Про одно фото 1943 года. «Мама не могла говорить о войне без слез…»

про то, что если борешься, то победа будет всегда на твоей стороне

Эту историю с теплотой и любовью рассказала нам преподаватель ВГМУ Ильницкая Татьяна Савельевна. Со старенькой фотографии 1943 года смотрит симпатичная молодая женщина, а на руках у нее девчушка. Обе улыбаются, как будто нет рядом войны и нет горя вокруг…

Фото 1943 года предоставлено Ильницкой Т.С.

Вот какую историю вспомнила Татьяна Савельевна про своих родителей:

На этой чудом уцелевшей фотографии военного времени моя мама Александра Денисовна и старшая сестра, родившаяся в январе 1941 года. Всю войну мама заслоняла собой маленькую Галю и сумела уберечь, пробираясь под непрерывными бомбежками от западной границы к престарелому отцу в деревню под Витебском, вскоре тоже занятую гитлеровцами. Сумела уберечь и потом, в фашистской неволе, куда их угнали с односельчанами в начале 1944 года.

Мама вспоминала, как однажды оккупанты пытались разлучить ее с маленькой дочкой:

Я слышала от людей, что детей забирали от матерей и увозили куда-то, где брали у них кровь для раненых немецких солдат и офицеров. Однажды и к нам в дом ввалился верзила с автоматом. Я так и обмерла, а испуганная Галя бросилась ко мне и крепко-накрепко обхватила за шею. Я тоже обвила ее руками что было сил, про себя решив: если убьет, пусть обеих.

Тот фашист долго швырял маму с ребенком от стенки до стенки, пытаясь разнять их, но так и не смог. Зло выругавшись, пнул женщину кованым сапогом и ушел.

Мама не могла говорить о войне без слез. О том, как голодали, ели траву, пекли лепешки из картофельных очисток, о том, как их выбирали немецкие господа на невольничьем рынке под Гданьском, оценивая будто рабочий скот. Дети и немощные старики им не нужны были, они шли только в дополнение к молодым и здоровым арбайтерам.

Немало пришлось маме повоевать за свою кровиночку, которой определили место в хлеву, тогда как работящую, чистоплотную и симпатичную Александру бауэр, его жена и их взрослая дочь определили в прислуги. За отказ подчиниться пригрозили лагерем. И тогда мама, казалось бы, воплощенная смиренность и кротость, восстала:

Мой ребенок будет со мной, здесь или в лагере!

И победила. Правда, вместо прислуги стала работать в поле с остальными невольниками, а ночевать им с Галей пришлось в коровнике, где для восточных рабов немецкие хозяева соорудили нары.

Не пережил оккупации и мой дед, отец мамы. А младшего ее брата Ваню, совсем еще подростка, немцы забрали в обоз. Домой он не вернулся. Горькой вдовой с ребенком на руках осталась и сестра мамы Ольга, не дождавшаяся любимого мужа с фронта. Кстати, и она, и еще одна сестра, Анна, также были угнаны в Германию.

Не дай вам Бог когда-нибудь узнать, что такое война, — часто повторяла моя мама, вспоминая погибших или побывавших в фашистской неволе родных и односельчан.

Отца Татьяны Савельевны, Бутьянов Савелий Васильевич, авиатехник по вооружению, в июне 1942 года был представлен к награждению орденом «Красная звезда». Как говорилось в его наградном листе, работая техником по вооружению эскадрильи, всегда держал вооружение в полной боевой готовности. 30-летний Савелий Васильевич под огнем вражеских бомбардировщиков  максимально устранял неисправности, не покидая аэродром и несмотря на сильные штурмовки самолетами противника. Молодой мужчина был ранен, по выздоровлении снова вернулся в свою часть, где, согласно документу, хорошо руководил оружейниками в момент пребывания части на фронте. Бутьянов обеспечил бесперебойную работу вооружения в период пребывания эскадрильи на фронтах. За это время эскадрилья сделала 694 боевых вылета. Савелий Васильевич первым в полку произвел подвеску бомб на самолет ЛАГГ-3 для боевого задания. Кроме того, капитан подготовил 6 специалистов по вооружению.

Самый шикарный и драгоценный орден Великой Отечественной войны.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА