Тайны «парижской» мельницы под Поставами. «Она бы и до сих пор работала, если бы моторы не украли»

печальная история достопримечательности-невидимки, рассказанная ее наследником

Беларусь не только страна красивых озер и дикой природы, но и страна достопримечательностей-невидимок. Отношение к ним простое: есть — ну и ладно, местные все привыкли. Так, все знают белорусский Париж за его необычное название, но не все знают, что рядом есть деревня Козловщина (Поставский район), где находится старинная мельница. Построенная еще «при пане». Она пережила Советский союз, а теперь просто стоит без дела. Между тем, это одна из самых хорошо сохранившихся мельниц в Витебской области.

Старинная мельница в деревне Козловщина в отличном состоянии. Фото Анастасии Вереск

Вид на мельницу. Фото Анастасии Вереск

Местные жители о достопримечательности отзываются с теплотой, но без подробностей: ну, была мельница, а теперь она больше не работает.

Наталья (43 года), местная жительница:

«Для меня мельница — это, конечно, ценность. Колхоз наш обанкротился в этом году, мельницу тоже продают. Был разговор про реставрацию, ее даже хотели купить. Она бы и до сих пор работала, если бы моторы не украли»

Сейчас старинная мельница выставлена на продажу, но, как рассказал нам местный житель, еще в прошлом году ей изредка пользовались, а потом — отключили электричество:

«Малолі, а плаціць ніхто не плаціў, так яны і абрэзалі!»

Фото Анастасии Вереск

Какая судьба ждет достопримечательность дальше — в деревне никто не знает. Жители Козловщины припоминают, что еще около года назад мельницу хотели купить и сделать в ней то ли «кафе при дороге», то ли еще что-то. Кто-то вздыхает: если бы тут что-то сделали, была бы и работа для людей.

В Козловщине живет около 100 человек. Фото Анастасии Вереск

Ольга (50 лет), местная жительница:

«Хацелась бы, як мы тут гадуем скаціну, штоб і мельніца была: паехаў, смалоў гэтага зерна. А цяпер ні мельніцы, нічога. Яна ужо лет пяць не работает: калхоза нашага нет ужо, так і мельніцу закрылі. У нас якісьці пан тут жыў, можа яна ягоная была?»

Пан в Козловщине уже давно не живет, но зато нам удалось найти его наследника. Леониду 44 года, он занимается пчеловодством, содержит агроусадьбу в Поставском районе. А про историю семейной достопримечательности знает по рассказам бабушки.

«Мой прадед, Владимир Курачонок, был совладельцем этой мельницы. До 1939 года, еще при Польше, здесь жили два пана, у них были земли именно в районе Козловщины. Так что, в принципе, я наследник. Проезжая по тем землям, вспоминаю рассказы бабушки о том, как они строили там дома»

Мельница в Козловщине. Фото Анастасии Вереск

Местные жители припоминают, что в Козловщине была панская усадьба, но ее разрушили и построили на том месте школу. В имении были подвалы, даже бассейны, где отдыхал пан. Теперь от старины здесь остались только ворота.

От панского имения сохранились только ворота. Фото Анастасии Вереск

Здание бывшей школы построено на месте панского дома. Фото Анастасии Вереск

Теперь и от школы остались только руины. Фото Анастасии Вереск

В школьном дворе. Фото Анастасии Вереск

Леонид, наследник мельницы, рассказал нам, что в имении жил второй совладелец мельницы, компаньон Владимира Курачонка.

«А прадед мой жил на хуторе в Замошье. Бабушка рассказывала, что когда ее родители стоили себе дом, они вырезали часть своего леса, выкорчевали пни и вот на этом участке уже построили дом и хозяйство. Хотя сами имели около 40 гектаров земель и леса. Я спросил у бабушки, почему нужны были такие траты, неужели нельзя было на свободной земле построить дом? А бабушка мне ответила, что тогда земля была на вес золота, и никто на плодородной почве не мог себе позволить такую роскошь: построить дом. Вот так ценился тот клочок земли, на котором человек был собственником»

В Козловщине сохранилась часовня-усыпальница Друцких-Любецких, владельцев местного имения. Фото Анастасии Вереск

На земле предков, там где жил дедушка, у Леонида даже оформлен свой участок, в планах на ближайшие несколько лет — открыть музей пчеловодства. Раньше от деревни Лопачёнки, где жил дед Леонида, шла прямая дорога до Козловщины, а теперь там уже все заросло. Когда пришла советская власть, прадеда вместе с сыном отправили «на выселки», а все хозяйство забрали в колхоз.

«К сожалению, вернулся только дедушка. Потом он прошел всю войну, дошел до Берлина, Рейхстаг брал»

Историй о том, как строили мельницу в Козловщине, Леонид не знает. Зато он рассказал нам, каким был ее механизм.

«Закрывались шлюзы, и река направлялась прямо под мельницу, лопастями крутились жернова. Получалась такая конструкция, что вода должна была стоять под мельницей»

Мельницу построили в 1859 году. Фото Анастасии Вереск

Механизм. Фото Анастасии Вереск

Вид изнутри. Фото Анастасии Вереск

Река возле мельницы. Фото Анастасии Вереск

Позже колхоз переделал мельницу под электричество. Служила старинная постройка исправно.

Людмила (74 года), местная жительница:

«Мельница была харошая! Там жа такі камень, такое ўсё! Малолі і людзі, і калхоз. Сразу пасля вайны бедныя піталіся з гэтай мельницы пылам. Хто багацейшыя там малолі, тыя пыл сметалі, а бедныя ім карміліся. Я і сама ела. Мельніца вальцавала муку, крупы рабіла. Яна была вадзяная, а патом зрабілі пад свет. Харошая была мельница, цяпер калхоза нет, так усё там абрублена. Тут жа быў самы багаты калхоз, первае места у Пастаўским раёне па красаце — наша Казлоўшчына! А цяпер палі лесам зарастаюць»

Каменные жернова подпирают порог. Фото Анастасии Вереск

Вид на реку. Фото Анастасии Вереск

Леонид рассказал нам, что хотел бы стать новым владельцем мельницы, даже были планы купить ее, но потом жизнь изменилась.

«Хотел оборудовать ее, как часть поместья, исторический объект. В планах это есть: внести ее в туристическую карту Постав, но это все не раньше, чем через год. Я обращался в райисполком, но не с официально, просто спрашивал. К идее моей отнеслись безинициативно. Может быть, у них там другие планы. А чтобы обратиться официально, нужно ведь что-то уже обещать, показывать план реконструкции. Пока эмоционально и психологически нет сил заниматься этим»

Мельница сбоку. Фото Анастасии Вереск

Хочется верить, что у Леонида получится стать владельцем достопримечательности и сохранить ее, как память, и для других людей. Ведь у мельницы в Козловщине нет статуса историко-культурной ценности. Получается, что ее можно приравнять к любой хозяйственной постройке и точно так же, при желании, просто снести?  А сколько таких мельниц уже обветшало, было разобрано местными жителями или просто разрушилось само по себе? Вот вам живой пример того, как погибла уникальная мельница возле Витебска. Некоторым постройкам, как вот этой мельнице из Глубокского района, повезло больше. Но если мы не научимся защищать и ценить такие маленькие «неизвестные» достопримечательности, то эта живая память просто исчезнет, и через пару лет и показывать, и рассказывать нам уже будет нечего.