Дом-коммуна Витебска VS дом-коммуна Смоленска. Удивительные факты и потрясающие легенды

необычные судьбы городских раритетов

Всякий житель Витебска, кто хоть раз побывал в Смоленске (как и смолянин – в Витебске), мог заметить, как похожи города друг на друга. Причем сходство это заметно даже в отдельных зданиях. Например, в обоих городах есть свои дома-коммуны – памятники архитектуры советского конструктивизма конца 1920-х – начала 1930-х годов.

Дома-коммуны Витебска и Смоленска. Фото: Сергей Мартинович

Сегодня мы расскажем, как эти здания строились, в чем заключается их сходство и в чем – различие.

1. Витебский дом-коммуна

Адрес этого здания – улица Горького, 36/25. Среди окружающей непритязательной застройки жилой дом выделяется массивными формами полукруглых лестничных клеток, оформляющих парадных подъезд к зданию со стороны скульптуры «Дружба народов», органически вписанной в ансамбль.

2019 год. 5-й коммунальный дом в Витебске. Фото: Сергей Мартинович

Витебский дом-коммуна, известный также как «5-й коммунальный дом» (название перешло к прилегающему жилому району Марковщины), расположен в старом промышленном районе города, рядом с чулочно-трикотажной фабрикой «КИМ» и маслоэкстракционным заводом – детищами 1-й пятилетки. Рабочие и служащие этих предприятий были первыми жильцами необычного здания.

5-й коммунальный дом Витебска. Фото 1936 и 2019 годов («Звязда», 24 августа 1936 года; Сергей Мартинович)

Принято считать, что дом-коммуна был построен в 1927-1929 годах. Хотя публикации в газете «Витебский пролетарий» позволяют утверждать, что здание было заселено к ноябрьским праздникам 1934 года. Архитектором его указывается Александр Вышелесский (1892-1950). Правда, по-видимому, главный архитектор Витебска лишь осуществлял общее руководство строительством и привязкой к местности типового проекта дома-коммуны на 300 человек, разработанного в 1927 году В. Воейковым и А. Самойловым по заказу Комитета содействия рабочему жилищному строительству РСФСР).

Вот что пишет о доме энциклопедический справочник «Витебск», изданный в 1988 году:

Был рассчитан на заселение 280-300 человек. Для несемейных предусматривались комнаты площадью 24 кв.м на 4 человек, для малосемейных – комнаты площадью 12-15 кв.м на 2-3 человека. Каждая изолированная группа комнат на 18-24 человека была объединена холлом для занятий и отдыха, имела кухню, туалеты. В торцах боковых крыльев находилось 8 двухкомнатных квартир по одной на каждом этаже. На 1-м этаже центральной части располагались общественные (зал, холл, читальный зал, магазины), в цокольном – коммунально-бытовые (душ, прачечная, сушилка) помещения.

В 2007 году 5-й коммунальный дом был внесен в Государственный список историко-культурных ценностей Витебска, а в 2016-2017 годах был проведен капитальный ремонт здания, в результате которого оно заметно «омолодилось».

2. Башня-коммуна Смоленска

У витебского дома-коммуны есть родной брат, расположенный в Смоленске по адресу улица Коненкова, 9А. В отличие от коммунального дома на улице Горького, представляющего из себя длинную приземистую 4-этажку, смоленский «собрат» решен в виде устремленной в небо семиэтажной (с полуподвальным этажом) башни.

Смоленский дом-коммуна. Фото: Сергей Мартинович

Дом-коммуну в Смоленске принято считать первым местным «небоскребом». Здание возвышается над городом на Воскресенской горе и по высоте соперничает с Успенским собором. Однако ни место расположения в самом центре Смоленска, ни архитектурные особенности не спасают дом от невзгод: несколько десятилетий назад отсюда выехали последние жильцы, и все это время дом-коммуна стоит заброшенным.

Среди смолян семиэтажная заброшка пользуется дурной славой. Периодически в прессе появляются сообщения о выпрыгнувших из пустых окон здания самоубийцах. Башню-коммуну давно облюбовали местные неформалы, среди любителей острых ощущений большим достижением считается взобраться на крышу по полуразвалившейся лестнице, посещают здание и маргинальные личности.

Когда-то образ башни-коммуны использовался в изобразительном искусстве как символ нового, социалистического Смоленска. Фото: Сергей Мартинович. Рисунки взяты из путеводителя по Смоленску за 1933 год и книги Даниила Маковского «Смоленск с древних времен до ХХ века» (1948 год).

Дом-коммуна пользуется в Смоленске репутацией проклятого. Ходит множество городских легенд, когда и почему это произошло. Я слышал рассказы о якобы жившей на этом месте ведьме, о репрессированном архитекторе, поводом для ареста которого послужили будто бы рассмотренные в узорах на стенах дома стилизованные изображения фашистской свастики. Интересно, что последняя легенда не лишена оснований: проектировщик дома-коммуны, видный советский архитектор-авангардист Олег Вутке (1891-1938) действительно был расстрелян как «немецкий шпион».

Было бы интересно разобраться, что в рассказах о смоленском доме-коммуне правда, а что – выдумка. Для этого необходимо обратиться к истории здания.

А началась она в 1923 году и связана с находящимся рядом с башней-коммуной Вознесенским монастырем. Тогда, 96 лет назад, обитатели монастыря решили организовать жилищно-арендное товарищество. Поначалу у кооператоров дела шли не очень хорошо, но вскоре, как только появились деньги на строительство жилья для пайщиков, в него потянулись рабочие смоленских предприятий – печатники, металлисты, пищевики, а также служащие, студенты и пенсионеры.

Так возникло рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество (РЖСКТ) «Труд». Именно ему и принадлежала инициатива в возведении в Смоленске экспериментального жилого здания нового типа – дома-коммуны.

Первоначальный проект дома-коммуны в Смоленске. «Строительная промышленность», № 2-3, 1931 год

Зимой 1929-1930 годов РЖСКТ «Труд» изыскал 160 000 рублей на возведение на своем участке за Вознесенским монастырем опытно-показательного жилого дома т.н. «обобществленного» типа – здания, жители которого могли бы вести хозяйство и воспитывать детей сообща, но без отрыва от семьи. Проектирование было поручено московскому архитектору Олегу Вутке.

Вопреки распространенному убеждению, строительство «дома без кухонь» в Смоленске отнюдь не было блажью архитектора. Все детали планировки проектируемого здания обсуждались с пайщиками кооператива и утверждались на общих собраниях. Например, было решено не устраивать общих санузлов, чтобы не превращать жилище в гостиницу, рассчитанную на временное пребывание людей. Каждая рабочая семья пожелала оставить себе небольшую 2-комнатную квартиру со смежными комнатами, рассчитанную на 3-х человек, снабженную уборной и умывальником с горячей водой.

Что касается кухонь, то было решено устроить при доме-коммуне общую столовую, которая обслуживала бы только жильцов. После долгих споров архитектор согласился оставить при ней три небольших плиты с духовками – на случай, если кому-нибудь пришлют провизию из деревни, или если захочется приготовить особое блюдо к семейному празднику. Кроме того, в каждой квартире предлагалось установить шкаф-термос из торфофанеры с подобием электроплиты для разогрева еды и чая.

Жильцы проектируемого дома-коммуны предлагали устроить в здании ясли и детский сад, комнату для домовой конторы, помещение для книг, аптечки, стоянку для велосипедов и ящик для галош.

Поначалу речь шла о строительстве 3-этажного дома коридорного типа, против чего выступил архитектор Вутке. Он предложил возведение здания башенного типа. Это, по мнению проектировщика, позволило бы вывести квартиры не в скучный коридор, а в просторный холл, объединенный с лестничной площадкой.

Смоленский дом-коммуна в разрезе. «Строительная промышленность», № 2-3, 1931 год

Пайщики с энтузиазмом приняли эту идею: в холле на 6 квартир можно было оборудовать «гостиную-кружковую» для совместных мероприятий, игр с детьми, принятия гостей, чтения. Более того, лестничную площадку, примыкавшую к холлу, предполагалось снабдить сплошной стеклянной стеной с прекрасным видом на Заднепровье.

Проект башни-коммуны в Смоленске архитектора Олега Вутке. Рисунки из журнала «Строительная промышленность», № 2-3 за 1931 год и газеты «Рабочий путь» за 6 апреля 1930 года. Фото: Сергей Мартинович

При расчете стоимости выяснилось, что башня-коммуна в 7 этажей обошлась даже немного дешевле 3-этажного дома, несмотря на то, что высотный дом предлагалось оборудовать лифтом стоимостью 18 000 рублей. К сожалению, не удалось установить точно, что это должен был быть за лифт. В одном из проектов Олега Вутке, опубликованном в журнале «Строительная промышленность», речь шла о лифте непрерывного действия (патерностере), выход из кабины которого осуществлялся прямо на ходу.

Экономию средств удалось осуществить за счет применения каркасной конструкции и облегченных стройматериалов. Сэкономленные средства планировалось использовать на покрытие полов дорогим в те годы линолеумом. Часть конструкций, в целях пожарной безопасности, была выполнена из железобетона: лестницы, перекрытия холлов, перекрытие над полуподвалом, над 4-м и 7-м этажами.

На крыше дома-коммуны устраивалась надстройка для вентиляции и механизмов лифта. По первоначальному проекту, крыша многоэтажки должна была быть плоской со специальными ограждениями. На крыше планировалось посадка зеленых насаждений, а также устройство солярия для жильцов.

