Спасала ли коллективизация от голода?

Или имел ли право Сталин сказать: «Жить стало лучше, жить стало веселее»?

BC2_7540

Фотокопия документа, вызвавшего  активное обсуждение на нашем сайте

Искренне порадовался за недавнюю публикацию коллеги. Такие материалы позволяют увидеть прошлое с позиций сегодняшнего дня и объективно оценить неумолимый ход истории. Не случайно публикация вызвала отклики читателей.

Не менее искренне хочу выразить и своё несогласие выводами из оценки фактов. Обидно, что, перелопатив массу документов, автор не заметил слона исследуемого им явления. И не понял сущности мероприятий, проведенных в СССР 80 лет назад.

В чём ошибка исследователя?

Начнем с того, что голод для России был не в диковинку. Правда, по высочайшему повелению он официально назывался недородом. Утверждать, что «голод начала 30-х еще долго тянулся длинным шлейфом в памяти людей» значит упрощать проблему восприятия населением острой, десятилетиями не разрешаемой беды. Почему автор подвёл читателей к выводу о том, что голод был только при «большевиках», которых и считают виновниками этого бедствия? Трудно поверить в то, что автор не знаком с острыми публикациями, например, писателя Льва Толстого на тему голода.

Может, он не слышал, что император Николай II резко урезал права земств по борьбе с голодом, а в 1911 и 1912 годах полностью запретил участие земств, Красного Креста и благотворительных организаций в оказании помощи голодающим? Николаем II был издан указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». Не от хорошей жизни царь занялся пропагандой такой крайней меры самолично.

В начале ХХ века в России голодными были: 1901-1902, 1905-1908 и 1911 ― 1912 годы.
В 1901 ― 1902 голодали 49 губерний.
В 1905 ― 1908. голодало от 19 до 29 губерний.
В 1911 ― 1912 за 2 года голод охватил 60 губерний.
На грани смерти тогда находилось 30 млн. человек.  По различным оценкам в 1901-1912 гг. от голода и его последствий погибло около 8 млн. человек.

Царское правительство боролось с голодом рыночными методами. «Голодная ссуда» составляла 1 пуд муки в месяц на взрослого и 1/2 пуда муки на ребенка. Из получателей «голодной ссуды» были исключены:
― взрослые в возрасте от 18 до 55 лет (мол, нечего тунеядцев подкармливать);
― бесхозяйные крестьяне (то есть 3,5 млн. семей);
― вдовы и сироты, их должно было кормить сельское общество «из излишков помощи».
Таким образом, самые беззащитные слои при царе были обречены на голодную смерть. Откуда у голодающего села «излишки»? Более того, полученную «голодную ссуду» впоследствии приходилось возвращать. В 1911 с голодающей Самарской губернии взыскали свыше 20 млн. руб. недоимок за «голодные ссуды» предыдущих лет. Скольких людей в 1911-1912 гг. убили «голодные ссуды», полученные в 1901,1902,1905, 1906, 1907, 1908 годах?

Искусственно ограничивая исследуемый период лишь 30-ми годами, автор забывает, что люди, жившие в условиях нормированного снабжения в СССР, в массе своей тогда состояли из тех, кто хорошо помнил, как спекулянты наживались на голоде. Им не надо было объяснять и причину, по которой молодая советская власть потерпела поражение, не сумев обеспечить снабжение продовольствием после отмены карточной системы в 1921 году. То есть в начале НЭПа, когда коллективизацией и не пахло. Плановая экономика тогда делала лишь первые шаги. Бал во времена НЭП правила рыночная стихия… И что в итоге? А в итоге нэпманы, изрядно разбогатев на спекуляции в первую очередь хлебом, привели в конце 20-х годов к возрождению карточной системы. Частник, таким образом, не сумел накормить страну за период в две пятилетки. А виновника автор назначил в лице будущей коллективизации.  Все мы немножко пропагандисты, но не до такой же степени!

Но главное в ином: втридорого переплачивая спекулянту за хлеб в 30-е годы,  жители СССР в массе своей приветствовал карточную систему.

Впрочем, автор сам предоставил доказательство преимущества тогдашней системы нормированного выделения продуктов — нам фото заборной книжки туриста-одиночки. Этот документ давал право на получение продуктов вне очереди. Сравните сами с нормой царского времени!

Заборная книжка туриста позволяла питаться в кредит. Фото: fotki-yandex.ru

Заборная книжка туриста позволяла питаться в кредит. Фото: fotki-yandex.ru

Когда за дело ликвидации перекосов в снабжении продовольствием взялись, вооружившись социалистическими методами, дело двинулось семимильными шагами.

Почему Сталин в 1928 году поехал в Сибирь?

Давайте спокойно разберемся, чем была вызвана та знаменитая поездка. По времени она совпадала с грядущим очередным циклом солнечной активности или, если быть точнее и ближе к предмету нашего исследования, к ожиданию особо голодных, засушливых лет. Для того чтобы ощутить атмосферу того времени, обратимся к архивам газет.

Воскресенье, 15 января 1928 года: «На Украине арестовано свыше 200 спекулянтов, срывающих план заготовок хлеба».

Кризис хлебозаготовк возник не по вине большевиков, он достался им в наследство от царской России, да и в самой царской России он созревал лет пятьдесят, не меньше, если не больше. Просто к нему никто не решался подступиться. Мужики голодали. Помещики и кулаки, скупая хлеб и дармовую рабочую силу, вывозили хлеб за рубеж, пропивая валюту в Париже. Недород им был на руку. Богатого мужика со своей лошадью и сохой работать на чужой земле не заставишь.

Маршрут поездки Сталина был проложен по богатым хлебным регионам: Новосибирск, Барнаул, Рубцовск, Омск, Красноярск и снова Омск. И первое, что сделал Сталин, —  выгнал из своего вагона делегацию Семипалатинска, отрапортовавшую Генсеку о самостоятельном повышении закупочных цен на хлеб. Я беру на себя смелость утверждать, что это — вынужденное решение. Стране и власти приходилось выбирать между спасением от голода и личным благополучием спекулянтов хлебом. Выбраны были интересы большинства. Было приказано распространить действие статьи уголовного кодекса 1926 года, а точнее правоприменительной практики на сельских богатеев. Для этого потребовалось… лишь исполнять действующий в то время закон.

В письме Политбюро ЦК ВКП (б) от 13 февраля 1928 года речь шла о возможности применения бездействующей три года 107 статьи УК РСФСР к тем, кто имеет две и более тысячи пудов товарного хлеба. В тогдашнем измерении это было немало. Ждать милости от обладателей такого богатсва не приходилось.

Давайте почитаем текст той статьи о спекуляции:

За злостное повышение цен на товары путем скупки, сокрытия или невыпуска таковых на рынок – лишение свободы на срок до 1 года с конфискацией всего или части имущества или без таковой. Те же действия, при установлении наличия сговора, торговцев – лишение свободы на срок до 3 лет с конфискацией всего имущества.

Говоря современным языком, такие карательные меры можно назвать лишь с  большой натяжкой.

Первым, настоящим шагом, призванным ускорить коллективизацию, совершенно не замеченным автором, в мае 1932 года явилась легализация колхозных рынков. Именно на этой базарной площади решился успех борьбы со спекулянтом-перекупщиком в пользу колхозника. И на ней решалась судьба кулака! Сама по себе высылка кулаков из деревни проблемы не решала. Его место быстро занял бы сосед.

Теперь о пользе внимательного прочтения документов

Автор убеждает нас: «С 1 января 1935 г. были отменены карточки на печеный хлеб, муку и крупу…, хотя при этом произошло значительное повышение розничных цен на хлебные продукты«. А на самом деле, как свидетельствует документ, который автор держал  в руках и который я призываю читать внимательно, кроме, собственно, отмены карточек на хлеб, говорит и о осуществлении других важных мер:

Во-первых, введены единые государственные розничные цены на хлеб и крупу по всей территории СССР.

Во-вторых, в предвидении повышения цен предварительно повысили заработную плату рабочих и служащих, стипендии студентов и пенсии пенсионеров на 1935 год на 4 миллиарда 200 миллионов рублей.

В-третьих, идя навстречу  миллионным массам крестьян, государство повысило цены на сельскохозяйственное сырье и зерновые культуры. Колхозник тем самым приобрел новое качество, он вышел в город в  статусе покупателя.

В-четвертых, была расширена розничная торговая сеть по продаже хлеба к 1 февраля 1935 года на 10300 лавок и палаток, в  том числе в БССР на 300 единиц.

В-пятых, увеличены производственные мощности хлебозаводов и хлебопекарен. На территории БССР это дало прибавку 130 тонн хлеба в сутки.

В-шестых, государство компенсировало повышение цен на «бензин». Тогда его роль выполнял овёс. Дополнительные расходы были возмещены возчикам-колхозникам и единоличникам.

Таким образом, исследователь увидел лишь отмену карточной системы на хлеб. Но самое важное — «подводная» часть документа, датированная 7 декабря 1934 года.

Вот таков краткий перечень предпосылок снижения розничных  цен на хлеб. Не коммерческих, как безосновательно пишет исследователь этого факта. В этом легко удостовериться, просмотрев прилагаемое фото экземпляра районной газеты.

BC2_7541

Для Минска единая розничная государственная цена на картошку документом, не замеченным нашим исследователем, была установлена в 25 коп. за килограмм.

Чтобы окончательно убедить читателя в значении коллективизации и последовавшего вслед за ней выхода колхозника на рынок с крупной партией овощей в торговой палатке и ларьке колхоза, приведу еще один пример.

Стоит ли напоминать о роли картофеля в спасении миллионов человеческих жизней от голода? При всей важности хлеба, во времена голода картошка была вне конкуренции.

Чтобы представить масштаб цен того времени, напомню, что должностной оклад заведующей заводской лаборатории минского завода молочной кислоты в 1935 году составлял, согласно архивным документам, около 200  рублей. Кроме того, ей выплачивалась компенсация за удорожание хлеба в размере 40 рублей. Итого, труд этого работника в течение месяца приравнивался примерно к тонне  картофеля.

IMG_1274

Выйдя из здания Минского областного архива специально сфотографировал мини-рынок, где картофель продаётся по цене 4000 рублей за килограмм

Для сравнения: Стоимость подписки на  районную  газету в 1935 году составляла на месяц 45 копеек. Или примерно два килограмма картофеля.

IMG_1284

На днях  я оформил подписку на газету  «Наша Толочинщина» по цене, эквивалентной  стоимости полпуда картофеля

С учётом всего приведённого я считаю, что сравнительно благополучно преодолев грозящий  голод, СССР имел все основания облегчённо вздохнуть. Это хорошо видно на примере социально-экономического развития Толочинского района. В  начале 1936 года 216 касс общественной взаимопощи колхозов имели в наличии без малого 30 тонн зерна и более 12 000 рублей денежных средств. От расформированых комитетов крестьянской взаимопощи, как это видно из маленькой заметки, в 1935 году они, как правопреемники, получили 1745 центнеров зерна. По нормам царской России, предусматривающим для выживания крестьянина наличие хлеба из расчета 19 пудов на год, кассы общественной взаимопощи могли в трудный год поддержать десятки тысяч человек.

BC2_7637

Как показывает обсуждение этой публикации, автор настаивает на том, что «гарантии от голода коллективизация не дала». Интересно было бы увидеть в этой связи конкретный пример и факты.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА