Эхо стахановской инициативы на Витебщине

Интересные факты из истории стахановского движения на Витебщине.

Термин стахановское движение прочно вошел в политический лексикон. Его истоки, роль и место в истории и ныне продолжают волновать журналистов, историков, экономистов, краеведов, публицистов…

По поводу одной публикации к юбилею трудового подвига Стаханова

В этом плане понятен интерес к дате 31 августа, когда исполнилось 80 лет трудовому подвигу Алексея Стаханова, и началу стахановского движения ударников  труда. По этому случаю во всемирной паутине появилась не мало статей, как интересных и в высшей степени полезных, так и таких, которые не выдерживают критики. Особенно обидно, что порою журналисты, как, например, Сергей Крапивин, приводят немало фактов, примеров, сравнений, перелопатят архивные документы и тут же демонстрируют полное непонимание сути стахановского движения, сведя его к ударничеству, на плечах которого выросло стахановское движение.

Некоторые из примеров  названного автора достойны того, чтобы сказать известному журналисту спасибо, но есть и немало таких заблуждений. Журфаку БГУ должно быть стыдно за своего выпускника. Судите сами.

Сопоставляя темпы ударного труда и роста заработной платы стахановцев, автор публично демонстрирует непонимание природы частной собственности и рыночных отношений и,  критикуя материальную сторону стахановского движения, остался в убеждении, что «на советском заводе, стройке не могло быть, как на частном нефтепромысле: сколько выкачал — все твое…»

Никто за язык маститого журналиста не тянул, чтобы распространить стахановское движение на нефтеотдачу глубинных пластов.

Я в детстве знал  сосну-стахановку, получившую этот титул за исключительно высокую отдачу живицы. Так назвал ее благодарный сборщик лесхимхоза. Знал яблоню-стахановку, которую деревенские мальчишки так окрестили за ежегодную высокую урожайность. Можно и нефтяную скважину назвать стахановской. Но слово не воробей, и теперь цитату Сергея Крапивина о том, что вся нефть принадлежит нефтяникам уже не вырубить из текста анекдотических заблуждений даже топором стахановцев-лесорубов…

На самом деле сказать «Все вокруг мое!» о нефти можно лишь с большим приближением. И может на это сегодня осмелиться не более сотни человек во всем мире. Миллионы людей – не собственники нефтяного бизнеса, а наемные работники, даже в роли менеджеров высшего звена. Сегодня основных собственников этого бизнеса  в  России всего несколько олигархов, а в США – два десятка крупных и на порядок больше – мелких. Но нет ни одной, где бы бизнесмен лично стоял за буровым станком или вел учет дебета скважин. Для этого и у нефтяного гиганта Exxon Mobil, и у более мелких бизнесменов от нефти, есть армия наемных работников и клерков. А еще не выкаченную нефть на месяц вперед перекупают игроки на бирже.

Может быть в тридцатые годы дела обстояли иначе?

В этой связи есть смысл сравнить, как во времена, когда в СССР гремела слава Стаханова и его последователей, обстояли дела в Румынии, «нефтянка» которой сложилась  на господстве частной собственности. Там безраздельно правили бал «Стандард ойл» и «Ройял Датч-Шелл». На их долю в 1934 году приходилось 86% добытой в Румынии неф­ти. В руках этих двух мировых трестов находились поч­ти все нефтяные месторождения. А все потому, что в  программе 1926 года в Румынии открыто провозгласили «равенство прав иностранных и румын­ских капиталистов перед лицом закона и власти», и в 1928 году иностранному капиталу в Румынии, в том числе в нефтедобычи, были открыты все пути. В итоге 28 января 1933 г. в Женеве представитель румынского правитель­ства подписал соглашение о контроле над страной… Не только добытая нефть из скважин, а и все национальное богатство перешло под контроль чиновников Лиги наций. Румынскому правительству в категорической форме предписывалось снизить на 60% заработную плату …

Подробнее о слоне, которого не заметил журналист Крапивин

Что касается нефтяной промышленности СССР, то она была едва ли не последней отраслью, где прописалось стахановское движение.

Все дело в том, что в основу работы по-новому были положены установки на перевыполнение индивидуальных норм, а так же планов  бригадных и планов на таких рабочих местах, где непосредственно была видна личная материальная заинтересованность работника. В этом основной стимул стахановского движения, и именно это и только это обеспечило ему широкую поддержку рабочих масс. К сожалению, сих фактов Сергей Крапивин и не заметил.

Немало покритиковав практику ударных темпов работы по-стахановски, журналист не пощадил и самого Алексея Стаханова, безответственно обманув своих читателей вольным толкованием биографии знаменитого шахтера. Одна фраза «Алексей Стаханов забросил шахтерский молоток и переехал в Москву» чего стоит, особенно на фоне информации Сталину «о пьяных дебошах студента Стаханова в столичных ресторанах».

Для сведения: немало поглотав угольной пыли и запивая ее после смены, конечно же, не квасом, пройдя ступеньки руководства шахтой и другие высоты карьеры, Алексей Стаханов в 1957 году вернулся в Донецкую область, работал заместителем управляющего угольным трестом, помощником главного инженера шахтоуправления. В 1970 он был награжден вторым орденом Ленина и удостоен звания Героя Социалистического Труда. Умер он на нашей с Крапивным памяти. А вот ответственность за публикацию недостоверных сведений о такой личности закон возлагает не только на журналиста и редактора, но и учредителя СМИ.

О давно известной тайне штурма норм выработки  по-стахановски

Вернемся к тайне рекордов Стаханова и его последователей. Ответим на главный вопрос: как Стаханову удалось перекрыть существовавшую норму выработки? Почему стахановцы легко били рекорды вчерашних ударников труда? И чем ударник отличается от стахановца?

В официальной «Истории  СССР» 1971 года издания в девятом томе на странице 96 тайна его рекордной выработки (более 100 тонн вместо 7 тонн по плану) описывается  так: «Решив отметить 21 годовщину МЮД высокой выработкой, Стаханов попросил дать ему двух крепельщиков с тем, чтобы самому в течение всей смены работать только отбойным молотком».  Стаханов добыл отбойным молотком за смену 102 тоны угля, перекрыв норму выработки в 14 раз и заработав 200 рублей вместо 25 — 30. Это стало возможным за счет предварительной подготовки (лесогонам поручили спуститься в шахту раньше, чтобы обеспечить лесом костерчиков, укреплявших лаву, а коногоны были вызваны для бесперебойной вывозки угля). Стаханов всю смену работал лишь отбойным молотком, двое шахтеров крепили за ним уступ, а раньше эту работу делал один человек. Позже рядом со Стахановым стоял деревенский паренек, подсвечивавший ударнику труда пласт угля. То бишь, добытое нужно делить минимум на четырех человек, но оно того стоило.

Кто они, первые стахановцы Витебщины? 

Что касается  последователей стахановского движения на Витебщине, то о них немало писали журналисты тридцатых годов. Например, в цитируемой мною «Истории  СССР» есть специальная строка, посвященная стахановке Витебской трикотажной фабрики Н.Добровольской, завоевавшей первое место во Всесоюзном социалистическом соревновании в 1936 году. Это слово из песни о стахановском движении текстильщиков Витебска не выкинешь. Да и мало нам известно о знаменитой землячке. Как впрочем и о самой фабрике, которая была основана в 1919 г. на базе артели имени 8 марта  в помещении бывшего Дворянского собрания. В 1922 году предприятие переименовали в Витебскую государственную чулочно-трикотажную фабрику. В 1928 г. фабрике присвоено имя Клары Цеткин. По  адресу ул.Пушкинская, 14, по сведениям из Витебской энциклопедии, располагались ФЗУ (Фабрично-заводское ученичество), «Чулочная», «Клуб Чулочников», столовая фабрики, а невдалеке – ясли. К 1937 году фабрика была полностью реконструирована и переведена на выпуск трикотажного полотна. Её трикотажный цех являлся самым крупным в СССР. На ней работало свыше 2 тысяч рабочих, 13 инженеров, 40 техников. После эвакуации в 1941 году в город Димитровград Ульяновской области предприятие не восстанавливалось.

У меня душа лежит к исследованию природы распространения стахановского движения в колхозах. Нас интересует технология рождения рекордов  в массовых рабочих профессиях. Самым широко распространенным рабочим местом на селе во времена первых пятилеток были там, где выращивали лен, мяли тресту льна и конопли и трепали их.

IMG_6997

Общий вид льняного поля  (стелища) Кохановского льнозавода в конце августа 2015 года после механического вытеребления соломки льна

Чтобы льняная соломка превратилась в тресту, необходимо не менее двух недель августовских рос, которые помогают бактериям в этом естественном процессе. Попробуйте руками поднять льнотресту, связать ее в снопики массой один килограмм и выставить их солдатиками на стелище в количестве 150 штук. И вы тогда поймете цену одного колхозного трудодня. Ударник свяжет таких снопиков  200 штук. Стахановец изогнет в кузнице металлические вилы, ими легко вырвет тресту из проросшей травы и даст возможность всем членам бригады связать по 300 — 350 снопиков.

В доиндустриальные времена льнотресту превращали  в волокно долгими зимними вечерами при свете лучины.  В каждом сельском доме, на каждом хуторе стояли свои допотопные примитивные устройства.  Крестьянин по своему разумению с учетом опыта дедушек и бабушек сушил тресту на печи, мял ее руками, а после того как она отходила и снова немного набирала влажность, трепал ее на примитивной доске. Эта технология преобладала на заре коллективизации…

Ровесник Стаханова, белорусский советский писатель Эдуард Самуйленок, будучи корреспондентом газеты «Красный Полоцк»,  в изданной в 1933 году повести «Охотничье счастье» прекрасно показал противоречия того непростого времени. Герой его литературного произведения старый охотник Лаврен мечтает застрелить выдру и на вырученные деньги купить радиоприемник. Но в итоге принимает решение заработать необходимых сто рублей ударной работой на трепке колхозного льна.

Откроем одно из первых свидетельств появления стахановского движения  в сельской глубинке БССР. Миниатюрная заметка в районке  «Калгаснік Талачыншчыны» свидетельствует: Прасковья Николаевна Перцова  из колхоза «Витебский пролетарий» на трепке льна установила всебелорусский рекорд, натрепав боле 56 кг льноволокна за смену работы.

BC2_7596

Прошу заметить: ей помогала дочь Алеся, что дает основание кое-кому вскрикнуть:

— Ага! Нет чистоты эксперимента. Надо отнять от рекорда 33 %!

Советская власть поступила иначе: премировала семью Перцовой за показательное трудовое воспитание детей направлением на учебу Алеси в техникум за счет государства! Как говорится: читайте и завидуйте!

О стахановке Перцовой, лучшей трепальщице Витебщины из Лиозненского района, художественного произведения нет и, наверное, уже не появится. Потому что в моде ныне рассказы о «черных воронках» и страхе перед репрессиями. Доходит до смешного.

IMG_20150903_090844

Исследованию особенностей тоталитарной экономики Татьяна Протько посвятила сотни страниц, у нее свое их видение, прямо противоположное официальной историографии советского времени. Она тоже не разобралась с сущностью стахановского движения

Татьяна Протько в бытность руководителем Белорусского Хельсинского Комитета в Беларуси в почти тысячестраничном научном издании «Становление советской тоталитарной системы в Беларуси» пришла к парадоксальному выводу, объясняя огромные цифры стахановцев в БССР (более 33 000 человек на 1 сентября 1936 года) следствием страха: стахановца, дескать, было труднее обвинить во вредительстве.

На самом деле, победа коллективного труда над психологией «своя рубашка ближе к телу» разрешалась  в колхозах отнюдь не угрозой НКВД в адрес охочих до дармового трудодня крестьян, а преодолением уравниловки и внедрением сдельщины и правильным учетом труда. Чтобы убедиться  в этом, достаточно открыть подшивки региональных газет Витебщины того времени и увидеть — термин сдельщина не сходил с их страниц в годы первых пятилеток. О сдельщине в колхозах газеты писали, противопоставляя ее кулацкой уравниловке. Ныне он исчез из лексикона газетчиков.

BC2_7179

Таким были первые номера районной газеты «Калгаснік Талачыншчыны». Центральная тема их страниц — внедрение сдельной оплаты труда, борьба с уравниловкой в оплате колхозников. Номер за август 1931 года

В тридцатые годы проблема аграрного переселения в БССР стояла весьма остро. Колхозы ощущали дефицит рабочей силы только в период  уборочной, сенокоса, обработки льна. Каждый трактор и автомобиль, поступившие в район, эту проблему лишь обостряли, порождая безработицу  и частичную занятость или отходничество. Выход был в организации вербовки на стройки пятилетки и шахты Донбасса. Этой дорогой прошел и бывший колхозник Алексей Стаханов. И это было исторически прогрессивным явлением, без которого БССР так и осталась бы аграрным придатком индустриальной Европы.

BC2_7187

Призыв газеты «Калгаснік Талачыншчыны» (№ 19, 24 сентября 1931 г.) пополнять ряды шахтеров Донбасса

Вот текст правительственного постановления, определявшего материальные стимулы для увеличения производства льна и обеспечения сырьем ударников и стахановцев легкой промышленности. Весной 1935 года его опубликовали все районные и областные газеты.

BC2_7231

Вы еще верите  в басни о том, что колхозники в СССР не получали денежного вознаграждения за свой труд? Тогда эта газета для вас!

Из текста Постановления СНК СССР следует, что каждый единоличник мог подписать контракт на плановый посев льна или конопли. Сельхозартели это делали в добровольно-принудительном порядке. Добровольный характер вытекал из возможности быстро получить беспроцентную денежную ссуду в размере 300 рублей за каждый планируемый гектар посева льна. а 80 % этих средств колхоз обязан был выплатить колхозникам в счет оплаты труда льноводов.

Чтобы подписать контракт на поставку льноволокна и, тем самым, немедленно получить аванс, а значит – и вовремя засеять гектар льна, главе единоличного хозяйства требовалось самому потерять трудовой день, на лошади отправившись в райцентр.

Для колхоза эта операция  обходилась раз в 30 дешевле дешевле, за счет того, что в путь-дорогу уезжал один бухгалтер с доверенностью. А еще государство финансировало колхозный лен авансами в два раза щедрее, чем кулака и в полтора раза, чем крестьянина-единоличника. Листаем подшивку районки дальше. Через неделю выходит совместное решение Толочинского райкома партии и райисполкома об организации соревнования и ударничества по производству льна между… десятидворками.

BC2_7246

Среди  единоличников  тоже организовано соревнование по выращиванию льна.  Газета «Наша Талачыншчына» № 36 (362) от 14 апреля 1935 г. Соревнование финансово подкрепляется выдачей аванса весною в счет сдачи льноволокна в декабре.

Обратите внимание: кроме колхозов, а их тогда было на Толочинщине более 200, во время зарождения стахановского движения существовала и такая форма самоорганизации сельчан как объединение дворов единоличников в виде десятидворок. А это еще сотни пусть и несовершенных оргструктур на пути к всеобщей коллективизации.

В чем отличие стахановца от ударника?

Вырастить ударника легко. В их ряды можно (при желании) записать всех передовиков десятидворок, бригад, звеньев… Чтобы отчитаться за рост стахановцев, надо работу организовать по-новому, то есть предварительно обеспечить каждый двор льномялкой с дубовыми вальцами, а лучше с чугунными, а еще лучше с ручным приводом через шестерни и маховик. В колхозе стахановец  –  это не просто ударник труда, а тот, кто поставил на службу первичной переработки льна силу лошади и за смену выдал не полпуда, а сразу центнер полуфабриката для передачи его на доработку трепальщицам. Требовать для него оплаты результатов труда по прежним расценкам, как это делает Сергей Крапивин, значит быть полным идеалистом и невеждой и в организации производства и бизнеса.

BC2_7257

Со страниц газет перед нами предстает убедительная картина использования преимущественно материальных стимулов  развития стахановского движения для производства льна и его качественной переработки.

Внимательно читаем передовицу газеты. В ней редактор районки убеждает в возможности обеспечить за счет льна 15 рублей на каждый трудодень колхозников, занятых на выращивании, уборке и первичной переработке льна.  Можно поиздеваться над 15 рублями оплаты трудодня колхозника. Назвать ее смешной для сельчан. Если не вспомнить, что до своего рекорда бывший колхозник, а до этого единоличник Алексей Стаханов,  в шахте, работая смену под землей отбойным молотком, зарабатывал 25-30 рублей.

«А как с качеством сырья для легкой промышленности?» – вправе поторопить нас читатель. Ведь для работы по-новому, по-стахановски, необходимо было обеспечить тысячи ударников высококачественным сырьем. Без этого рекордов на гора не выдашь.

В легкой промышленности, как определил Пленум ЦК ВКП(б) 21 — 25 декабря 1935 года, рассмотревший вопросы развития промышленности, стахановское движение требоовалось развивать в первую очередь в отраслях первичной переработки сырья —  по льнозаводам. В Беларуси маломощные льнозаводы не справлялись с этой задачей и ставка делалась на колхозы и совхозы.

Заинтересованность колхозников в выращивании качественной тресты и получении безупречного льноволокна для легкой промышлености определил Пленум ЦК ВКП (б), утвердившей партийную директиву о начислении колхозникам на трепке льна размеров оплаты труда с учетом килограмма-номеров льноволокна. Прошу обратить внимание: за несколько месяцев до появления портрета шахтера Алексея Стаханова  на страницах центральных газет уже принимались меры для ударной работы за счет качественного сырья и в других отраслях. Что есть килограмма-номер? Суть этого нововведения в сдельно-премиальной системе оплаты труда в том, что цена льна как сырья оценивалась по конечному результату с учетом его  качества. В словарный запас сельчан этот термин вошел и существует как номер тресты — показатель качества нескольких сорванных в поле типичных для участка растений льна. Перетерев его в руках, сельчанин рывком рвет стебли и по силе сопротивления, на разрыв, определяет номер тресты. Номер льноволокна ныне определяют на льнозаводах  лабораторным методом, и сегодня этот термин волнует лишь специалистов.

Вот архивный документ — свидетельство агронома Симанович о том, как на Толочинщине внедрялся опыт  стахановки Перцовой из Лиозно.

BC2_7635

Публикация  в газете «Калгасник Талачыншчыны» № 8 (496) от  18 января 1936 года агранома Симанович.

В Лиозно, по решению райкома партии, выехала аграном с группой женщин. Они составили костяк курсантов —  будущих трепальщиц, инструкторов первичной обработки льна на мяльных машинах. Учеба в Лиозно посланцев района была организована в форме практической работы в составе звеньев из 5-6 женщин, которые, освоив все смежные профессии, затем на своих рабочих местах в колхозах возглавили курсы по навыкам приемов работы и умению управляться у машин по-стахановски для всей Толочинщины.

А  вот свидетельство газеты о том, как стахановские темпы по методу Перцовой были достигнуты и превзойдены за счет рациональной организации труда и его оплаты.

BC2_7597

В публикации про методы работы  на льнотрепальной машине можно увидеть плагиат с системы научной организации труда в США

Журналист обратил внимание даже на  мелочь: подборка порции льна для мяльщицы поручается мужчинам. Оплата труда начисляется на тройку, обслуживающих льномялку. Стахановка Полякова,  получается, разъезжает по рабочим точкам в качестве методиста организации труда по-американски.

С одной поправкой. Бизнесмен, вложивший капитал в киносъемку процесса переработки льна и организовавший просмотр такого учебного фильма, заинтересован исключить лишние движения обслуживающего персонала только на своем частном предприятии. Все другие льнозаводы для него – конкуренты. С учетом этого аргумента можно посмеяться над наивными суждениями Сергея Крапивина о преимуществах частнособственнической организации нефтяного бизнеса. И признать, что в СССР в форме стахановского движения сумели в короткие сроки внедрить передовой метод организации труда поистине с американской деловитостью. В результате страна в 1937 году вышла на первое место в Европе по валовым показателям промышленного производства. СССР лишь оставалось догнать и перегнать США, но история распорядилась иначе.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА