ЗАО «Даймас» Вальдемарас Норкус получил 2 года лишения свободы и штраф в 150 базовых величин.

Все обвиняемые, сотрудники птицефабрики, освобождены в зале суда с учетом отбытого наказания и амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. Под стражей остается Вальдемарас Норкус, срок которого истечет через месяц, 10 июля.

В соответствии со ст. 12 Закона об амнистии судимость с Шарейко и Семченковой снята.

Конечно, я надеялась на оправдательный приговор. Но нас отпустили, и я очень рада,- взволнованно рассказывает Анна Шарейко.

Ольга Лойко, журналист tut.by пишет, что директор Витебской бройлерной птицефабрики, сенатор Анна Шарейко после освобождения в зале суда, оказавшись в объятиях родственников расплакалась.

Некоторые сотрудники «Ганны», вышедшие на свободу, говорили, что работать на государство теперь не готовы. Анна Шарейко же оптимизма не теряет и полна сил:

Я жила этой работой всю жизнь и живу этим каждый день до сих пор. И каждый день считаю, думаю, решаю — все это время я работала

Коллектив фабрики ждет с нетерпением своего руководителя. На многих заседаниях суда присутствовали люди с «Ганны» и поддерживали Анну. tut.by комментирует:

Всех, кто следил за процессом, удивил коллектив фабрики: ни тени злорадства к руководителю, который оказался в сложной ситуации. На многих заседаниях присутствовали коллеги, помятые и невыспавшиеся после ночного витебского поезда, ночи на вокзале («а брились в туалете, там же, на вокзале», вспоминают мужчины), раннего выезда из Витебска целой колонной легковушек. Они аплодировали, плакали, передавали приветы под одергивания конвоя, а потом убегали на вечерний поезд, не досидев до конца судебного заседания. Сегодня сдержанные рыдания при озвучивании сроков перешли в бурные аплодисменты при словах «от отбывания наказания освободить».

  • Витебчанка

    Точно, от тюрьмы и от сумы не зарекайся…