«Мама так кричала, что потеряла голос». День, когда под Витебском началась война

генералы тоже плачут

76 лет… Достаточно ли этого срока, чтобы стереть воспоминания, забыть слезы, горечь и потери? Прошло немало времени с того дня, как 22 июля 1941 года на рассвете фашистская Германия, нарушив договор о ненападении, начала войну против Советского Союза. Но и сегодня те, кто остался жив, незаметно утирают слезы от страшных воспоминаний. Зинаиде Егоровне Краско сейчас 92 года, а войну она увидела  глазами 16-летней школьницы.

Зинаида Егоровна

В свои 92 года Зинаида Егоровна ведет активный образ жизни. Фото из семейного архива героини

Встретить смерть в первый раз

В далеком 41-м девушка только закончила школу с отличием. В деревне Промыслы, что в Бешенковичском районе Витебской области ждали теплого лета.

«Мы не знали и слова такого — война. Вышли на улицу, а там самолеты летят, низко-низко. Никакого страха, бежали по двору и смотрели в небо, нам, детям, было интересно».

Позже, рассказывает Зинаида Егоровна, в деревню пришли немцы. Их было много, по дороге двигалась целая мотоциклетная колонна.

«Наш папа вместе с соседом строили укрытие рядом с домом, через дорогу, Дети, не понимая, что происходит, помогали, как могли. У наших соседей была маленькая дочка — Сонечка. Ей было около 2 лет, и она уже бойко называла всех по именам. Когда проезжала немецкая колонна, Соня перебегала дорогу. Водитель не успел остановиться, и малышка попала под его колеса. Она еще дышала, когда немцы пытались ее спасти, даже уколы какие-то делали, но сердечко Сони остановилось».

Это была первая встреча со смертью, поделилась Зинаида Егоровна, и, как оказалось, не последняя.

«Мы видели только слезы»

Война забрала у женщины родную сестру Веру и брата Васю.

«Мы хоронили самых родных с разницей в неделю. Сначала погиб брат, его застрелили, а позже на заминированном поле взорвалась Верочка. Сестра умела немного гадать на картах и после смерти Васи, раскинув колоду, тихо шепнула маме: «Еще один гроб у нас будет». Только не увидела, что это ей оставалось жить всего несколько дней».

Вера, вспоминает Зинаида Егоровна, ценой своей жизни спасла всю деревню. В тот день партизаны заминировали поле, по которому должны были ехать немцы, девушка прошла по бомбам раньше.

«Если бы взорвались немцы, никого бы в деревне не пожалели. Так сжигали много поселков. Верочки нет, но наши Промыслы отстояли всю войну».

Два года рабства

В  1944 году Зинаида Егоровна попала в немецкий трудовой лагерь Равенсбрюк. Всю молодежь ее возраста собрали в районном центре и, погрузив в машины, увезли на северо-восток Германии.

«Никто не знал, вернемся мы или нет. Мама умоляла меня оставить, так кричала, что потеряла голос, который после войны не восстановился. Отец говорил, чтобы при любой возможности бежала, но было страшно это делать. Мы все ехали, как мыши. Когда уезжала, мама дала мне подушечку с собой. Пока ехали в Германию, дети просили по очереди полежать на ней. Подушечка была кусочком дома».

Через два года Зинаиде Егоровне удалось вернуться в родную деревню. Она вышла замуж и воспитала четверых детей. Сейчас, в свои 92 года, женщина продолжает вести активный образ жизни. Говорит, что обязательно делает зарядку по утрам и много читает, и это помогает не отставать от современного ритма жизни. За решительный характер в семье ее называют генералом. Но генералы тоже плачут… Воспоминания о войне никому не даются легко.

А о том, как Витебск праздновал День Победы в этом году мы писали здесь и как в память об ушедших 9 мая была организована акция «Бессмертный полк» — здесь.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА