Владу и Олега вынуждают жить в кошмарных условиях в Тулово и рисковать здоровьем малыша

жизнь, похожая на ад

Влада и Олег вместе почти что год: молодая семья, женаты, в июле у них родился малыш. Только вот втроем им приходится теперь жить у друзей, в частном доме. Хотя, по словам Олега, это все равно в сто раз лучше, чем жить в закрепленной за женой квартире в Тулово.

Влада и Олег. Фото Анастасии Вереск

Владе 18 лет, она сирота, ее родителей лишили родительских прав, а в 9 классе девушку забрали в детский дом из того же самого жилья, куда теперь так настойчиво ей предлагают вернуться.

Я жила в этой квартире. Родители пили, вели плохой образ жизни: газ, коммунальные — все почти было отключено. В 17 лет нас распределили по колледжам, меня временно прописали в общаге, но здесь оставили. За мной закрепили это жилье, хотя не имели такого права, потому что здесь вообще проживать невозможно. Типа по 18-летию я могу спокойно жить в таких условиях. С ребенком.

Его и признали непригодным для жилья, — сразу добавил Олег.

Кухня квартиры, которая закреплена за Владой. Фото Анастасии Вереск

Жилая комната, обои в ней поклеили Влада с Олегом. Фото Анастасии Вереск

Ванная комната. Каково ухаживать в таких условиях за грудным ребенком? Фото Анастасии Вереск

Где предполагается жить, если обе комнаты заняты, при этом, похоже, не уточнили. По словам Влады, в квартире уже есть два постоянных жильца: ее отец и чужой мужчина, который сейчас находится в ЛТП. Как точно появился в их доме второй жилец она не помнит, наверное, прописал отец. По словам Влады, квартира не принадлежит сейчас никому: главным квартиросъемщиком был дедушка, а после его смерти жилье никто не переоформил. При этом долги за коммунальные услуги здесь тоже никто не хочет платить, они накапливаются, а газ уже отключили совсем.

Как-то поначалу они платили по счетам, а сейчас уже все — жильца закрыли в ЛТП на год. У папы есть сожительница, которая раньше жила здесь, теперь она устроилась на работу и переехала. Ну, так, на выходные приезжает. Ни за квартиру, ни за газ, ни за свет здесь вообще ничего не платится. Ему просто это не надо. Так сказал: я платить не буду. Все.

Комната сожителя. Фото Анастасии Вереск

Нехитрые украшения. Фото Анастасии Вереск

Но, по словам молодых людей, дело здесь даже не только в печальном состоянии самой квартиры и неспокойных жильцах, а в том, что отец Влады болен туберкулезом.

Просто реально, если я приеду сюда с ребенком грудным, то соседи вызовут опеку. 

Как забрали ее, так заберут и ребенка, — пояснил Олег.

В туалете нет бачка, рядом — просто ведро с водой. Фото Анастасии Вереск

Потолок на кухне. Фото Анастасии Вереск

По словам молодых людей, этот вопрос с жильем они подняли еще когда Влада училась в колледже. Как сирота, она стоит пятой в очереди на получение жилья. Но жить им нужно где-то уже сейчас. Семья обращалась за помощью в райисполком, Витебский облисполком и в социальные службы.

В райисполкоме сказали: платите задолженность, делите через суд, делайте ремонт, восстанавливайте все и живите. За ней закреплено — она обязана здесь жить. Хотя ремонт тут невозможно делать. В социальные службы обращались, но приходили ответы, что невозможно попасть в квартиру: отец на работе, и потому отказ, — объяснил ситуацию Олег.

По документам «Энергосбыта», за электричество в квартире не платили уже 1,5 года, в платежке за февраль в «переходящем остатке» отмечен долг в 4 000 рублей и пеня в 9 000 рублей.

Газ на кухне отключен с марта. Фото Анастасии Вереск

Жилье — это, конечно, вопрос денег, которые на молодую семью точно не валятся с неба. Даже если бы поделить весь долг, они задаются резонным вопросом: «Где сироте взять такие деньги?» Здесь, к сожалению, добавляется уже история самого Олега, которому в жизни тоже не повезло с судьбой.

Двухэтажка в Тулово, в которой находится квартира Влады.  Фото Анастасии Вереск

Олегу 26 лет, из которых 23 года парень живет без прописки.

Моя мать работала в колхозе в деревне Мазоловского района, ей там давали дом. В 1997 году ее выписали оттуда, вместе со мной, в никуда. Мне тогда было 3 года. Она так и не прописалась нигде, и по сегодняшний день у меня нет прописки. То есть, уже 23 года.

На вопрос как это возможно — нигде не прописаться за 23 года, Олег объясняет просто: такие родственники.

Жили в России 7 лет, там бы и получили гражданство, но вдруг написал мой отец, пообещал золотые горы. Приехали сюда: оказывается, он сделал это из-за алиментов. А если бы остались тогда, была бы прописка и все было бы. Там и дом свой был. Приехали сюда, жили у бабушки. Потом мама познакомилась с отчимом, мы уехали в одну деревню, в другую, потом опять в Витебск. Я отучился в колледже — и все. Когда учился, мастера и кураторы пробовали помочь: ездили и к отцу, и к бабушкам, просили, чтобы прописали — ни в какую. Так и получается, что я по сегодняшний день живу без регистрации. А заплатить за регистрацию — люди просят немаленькие деньги. 

Двери в квартире, которая не принадлежит ни Владе, ни Олегу, но в которой им предполагается жить. Фото Анастасии Вереск

Жить без постоянной прописки — это когда тебя не хотят официально устроить на работу, нет права на материальную помощь и нельзя стать на учет в центр занятости в качестве безработного. Даже сдать на права Олег не мог. Только благодаря добрым людям дела хоть немного налаживаются сейчас: парня согласились принять на работу в одну из городских организаций.

Говорят — зарабатывай деньги, ты парень молодой. А я говорю: как? Без прописки никуда не берут. Раньше ездил на заработки.

По поводу жилья парень говорит так:

Будем ходить, оббивать пороги.

Ремонт — это недешево, а такая квартира в нем очень нуждается. Фото Анастасии Вереск

Выходит, что молодой семье нужно жить в двухкомнатной квартире, которая им не принадлежит, с двумя сожителями, выплачивать чужой долг, делать ремонт за свой счет и рисковать здоровьем маленького ребенка?

Зимой Влада с Олегом три месяца жили в закрепленной квартире, даже поклеили обои в комнате. Но потом решили съехать, из-за здоровья ребенка. На вопрос, как им жилось в Тулово с отцом, Влада сказала так:

Когда как: когда не пьет тогда нормально, когда пьет…

Тогда начинается, — уточнил Олег. — Но сейчас вроде не пьет, на работу устроился.

Кстати, ситуация, с которой столкнулся Олег не уникальная: почти что 3 года назад мы рассказывали похожую историю человека, который потерял прописку, жилье и подробно описал, почему в таких случаях не получается рассчитывать на помощь со стороны социального центра и так трудно устроиться на работу.

РЕКЛАМА