На ремонт дома не хватает, велосипед купить не за что, вода грязная дом холодный. Как не живут, а выживают в Сенненском районе

летом пастух, зимой — кочегар, ночью — вахтер, днем — печник. Если есть возможность, — на заработки в Россию

У Сергея сезонная работа. Летом он пастух, зимой — кочегар. Ночью он вахтер, днем — печник. Если есть возможность, Сергей увольняется с работы и едет на заработки в Россию. Там он каменщик. Сколько работает и что с этого имеет, мужчина рассказал «Радыё Свабода».

«Мы стали вахтерами второго разряда и зарплата упала на 100 рублей»

Сергею 45. Он живет в деревне Моссоры Сенненского района Витебской области. До Минска — 250 километров, до российской границы — 90. Это один из беднейших регионов Беларуси.

Моссоры — ближайшая деревня к знаменитым Мошканам, где когда-то учился лидер Советской Беларуси Петр Машеров и куда Сергей приехал 11 лет назад в поисках работы.

Фото svaboda.org

Сейчас мужчина работает вахтером в совхозе имени Машерова. Ночь через ночь он сторожит зерно в хранилище, которое стоит на окраине Моссоров. С октября и до весны подрабатывает кочегаром на местном долгострое — новый животноводческий комплекс строят в деревне уже шесть лет.

В сентябре Сергей отработал 16 дней. За 218 часов ему насчитали 473 рубля.

Со всеми вычислениями я получу на руки 299 рублей, — Сергей показывает расчетный листок. — Раньше за надлежащие 168 часов мы получали 450 рублей. Директору сказали, что это слишком много. Нам снизили разряд. Мы стали вахтерами второго разряда, зарплата упала на 100 рублей. Теперь получаем не более 370 рублей.

Фото svaboda.org

«Коммунальные услуги нужно оплачивать до 25-го, и никого не волнует, что у тебя денег нет»

Дом Сергея стоит на окраине Моссоров. Он живет вместе с женой Натальей. После тяжелой болезни женщина преждевременно вышла на пенсию. Из услуг ЖКХ в сельском доме оплачивают электричество, вывоз мусора и воду.

Света в среднем нагорает 150-160 киловатт — до 30 рублей, — объясняет Наталья. — Все лампочки у нас энергосберегающие. Даже в сарае. Ранее мусор фактически весь сжигали. Сейчас стала больше выносить, чтобы было за что платить.

Наибольшее возмущение у хозяев вызывает плата за воду. В Моссорах нет ни одного колодца. Почва здесь глинистая, до воды не один десяток метров. Воду берут из общей колонки, подведенной к башне на соседней ферме.

Во-первых, вода грязная, — Наталья приносит из кухни чашку воды желтого цвета. — Каждый день ведро моешь от ржавчины. Когда Сергей работал на животноводческом комплексе, воду для приготовления пищи возил оттуда. Там вода чистая, так как стоит станция обезжелезивания.

Фото svaboda.org

Ежемесячно хозяевам начисляют по три куба — это около пяти рублей.

Мы вдвоем столько не используем, — говорит Наталья. — Раз в неделю натопили баню, помылись, постирали белье. На день нам ведра воды хватает. На хозяйственные нужды берем дождевую, из бочки.

Зимой колонка замерзает — пропускает клапан.

С чайником бегаем, чтобы ее отогреть, — горько улыбается Сергей.

Газовый баллон стоит 16 рублей. Его хватает на два месяца. В сезон заготовок — на полтора.

Газ привозят только по понедельникам, — жалуется Сергей. — У нас газ в этот день трижды заканчивался, приходилось целую неделю ждать.

Фото svaboda.org

Зарплату в совхозе каждый раз задерживают.

За сентябрь я получу либо 31 октября, либо в первых числах ноября. А коммунальные услуги нужно оплачивать до 25-го. И никого не волнует, что у тебя денег нет.

«На год нам нужно 10 кубов дров»

Площадь дома Сергея — 62 квадратных метра. Единственная жилая комната отапливается печью, которую Сергей сложил сам.

На год нам нужно около 10 кубов дров, — подсчитывает Сергей. — Одна машина стоит 170 рублей. А нам нужно две. Дрова привозят в чурках. Я их сам порублю и сложу.

Фото svaboda.org

Сколько не пали, в доме не бывает достаточно тепло. Старый дом стоит на болоте, пол гниет, от него все время идет холод. Несколько лет назад в доме треснул фундамент. А денег на ремонт у Сергея нет.

Фактически дом стоит на четырех камнях. Надо его поднимать, заливать новый фундамент. А где взять средства? Мешок цемента стоит 6 рублей. А мне нужно около 50 — это 300 рублей. 10 тонн щебня привезти — еще 600. Плюс песок, арматура и работа. Одному долго возиться. Минимум тысяча нужна только на фундамент, — Сергей подсчитывает расходы и говорит, что в ближайшее время ремонтом не займется.

«Мы даже договор подписывали, что зарплату будем продуктами получать»

На 25 сотках вокруг дома — сад, огород, теплица. В хозяйстве осталось 30 кур, 4 гуся и две собаки.

Свиней здесь держать нельзя — Моссоры входят в пятикилометровую буферную зону вокруг Мошканского свинокомплекса. После присоединению его к витебскому хлебокомбинату работники совхоза приобретают свинину по полной цене. И хотя овощи свои, большая часть заработка идет на мясо, хлеб и молоко. Еда самая простая. Масло — только на завтрак. Для Сергея — маргарин. Белый хлеб на столе бывает не всегда.

Частично зарплату Сергей получает продуктами. Не считая налогов, с сентябрьского заработка удержали более ста рублей на молочные изделия и мясо.

Мы даже договор подписывали, что зарплату будем частично получать продуктами. Можно до 30% от зарплаты. Кроме сигарет и водки.

В сигаретах себе Сергей отказать не может. Пачка «Премьера» стоит 1 рубль 14 копеек.

На день нужна пачка сигарет минимум. Сегодня во время смены зуб начал болеть. Глушил боль — с вечера до утра 17 сигарет выкурил. Надо лечить, но в Мошканах только рвут. Да и лечить не на что.

Кредит на дом отработал за три месяца в России

Дом и семью на официальную зарплату невозможно содержать. Если есть возможность поехать в Россию, Сергей увольняется с работы.

Я за место не держусь. Мне 20 лет до пенсии. Я теперь есть хочу. В России я могу два месяца поработать каменщиком, получить 100-150 тысяч, а после дома год ничего не делать. Так мы дом смогли себе купить. Взяли кредит на 15 прежних миллионов. Я съездил в Россию, за три месяца его отработал, и еще осталось.

Тем не менее работа с камнем сказывается на здоровье. У Сергея сильно болит спина. Надо ехать в Витебск делать снимок позвоночника. Нынешний строительный сезон в России Сергей пропустил. Зарабатывал на родине.

Я пас коров в поле. Меня попросили, так как пастухов не было. Обычно пасли цыгане. Им платят по тысяче рублей каждому. И они работают с мая до конца сезона. В июне я отработал 408 часов. На руки получил 550 рублей. Повысчитывали все, что можно — налоги, обеды, двое суток не добавили. А обещали полторы тысячи заплатить.

Фото svaboda.org

«Печь обложил, 50 рублей получил — заплатил за лекарства»

Ночной график в охране оставляет возможность для подработки днем. В окрестностях Сергея знают как печника. Строить печи его научил отец. Мошканы отчасти газифицированные, Старые Мошканы и окрестные деревни — на дровах. Там услуги печника еще востребованы.

Сейчас сезон идет, заказов немного есть. Но много ли на этом заработаешь? — продолжает Сергей. — Кирпич я кладу за рубль. Если их более 600, соответственно должен взять 650 рублей за печь. Но для наших зарплат это дорого. Максимум 500 беру. Если хозяин помогает, еще сто сбрасываю. В бане печку обложил, 50 рублей получил — заплатил за лекарства. Вот такой дополнительный заработок.

Фото svaboda.org

«Здесь дом, родственники в Задорожье, рыбалка»

В Моссорах все близко. На работу — две минуты пешком. В Мошканский магазин и фельдшерско-акушерский пункт — 10 минут на велосипеде. В селе это основной транспорт. Велосипеду Сергея 16 лет. Родного в нем — переднее колесо и рама.

Фото svaboda.org

Остальные детали менял не один раз, — собеседник помнит все расходы. — Задняя звездочка стоит три рубля, цепь — 12, заднее колесо с втулками — 65. Два катафота и зеркало — 6 рублей. Раз в три года летят щитки от соли. Дороги чистят плохо, дорожек для велосипедистов нет. Гаишники останавливают. Едешь без зеркала, без звонка, без катафота — штраф дают. Жилет не надел — снова базовую выписывают.

Жить трудно, но уезжать Сергей не собирается.

Здесь дом, родственники в Задорожье, рыбалка. Это моя отдушина. После смены поехал, два часа посидел, удовольствие получил — и все, я спокоен.

Фото svaboda.org

Как в Шумилинском районе не живут, а выживают. «Кому мы нужны тут?»

Как в доме без печки, газа и электричества в Витебске живет 44-летний Юрий. Жизнь, похожая на безнадежный ад.

РЕКЛАМА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *