Продать почку, чтобы спасти ребенка. «Со мной разговаривали так, будто я последняя алкоголичка»

Саша Май

Специалист по охране детства усугубила состояние ребенка своим поведением. Ее уволили, но затем устроили… завучем школы

«Люди, прошу у вас помощи! Нет, не материальной… Я прошу, может, кто подскажет, где можно продать почку!»

Это сообщение в социальной сети написала Елена Куколь, которая воспитывает сына-инвалида. Многие СМИ и пользователи соцсетей распространили эту новость, но далеко не все разобрались, что вынудило обычную белорусскую женщину из агрогородка Ивьевского района Гродненской области просить о помощи таким образом.

Елена Куколь. Фото со страницы женщины в соцсети

Елена Куколь. Фото со страницы женщины в соцсети

Мы связались с Еленой, и вот что нам удалось узнать.

У женщины трое детей: старший сын живет отдельно, у него своя семья, три месяца назад родился ребенок. Младшая дочка учится в колледже и к маме приезжает только на каникулы. На руках у Елена 25-летний сын-инвалид Руслан.

Вследствие родовой травмы развитие юноши остановилось на уровне 7-летнего ребенка, он не разговаривает, носит памперсы, надолго не может оставаться один и боится скопления людей в замкнутом пространстве. Например, когда Елене нужно ехать с ним на прием к врачу, они не могут зайти переполненный автобус, а ждут, пока подъедет транспорт, где пассажиров будет поменьше.

Елена вспоминает, что ее беременность протекала нормально, но в роддоме начались стремительные роды, когда медперсонала рядом не было. Женщина не может сейчас никого обвинять, так как у нее нет доказательств, но не исключает, что имела место ошибка или халатность врача, в результате чего младенец получил черепно-мозговую травму. Долгое время мама с малышом лечились в медицинских учреждениях. В три года Руслан начал ходить, и это был самый большой прогресс.

Как это нередко бывает, муж Елены не смог справиться с трудностями воспитания ребенка-инвалида, начал выпивать, и женщина приняла решение с ним расстаться. Оставшись одна с тремя детьми, некоторое время она еще работала трактористом, но затем была вынуждена оставить работу и ухаживать за ребенком-инвалидом.

Пока детям не исполнилось 18 лет, бывший муж выплачивал небольшие алименты, если, конечно, работал, а не уходил в запой. Но в целом женщина могла рассчитывать только на себя. Например, сегодня она с сыном-инвалидом живет на его пенсию по инвалидности и пособие по уходу за ним, которое платят ей, как матери. В общей сложности в месяц это получается чуть менее 400 рублей. А с этой суммы еще нужно дочке, учащейся колледжа, помогать и дрова на зиму покупать.

«Если мы с Русланом можем одеться в секонд-хенде, то дочке хочется модную красивую одежду, – рассказала Елена. – И ее понять можно, девушка все-таки. Да, деликатесов у нас нет, но что-то поесть есть всегда. Очень помогает огород. Сажу 20 соток картошки. Конечно, одной тяжело. При посадке и окучивании помогают соседи, а за это я им неделю копаю картошку на их участках. Так и выкручиваемся. На работу устроиться не могу: Руслан может побыть один не больше часа. Возможно, можно было подрабатывать уборщицей и брать сына с собой, но таких вакансий у нас нет».

По словам Елены, все эти годы у власти к ней вопросов не было. Регулярно проверять жилищные условия приезжала инспектор из района, которая отвечает за инвалидов, привозила с собой электрика, печника. Если и находили какие-то небольшие недостатки, например, с проводкой, то женщина их оперативно устраняла. Конечно, не хватало средств и мужских рук, но что могла, то и делала.

Проблемы у Елены начались этим летом, когда она по просьбе мастера из колледжа, в котором учится ее дочь, решила взять на лето ее подружку, мать которой лишена родительских прав, чтобы девушка не сидела все лето в общежитии колледжа. Девочка часто гостила у Елены, женщина неоднократно помогала ей. До этого девочку на летние каникулы брала мастер, а в этом году не смогла.

Елена Куколь. Фото со страницы женщины в соцсети

Елена Куколь. Фото со страницы женщины в соцсети

Тогда к Елене с проверкой из района приехал главный специалист по охране прав детства Оксана Лежневич еще с тремя людьми, один из которых был электрик.

«Если они изначально хотели мне отказать, пусть бы просто отказали, – переживает Елена. – Я же хотела как лучше для этой девочки, тем более мастер попросила. Вместо этого навлекала на себя беды. Первый электрик сказал, что в деревнях разрешено, чтобы проводка шла по обоям, так специалист привезла второго, который сказал, что это запрещено. Во второй свой приезд они ввалились в дом вдесятером, не предупредив, не спросив разрешения. Начали везде рыскать, обыскивать холодильник. Потом все вышли, а эта Лежневич осталась. Она разговаривала со мной так, будто я последняя алкоголичка, хотя я не пью, и это все знают».

Елена рассказывает, что специалист по охране детства обвинила ее, что у них в холодильнике нет мяса. Но все дело в том, что Руслан мясо не ест, только вареную колбасу. И рацион всей семьи уже много лет подстроен под него: покупать и колбасу, и ту же курицу, нет возможности. Потому приобретается колбаса.

По словам Елены, Руслан и вовсе кушает далеко не все. Только пару лет назад сын-инвалид согласился употреблять сметану, из салатов согласен только на винегрет, из супов – в основном только на борщ. Боится юноша и оранжевого цвета, потому скормить ему хотя бы пару долек апельсина или мандарина, очень проблематично.

«Я одна рощу сына уже много лет, ухаживаю за ним, знаю, от чего у него бывают запоры, от чего нет, что он согласится скушать, а что нет, – делится Елена. – Конечно, я лучше знаю, чем кормить своего ребенка, но специалист посчитала по-другому. Прицепилась она и к полу, и к проводке, угрожала, что сына отправят в специнтернат, если я не сделаю ремонт. А за что его сделать? Да и пусть посмотрят по сторонам: в деревне многие живут в таких домах, а некоторые еще и хуже. Работы нет, денег у людей нет, какие ремонты? Многие держат по 3-4 коровы, чтобы выжить. У меня завести хозяйство нет возможности: минимум раз в год мы ложимся в больницу с сыном».

После ухода комиссии, большого скопления людей и, увидев слезы матери, на которую ругалась чужая тетя, у Руслана началась истерика.

Как рассказала Елена, до этого у ее сына-инвалида подобные истерики случались всего пару раз в жизни, и то не были такими сильными, как в этот раз. Руслан кричал, плакал, обрывал обои, бросал вещи. Женщина была вынуждена обратиться к психиатру, но тут был в отпуске. Сначала медицинскую помощь сыну никто не мог отказать, и только когда специалист вышел с отпуска, выписал Руслану психотропы, и, наконец, инвалиду стало легче. Лечение длилось два месяца.

Елена Куколь. Фото со страницы женщины в соцсети

Елена Куколь. Фото со страницы женщины в соцсети

«Эта Лежневич знала, что у моего ребенка может быть такая реакция, но повела себя именно так, – рассказала Елена. – У нас ведь в стране как: если человек старается из последних сил, то его нужно задавить, чтобы не рыпался. Вот кому этот специалист сделал лучше? Мне или моему сыну, что мы лечились два месяца у психиатра? Девочке-сироте, которая лето провела в общежитии колледжа? Или себе? По имеющейся у меня информации, когда это дело получило огласку, Лежневич получила выговор, ее лишили премии и не продлили контракт. Впрочем, без работы она не осталась: устроилась завучем в школу».

После всего произошедшего, когда Елена не знала, что делать, где взять деньги на замену пола и проводки, женщина от отчаяния и написала пост в соцсетях, чтобы ей подсказали, где можно продать почку.

«Я была готова на все, – признается Елена. – И не видела другого выхода, чтобы от меня отстали и не забирали сына. Я не пью, на здоровье не жалуюсь, поэтому почка должна быть здоровой. Была готова продать орган, только чтобы сына не поместили в интернат: там за ним никто не будет ухаживать так, как мама, и долго в спецучреждении он не проживет. На органы власти я рассчитывать не могу. К ним одна просьба: не можете помочь, так хоть не мешайте».

