Штаб Бабарико: Относитесь ко всему со спокойствием, не бойтесь

Виктор Бабарико
Власть

Сегодня штаб Виктора Бабарико провел традиционный стрим о юридических вопросах. Юрист штаба Максим Знак говорил о референдуме и изменениях Конституции, а также прокомментировал процесс проверки подписей в территориальных комиссиях, выдвижение в участковые избирательные комиссии и в наблюдатели.

«Это не возврат к доисторическому прошлому»

—  Про Конституцию 1994 и 1996 года. Во-первых, это одна и та же Конституция, просто в неё были внесены правки на референдумах, но с точки зрения прав человека и гражданина все фундаментальные положения идентичны. Различия в распределении полномочий между тремя ветвями власти. И речь идёт, в первую очередь, о снятии полномочий с президента и передачи другим ветвям власти. Так что это не доисторическое прошлое, у нас очень молодая Конституция, Конституция США до сих пор действует, и последняя поправка принята в 1992 году.

Что касается языкового вопроса и, шире, вопроса формулировок, которые будут выноситься на референдум, представители штаба Виктора Бабарико готовы обсуждать со всеми заинтересованными лицами, с учеными-конституционалистами. Но вопрос надо подобрать так, чтобы он был максимально комфортным и наименее проблемным с точки зрения самой формулировки и последующего голосования.

Около 15 000 заявок уже подано в инициативную группу по проведению референдума. Сейчас инициаторы ждут ответа от площадок, которые могли бы такое собрание принять. Организаторы обещают направить предложения по изменению конкретных статей Конституции президенту. Они считают, что это могло бы привести к реформированию политической системы путём инициирования референдума без необходимости сбора подписей граждан — то есть, решением президента. Но всю процедуру регистрации группы и сбора подписей инициаторы референдума собираются пройти.

«Оно, конечно, ужас, но не ужас-ужас»

—  Идут заседания районных комиссий, которые проверяют поданные подписи. Я постараюсь не давать эмоциональных оценок. Поступают новости из районных комиссий, где-то подписи приняли, где-то процент брака 0,5 %, где-то -— 15%, и подписи не принимают. Мы себя чувствуем, как в фильме, где изменения в голосовании граждан отображаются на экране. Правда, ещё никто не зарегистрирован, а уже наблюдается некоторая интрига. Мы в штабе сильно удивлены происходящим.

В некоторых районных комиссиях большое количество наших подписей принято. Но однозначно, по всем случаям, где были забракованы подписи, будут подаваться заявления, жалобы в вышестоящие комиссии, чтобы истребовать документы из районных комиссий, посмотреть на них и услышать причину, по которой они не были приняты. У штаба Бабарико есть уверенность, что с поданными подписями всё в порядке.

Комиссия не отбирает только подписи, которые кажутся подозрительными.

Максим Знак напомнил, что когда подписи подавались, штабом было сделано сканирование всех подписей, они были сшиты, положены в папки, и сделано описание, можно проверить любую подпись.

Если комиссии взяли 20% поступивших к ним подписей, и в них 15 % брака, то берутся ещё 15 %, и если в них 15 % брака, то все подписи, представленные в район, объявляются недостоверными. Это 5,25 % от всех поданных подписей, то есть примерно 15 000 подписей. Но мы уверены в том что, даже при злонамеренных действиях членов избиркомов, столько недостоверных подписей быть не может.

«Не нужно расстраиваться, что вместо одних достойных людей в комиссии попали другие достойные люди»

По итогам процедуры выдвижения в территориальные комиссии, исходя из опубликованной статистики, в очень большом количестве комиссий превалируют члены одного коллектива, как правило, “хозяина помещения”. Это интересный момент — они ведь попали на участок разными путями: кого-то выдвинула партия, кого-то коллектив, кого-то ОО, то есть все они, не сговариваясь, направили этих людей именно на этот участок. Каким образом именно эти люди попали именно на эти участки —  вопросы к теории вероятности, отметил юрист.

Потом за выдвиженцев должны были проголосовать исполком или местная администрация. Есть 18 заявок на 14 мест, реальная ситуация во Фрунзенском районе. С точки зрения комбинаторики можно по-разному посчитать, есть более 3 000 способов, как это можно сделать. Вероятность, что мы берём 14, и именно они становятся членами коллектива, —  1 к 3000. Нарушения процедуры не обнаружено, но это удивительно с точки зрения математики.

—  Ну что же, мы уверены, что в комиссии прошли достойны люди, сомнений и подозрений не существует, все подозрения легко отмести. Любая комиссия на своем участке может подтвердить, что всё законно, — отметил юрист.

«Призываем ко всему происходящему относиться со спокойствием. И не бойтесь»

Отвечая на вопрос о фальсификации выборов:

—  Если человек проголосовал, то, в случае необходимости, он может это подтвердить. Если человек не явился на выборы: во-первых, если меньше 50% явятся на выборы, то выборы будут признаны несостоявшимися. Во-вторых, фальсификация выборов —  преступление, 192 статья Уголовного кодекса. У нас — тайное голосование, свободное волеизъявление, заставлять голосовать нельзя —  это статья 9.10 Кодекса об административных правонарушениях. Если граждане об этом и других нарушениях сообщают, то есть повод для разбирательства, если нет —  то и нарушения нет. Нарушение возникает тогда, когда об этом заявлено правоохранительным органам. Поэтому не бойтесь фиксировать нарушения и не бойтесь сообщать об этом органам правопорядка, — добавил юрист.

Оцените статью
Витебский Курьер

Добавить комментарий