Санузел Смоленского дома-коммуны. «Строительная промышленность», № 2-3, 1931 год

Особый интерес представляли жилые комнаты дома-коммуны. Олег Вутке проектировал с прицелом на будущее. Изначально одна 2-комнатная ячейка выделялась на семью в 3 человека, но по мере роста семьи предлагалось селить детей в соседние ячейки. Большие семьи могли занять несколько квартир целиком. Необычным было сантехническое оборудование – железобетонный ящик, выполнявший функции душевой и умывальника.

Чтобы избежать работ по штукатурке здания, Олег Вутке предложил украсить фасад дома-коммуны оригинальным узором из чередующегося красного и силикатного кирпича. Благодаря этому здание получило уникальный фасад. Интересно, что смоленский кооператив «Красный воин-строитель» запланировал построить вторую башню-коммуну в районе Городка Коминтерна.

Смоленский дом-коммуна в 1931 году и в наши дни. Фото: «Рабочий путь», 15 сентября 1931 года; Сергей Мартинович

Возведение дома-коммуны было начато в сентябре 1930 года. Уже с самого начала строительства здание подверглось критике. Смоленская газета «Рабочий путь» писала 25 февраля 1931 года:

Характерным является строительство 8-этажного дома. Этот дом фактически является башней-коробкой с квартирами по 8-12 метров каждая. Не учтена возможность подачи воды на все этажи.

Строительство дома-коммуны было в основном завершено к середине 1932 года, и в августе того же года началось его заселение. Для столь сложного по тем временам здания это было невероятно быстро. Причем, судя по фотографиям, на стройке не применялись подъемные краны или какие-либо иные механизмы.

Возведение дома-коммуны в Смоленске. Фото: «Строительная промышленность», № 2-3, 1931 год; Сергей Мартинович

С годами критика здания только усиливалась. Дом стал притчей во языцех, примером того, как нельзя строить жилье. Стартовавшая в начале 1936 года кампания по борьбе с «формализмом» в архитектуре напрямую затронула творение Вутке.

28 марта 1936 года «Рабочий путь» опубликовал статью «Повара от архитектуры», в которой ее автор В. Петрищев так отзывался о первой смоленской высотке:

Парад домов-уродов по праву начинает 8-этажный дом-«коммуна» — продукт гнилой левацкой установки на создание домов без кухонь. По проекту московского архитектора Вутке в центре Смоленска возведена средневековая крепостная башня с камерами вместо квартир.

«Изысканность» форм соединена с полным пренебрежением к нуждам жильцов. Прятать современный жилой дом в крепостную башню явно бессмысленно, но архитектор Вутке оказался в губительном родстве с теми архитекторам Запада, которые сознательно и механически воскрешают образцы прошлой архитектуры, строя, например, электростанцию как феодальный рыцарский замок.

Вид на башню-коммуну Смоленска. Рисунок из путеводителя по Смоленску за 1933 год. Фото: Сергей Мартинович

О том, как были восстановлены после Великой Отечественной войны дома-коммуны в Витебске и Смоленске и что в них планировалось разместить, мы расскажем в следующий раз.

«5-й коммунальный дом», здание с особенной атмосферой, сдан под социальное жилье.

Первый крупный советский дом в Витебске и первый из шести коммунальных домов города, которому уже 90 лет.

РЕКЛАМА


2 комментария

  1. Очень интересно! Одного не поняла: в чем были претензии к дому? Про подачу воды упоминалось вскользь, но если дом «стал притчей во языцех, примером того, как нельзя строить жилье», хотелось бы поподробнее про это услышать. Что не учли-то?

  2. Спасибо большое за добротный материал! Очень много интересного и полезного почерпнула для себя из Вашей статьи. Не скрою, многие мои догадки нашли подтверждение в статье. Что нового для меня:
    1. Выделение земли под строительство ( тема монастыря);
    2. То, что был конкурс проектов. Вы указываете, что их было два, как минимум. Оба принадлежали Олегу Вутке. Один был решен в горизонтальном ключе, другой вертикальный. Победил вертикальный. Башня оказалась дешевле лежачего пенала. А это было важно.
    3. То, что Олег Вутке давно вынашивал идею городка — коммуны, очевидно. Не исключено, что наша башня была так сказать первой очередью. К ней в дальнейшем планировались присоединить и другие постройки. Его проект-рисунок с 4 башнями, объединенные горизонтальными корпусами.
    4. То, что башня задвинута глубоко назад от центральной улицы Пржевальского и по красной линии Коненкова наводит на мысль, что планировался трехэтажный горизонтальный корпус, такой как на картинке, стоящий торцом к Пржевальского.
    5. Очень интересны ссылки на публикации в периодике, картинки, схемы , например, санузлов. Они планировались в новой постройке, так же как и лифт!
    6. Очень интересно решение мобильных перегородок. Конечно слышимость была аховская, но !!! Это было ново и прогрессивно.
    7. Интересно, ранее я не сталкивалась с этим- о планах строительства дома-коммуны на городке Коминтерна…И др.
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *