Что говорят о семье в Новополоцке, где педофил насиловал девочек. «Когда узнала, три недели плакала, не могла в себя прийти»

матери потерпевших детей были сиротами и считают себя невиновными

Три года минчанин насиловал маленьких девочек из Новополоцка, снимал все на видео и продавал ролики на порносайтах. А еще приглашал иностранцев провести время с детьми. По сообщению МВД, мамы детей не просто знали о насилии, но помогали преступнику и получали за это деньги. В какой семье росли дети? И знали ли друзья и родные о том, что происходит? Об этом пишет tut.by.

Марина и Светлана — сводные сестры (в интересах потерпевших детей имена их родителей изменены). Старшей Марине — 34 года, младшей Светлане — 25. На их страницах в соцсетях много фотографий с детьми, они были подписаны на группы для заботливых мам.

Матери потерпевших детей были сиротами

Света училась со мной в одной школе, — рассказывает жительница деревни в Витебской области. — Она сирота. Отец ее вроде в тюрьме часто сидел, мать умерла. Она жила с бабушкой и дедушкой. Они очень хорошие люди были, любили ее. Но они тоже умерли.

После школы Света, по словам односельчан, училась в ПТУ на швею и в родную деревню за последние годы приезжала всего несколько раз.

Дочку она с собой не брала, — вспоминает собеседница. — Насчет выпивки так скажу: алкоголичкой Света не была. Ну на праздники выпьет — и все. При мне она никогда не напивалась.

Знакомые говорят, алименты на ребенка отец не платил и живет где-то в России. Он тоже сирота.

Мы вместе учились, — говорит ее знакомая. — Знаю, что она вела аморальный образ жизни — и сожители менялись, и выпить любила, и детей бросала на кого попало. На работе она нигде особо не задерживалась. Вот поэтому у нее и забирали детей. Тогда она уже устраивалась куда-то. Квартира у нее была социальная, от государства. Они с сестрой там и жили.

У Марины две дочери, потерпевшей по делу проходит младшая.

Сожители не подозревали, чем занимаются сестры

Задержали сестер в июле 2018-го. Их сожители, по словам родных, даже не подозревали, что у них под боком такое происходит.

Сын встречался со Светой около года, — вспоминает мать сожителя, сам он проходит свидетелем по делу. — Люди мне говорили: «Сын твой попал в ерунду с этой девкой». Но что сказать? С виду хорошая была девочка. Ну с ребенком, так теперь много таких! Света дочку любила, малышка чистая, одетая была, вещей у нее было много. По ребенку ничего не было заметно. Они ко мне все вместе приезжали, я девочку как свою родную внучку любила. И мыла я ее — ничего не замечала. А летом жара, она в трусиках и маечке бегала — ни синяков, ничего. Она же маленькая такая, как такое вообще могло произойти, не понимаю! Когда узнала, три недели плакала, не могла в себя прийти. Да если бы я раньше знала, не знаю, что бы сделала с той мамой.

По словам женщины, ее сын тоже ни о чем не догадывался:

В июле приходит домой с вещами. Я подумала, они поругались. А он говорит: «Был обыск, задержали Свету». Я думала, ну, может, за наркотики взяли — деньги были нужны или что. Но про вот это (сексуальное насилие. — Прим. ред.) — никогда! Я просила сына: «Скажи правду!». А он: «Да ты что, мама! Да если бы я знал, разве бы я терпел?» Его же следователи вызывали, допросили и отпустили. Слава Богу, что не забрали.

Собеседница обращает внимание, что у Светы всегда были деньги, хотя работу она часто меняла, в последнее время была уборщицей.

Откуда она брала деньги, я не знаю. А еще бывало, что она дочку отдавала сестре на несколько дней. Говорила, на отдых.

Света за время нахождения под стражей прислала всего одно письмо.

Что она пишет? «Не жди, устраивай свою жизнь. Посадят меня, наверное, надолго. Но я невиновна», — рассказывает собеседница. — Про дочку в письме она ничего не спрашивала.

Потерпевших девочек сразу забрали в приют, их матери пишут, что невиновны

Потерпевших девочек сразу после задержания их мам поместили в приют. Светлана написала родственникам с просьбой, чтобы они забрали к себе ее ребенка.

Нам она написала, что ни в чем не виновна, — рассказалродственник. — По поводу этой истории, что якобы Света давала дочь в Минск в гости к этому мужчине (обвиняемому в педофилии. — Прим. TUT.BY). И там происходили все дела. Узнали мы от ее двоюродной сестры. Были в таком шоке, вы даже себе не представляете! Считай, под боком все произошло. Мы ничего не знали, ничего не замечали.

Мужчина говорит, что вместе с супругой навещал малышку в приюте.

Состояние у нее вроде нормальное было. Когда нас видела, радовалась. Ну детдом есть детдом.

Сейчас ребенок живет у родственников Светланы.

Фото: Reuters

Фото: Reuters

Из наших общих знакомых вообще никто не знал, даже представить такое трудно, — говорит подруга. — Про мужчину этого (обвиняемого в педофилии. — Прим. TUT.BY) ничего не знаю, Марина только говорила, что это ее старый хороший друг. Слышала, он подарки всякие покупал и сильно был привязан к детям. Света отдавала Марине свою дочку, потому что работала. А Марина часто отвозила детей тому мужчине, типа в гости. Парень Марины вспоминал, что малая потом плакала, не хотела никуда ехать, но это списывали просто на детские капризы. По девочкам ничего нельзя было сказать. Я и одну, и вторую знала — веселые, общительные малышки.

Собеседница слышала, что знакомые критикуют «аморальный» образ жизни Марины — и выпивала, и мужчин часто меняла, и детей оставляла. Но, говорит, последний год Марина постоянно жила с парнем, никто ничего плохого о ней не рассказывал.

Сестры работали в последнее время. Старшая — в школе (обслуживающий персонал) — это ее от Центра занятости отправили, чтобы детей не забрали. Я даже не сразу узнала, что у нее двое детей на самом деле было, но старшая девочка не пострадала. Эта новость для нас была настоящим шоком. Знаю, что Марина в письмах пишет, что невиновна. Хотя раньше говорили, что на первых допросах она признала вину.

Официальный представитель Следственного комитета Юлия Гончарова сообщила TUT.BY, что расследование по делу продолжается. В ведомстве пока воздерживаются от комментариев.