Как я пыталась стать проституткой

или как экономический кризис повлиял на секс

Лукашенко недавно сказал, что кризис у нас в голове.

Александр Лукашенко - в друзья

Не знаю, кого он имел ввиду, но, Катя (назовем мою соседку так), наверняка послушав его выступление, уехала работать на Кипр: «сопровождать успешных мужчин на светские мероприятия». И хотя Катя, 28 лет, 75 кг, уже почти говорит по-английски, на светскую львицу она не похожа. Похоже, не сбылись пока ее мечты о работе, и занимается она чем-то более прозаическим, чем «сопровождение».

Александра Звездная - готово

Однако не будем спешить осуждать девушку, у которой сбываются другие, бытовые, мечты и которая достаточно неплохо, если верить ее словам, идет к успеху – вот-вот купит квартиру и машину и… заживет, наверное. Она решает проблему кризиса как может, и не важно, что кризис в голове. Страдают другие части тела. Чтобы выйти из кризиса, Кате достаточно иметь хорошую фантазию. Сексуальную.

А я-то тут при чем? А меня тоже достала дамоклова безработица – вроде и работаешь, а хочется больше уверенности в завтрашнем дне. И чтобы это был именно день, а не дно. А в кризисной ситуации да плюс безработица – девушки идут на отчаянные меры. Потому что таких как я даже в дворники не берут – молода, да с запросами. Книги мне подавай, права качать люблю. Язык, конечно, полезен, если им владеешь, но все больше мыслей приходит: а правильно ли я его использую? Как говаривал Ги де:

«А не попрать ли нам священные преграды?»

 

Кстати, о преградах. Как сообщило Министерство труда, уровень официальной безработицы за январь текущего года повысился в Беларуси на 10%, за год – более чем на 50%. Интересно, сколько это – было три стало шесть или было сто тысяч, а стало двести? И сколько из них женщин, не владеющих даже языком, хотя бы как я? И поэтому оказавшихся в настолько безвыходной ситуации, что выходом видят только выход на панель?

Впрочем, многонулевая цифирь меня угнетает, я все-таки девочка, люблю мороженое, цветы и мальчиков, имею сиськи и прочие выпуклости в положенных местах.

А попробую-ка я себя продать, чтобы понять, что чувствуют они, те самые, которым больше идти некуда? Стану-ка я проституткой ради эксперимента.

СЕКС КАК МОТОР ЭКОНОМИКИ

«Встречусь с одной или двумя девушками, ЛС. Симпатичный, 29 лет, спонсор», – одно из многочисленных объявлений в группах.

О! Вот оно, завуалированное слово «спонсор» – оно явно означает приглашение к платному сексу. Похоже, вот и мой клиент. И для меня, как для «безработной», платность важна в первую очередь.

Кстати, число (так сказать) коммерческих предложений заметно выросло даже за время подготовки моей статьи. Выбор велик: секс, оральный секс, эротический массаж и даже ужин на дому (с, извините за каламбур, вытекающими последствиями за определенную плату). Все это за деньги и с доплатой, если программа выходит за рамки.

Спонсоров я поделила на несколько видов. Первых я называю «Липтон». Эти готовы потратиться, как бы это проще сказать, только на чай. Например, положить тебе денег на телефон, оплатить интернет или купить тебе поесть макарон. Есть у них и еще одна специфическая особенность: никогда не будут встречаться с той девушкой, у которой нет квартиры. Снимать квартиру специально для секса для них – слишком затратно.

Второй тип – арендодатели. Эти побогаче. Если ты понравишься – готовы снимать жилье и брать на себя прочие расходы. Правда, небольшие. Кризис коснулся и их.

Третий тип – богатей. Такие на просторах интернета встречаются крайне редко. Они обязательно женаты, обязательно им за 40. Запросы выше среднего, предпочитают постоянных работниц. И так как знакомиться с красивыми девушками вживую опасно для их семейного положения, то развлечение они ищут на сайтах знакомств. Даже фото не выставляют. Нет фото – богатей или маньяк.

Им нужна особая девушка: очень юная, красивая, искренняя, но, при этом, наивная. Желательно – дура. Побуду дурой.

НЕТ ВРЕМЕНИ НА РАЗГОВОРЫ

Эксперимент в самом разгаре. От переписок трещит компьютер. А я сама себя спрашиваю, зачем я решилась это сделать? Хочу ли я того всего, что может случиться? Пришла к выводу: хочу.

Хочу понимать тех женщин, которые продают себя. Хочу понять, что они чувствуют там, в глубине, где они все же – обычные женщины.

*****

 

Рынок «труда» велик, расценки скачут. В этом бизнесе, как нигде, свободные цены. И демпинг. Для большинства из клиентов, все женщины – «мясо». Уровень почти неинтересен: филолог ты с высшим-двумя или официантка из местной «рыгаловки». Внешность почти не играет роли (что обидно для меня, ожидала тут преимущество), да и девушки в сети любят прихвастнуть прелестями, которых нет. Главный фактор – доступность.

Один из моих собеседников на сайте знакомств сказал, что проститутки сами пишут ему, стабильно одно предложение в день приходит. Гордится. Джигит. Если «нет денег», то некоторые соглашаются даже на ужин в кафе, а дальше все по накатанной схеме…

Мой очередной «клиент», назовем его Паша, показал разброс цен. Если некоторые соглашаются на ужин (точнее, «за ужин»), то мне он предложил, ни много ни мало, 100 долларов за час. Парень выглядел симпатичным, молодым, 27 лет. Зарабатывает сдачей недвижимости в аренду, а свободное время эту недвижимость использует для развлечений. Разговоры о серьезных отношениях сразу отмел:

На свидания мне ходить не интересно. Отношения не нравятся, это сложно и отнимает силы. Я хочу встречаться для секса.

Немногословен, повидал на веку. Все мои попытки поговорить о любви – отсекал на корню.

Хороший парень - не обидит

Мол, он человек конкретный. Любовь и прочие неприятности не для него. Чувства – слабость, а ему нужен только секс.

Паша - маркетинг

Нормальные девушки тоже реализуют свои инстинкты и просто так никто не трахается. Что это получается? Пришла, занялись сексом и все. За это вознаграждение полагается. На самом деле, конечно, 100 я не даю каждый раз. Для первой встречи сумма больше. Потом меньше, когда люди узнают друг друга, но бесплатно мне самому не нравится, – развивал свою маркетинговую линию мой собеседник.

– Почему не нравится?

Но парень снова отсек попытку начать душевный разговор.

– Пиши адрес, – продолжил переписку он. – Возьмешь такси, я выйду и заплачу.

Запахло жареным, дальше экспериментировать я не рискнула. Я не самбистка какая-нибудь, чтобы для журналистского разговора «по-душам» ехать в одиннадцать ночи на квартиру к неизвестному человеку, даже если он там один. А тем более, если не один…

Но разговор имел продолжение: когда я «испугалась», он предложил приехать сам. Прямо ко мне. Вот тут уж я испугалась безо всяких кавычек.

Да и кроме страха еще совесть пощупала меня своими липкими пальцами. Или это была не совесть? В общем, стало немножко противно.

*****

Осознаю – заигралась. Больше не буду. Проституток не поняла, и понять не получится. И неважно, сколько они зарабатывают. Пойду в водители автобуса или в лесорубы.

Все же, разговоры о продаже себя в качестве вынужденной меры – самоограничение своих возможностей и способностей. Кризис в Беларуси начинается с головы.