В Бобруйске рабочий повесился, когда увидел свой расчетник

Реакция чиновника: «Что это за сенсация? Ну повесился человек, так сколько по стране за год вешается?»

Сегодня «Бобруйский курьер» сообщил, что вечером 27 сентября на заводе тракторных деталей и агрегатов прямо в подвале предприятия повесился 38-летний слесарь, Дмитрий Алексеев.

Что послужило причиной такому ужасному поступку? Мужчина получил расчетный лист, в котором увидел, что не предприятие должно ему выплатить деньги, а он остался должен заводу. После отпуска у работника ТДиА было мало рабочих смен, и вся зарплата ушла  на алименты детям от первого брака. Новая семья Дмитрия вынуждена была оплачивать кредиты. Известие об увольнении окончательно надломило рабочего.

завод

ОАО «Бобруйский завод тракторных деталей и агрегатов». Фото Александра ЧУГУЕВА

За несколько минут до того, как спуститься в подвал цеха и накинуть петлю на шею, Дмитрий по телефону сообщил о своем намерении жене. Вот что она рассказала в интервью tut.by :

Мы выплачивали кредиты плюс алименты на детей мужа от первого брака. Накануне он получил расчетный листок, по которому вышло, что он еще и должен остался. До этого муж был месяц в отпуске, потом вышел на работу — смен было мало. В итоге и зарплаты нет.

В начале шестого я возвращалась с работы на автобусе, Дима позвонил и сказал, что хочет поговорить. Его голос уже не был таким уверенным, как раньше. Я доехала домой и набрала его. Выяснилось, что мужа собираются увольнять. Почему? Я не знаю.

завод

Прощание. Фото Александра ЧУГУЕВА

Наталья Алексеева прожила с Дмитрием в браке 3,5 года. Говорит, он был человеком спокойным и уравновешенным. Но рабочего так шокировало известие об увольнении, что он сжег расчетный листок.

Дмитрий позвонил жене в 19.38, попрощался и сообщил, что его следует искать в заводском подвале. Наталья тут же связалась с рабочими, которые спустились в подвал, но спасти Дмитрия уже не смогли — он повесился.

Этот вопиющий случай суицида прокомментировал «Нашай Ніве» Александр Шункевич, начальник отдела информационной и кадровой политики завода:

У погибшего была дочь, на которую он платил алименты. Дочь учится в ПТУ, ранее она была изъята государством из семьи. Его родная дочь — одна, всего их шесть. У второй жены было еще четверо детей, которых тоже забрали из семьи.

Все пишут: «Он был хороший, а завод плохой! Довели человека!» А никто не доводил. Пьяницу довести невозможно. А погибший трезвенником не был… Человек, который захотел повеситься, — он повесится…

Что это за сенсация? Ну повесился человек, так сколько по стране за год вешается? Если бы он дома повесился, кто-нибудь обратил бы внимание?.. А завод тут при чем? Это место, где он покончил с собой, но то же самое могло произойти по дороге на работу или еще где-то.

завод

Пятнадцатилетняя дочь Дмитрия от первого брака Илона держит семейный портрет покойного отца и его второй супруги Натальи. Фото Александра ЧУГУЕВА

Шункевич отказался говорить, сколько зарабатывал погибший:

Но он достаточно зарабатывал, чтобы после выплат у него оставались деньги на нормальную жизнь. Зарабатывал достаточно даже не по бобруйским меркам, а даже по общебелорусским.

Он был должен заводу, потому что набрал продуктов авансом в счет будущей зарплаты. И ел в столовой в счет зарплаты… 300 рублей из его зарплаты ушли на выплату алиментов. Остальное он сам потратил заранее. Заводу он остался должен 69 рублей. На столько он набрал больше, чем заработал.

Что касается угрозы увольнения, то, по словам Шункевича, увольнять Дмитрия никто не собирался.

завод

Фото Александра ЧУГУЕВА

На вопрос о том, жаль ли самому Шункевичу погибшего, чиновник парировал:

На этот вопрос я не буду отвечать.