После того, как СМИ подняли шум вокруг этой ситуации, к Елене приехали заместитель председателя райисполкома и председатель сельсовета, принесли извинения за сотрудницу отдела по охране детства. Они то и сказали, что Лежневич там больше не работает. Сама виноватая в ситуации у Елены так и не появилась: она якобы перенервничала и находилась на лечении в Минске в больнице, где работает ее дочь.

Кроме того, райсобес выделил Елена Куколь 150 рублей на ремонт проводки. Бюджет минимальный, потому провода просто спрятали в короба. Но, благодаря поднятому в социальных сетях и СМИ шуму, и этого оказалось достаточно, чтобы проверки прекратились.

«Надеюсь, что эта ситуация осталась в прошлом, – подытоживает Елена. – И больше таких проверок у меня не будет. Только вот кто мне и моему сыну вернет потраченные нервы и здоровье?».

А как мы помогали женщине, которая осталась одна с четырьмя детьми на руках, смотрите здесь и здесь.


  • oleg voronov

    Сволочная страна под “социальный Сасут”.
    Сам бывший афганец-офицер, с сыном -инвалидом (ДЦП, Эдгар, 27 лет).
    Был безработный 2 года (до пенсии не дослужил), сидел на подачках от собеса, знаю, что ЭТО такое в этой стране. Когда был молодой-нужен, для использования, как пушечное мясо, сегодня в этой стране нафиг никому никто не нужен, если ты не платишь налоги: старики, инвалиды и т.д. Проклятая страна…..

    • Саша Май

      К сожалению, ситуация, в которую попала Елена, и та, которая случилась с Вами, Олег, не редкость. Когда и помощи ждать неоткуда…

  • Оля

    Многие понимают, что это проклятая страна, лишь после того как отпашут на нее, а потом ничего не получат. Но их голос, уже никто не услышит, а режим набирает новых лохов на заклание и этим живет вечно…

  • Global changes

    Зараз шмат такіх жанчын-паразітак, якія размахіваюць дзіцём і цягнуць жаль і грошы з усіх. Нічога яна не прадасць. Так на публіку ліцадзейства. 🙂 З мэтай што зараз прыбягуць і будуць шкадаваць яе “нязграблую”. А там, глядзі і грошай и другія бонусы.

    • Саша Май

      Адкуль у Вас столькі злобы на “жанчын, якія размахваюць дзіцём”? Зразумела, што кожная маці хоча для свайго дзіцяці толькі лепшага. Але ў дадзенай сітуацыі справа не ў гэтым. Калі Вы ўважліва чыталі тэкст, то заўважылі, што гераіня НІЧОГА не патрабуе: ні грошаў, ні дапамогі, Яна проста просіць не чапаць яе і сына-інваліда, як тое і было на працягу 20 гадоў.

    • Ольга Витебская

      Интересно, под ником скрывается мужчина или женщина? Или кто-то из “обиженных” органов опеки?Хотелось бы пожелать так “лицедейничать” с 25-летним инвалидом на руках

  • Людскія справы збіраюць грошы для Алены. Дапамажыце і вы https://www.talaka.org/projects/2201/overview http://belsat.eu/news/pradats-nyrku-kab-vyzhyts-dlya-geraini-syuzhetu-na-belsatse-zbirayuts-groshy/

  • Людскія справы

    Людскія справы пачалі збор сродкаў для Алены, маці інваліда, якая трапіла у складаную жыццёвую сітуацыю.
    25 лет яна гадавала трох дзяцей, адна без мужа.
    А зараз, калі, падавалася б, дзеці дарослыя, да Алены з праверкамі сталі прыходзіць органы апекі ды пагражаць штрафамі ды адабраннем сына інваліда, пра якога жанчына клапаціцца большую частку свайго жыцця.
    Дапамажыце, калі ласка, жанчыне https://www.talaka.org/projects/2201/overview