Как я работала в казино. Ночная жизнь в Витебске, какая она?

сколько платят, как выглядит типичный посетитель и можно ли выжить на такой работе

При слове «казино» мы представляем себе роскошь, дам в вечерних платьях и джентльменов в костюмах, чемоданы с деньгами и атмосферу богемного вечера. Или как минимум Лас-Вегас с бессовестным и бесконечным весельем. Но Анна (имя изменено) точно знает, как на самом деле выглядит ночная жизнь казино, по крайней мере в Витебске.

Год назад, на втором курсе университета, наша героиня решила подработать администратором в развлекательном заведении города. Правда, оказалось что совмещать учебу и ночную работу — это совсем плохая идея. 

Для меня это была проходная работа, устроилась я туда легко, работала неофициально, как, наверное, и все там — текучка была очень большая. Должность называлась «администратор», но по сути я была кем-то вроде официантки, следила за порядком в зале, делала чай и кофе, наливала напитки посетителям. 

По словам Анны, типичный посетитель витебского казино — это мужчина, любитель игровых автоматов, среднего достатка.

Чисто из моих наблюдений — это совсем не элитарное развлечение, приходили одни и те же люди, невысокого достатка. Это были слишком обычные люди, обычные мужики, например, таксисты. Они просто раз за разом спускали деньги. Особенной популярностью пользовались игровые автоматы: выигрыш бывает, но никто ведь не останавливается. Очень редко приходили женщины, только одну я помню, она играла в покер. 

А вы представляете себе казино вот так?

Для Анны образ богемного развлечения не устоял перед реальностью, по личным ощущениям она описала казино как «нездоровое» и «неприятное» место, куда приходят зависимые люди, которых довольно жалко. Иногда она также проверяла паспорта, чтобы убедиться, что человек не входит в немногочисленный список добровольно ограничивших для себя азартные развлечения. Но, по словам героини, это правило было очень гибкое. 

Одно время у нас девочка приходила танцевать стриптиз. И это было то чувство, когда людям пофиг — они сидят и играют в свои автоматы. Никто даже не смотрел в сторону стриптизерши!

Один раз дальнобойщик рассказывал историю, как он поехал в другой город на служебной машине, и то ли заложил ее, то ли продал и проиграл эти деньги. Что-то такое.

За работу платили совсем немного — 17 рублей за ночную смену в 12 часов. Чаевые давали редко, но такое было, когда приходили иностранцы. Зато оштрафовать администратора могли за все, что угодно.

Меня оштрафовали на 60 рублей. Выходило за всякую ерунду, хотя правил было не так уж много, например — заговорилась с гостем в пустом зале. В один день можно было брать чаевые фишками, в другой день тебя за это штрафовали. Было одно четкое правило не пускать несовершеннолетних. Так, девочка однажды пустила своего друга, был скандал и ее уволили.

Заработка не хватало, поэтому, по словам Анны, клиентов много обманывали.

Например, у нас никогда ничего не пробивали через кассу. А некоторые девочки делали дикие вещи: например, сливали обратно недопитое пиво. Цена на напитки могла постоянно меняться, поэтому возникали такие ситуации: прихожу на смену, клиент заказывает пиво, я говорю — 4 рубля, а он мне «до вас продавали за 5 рублей». 

Анну удивило, что в казино никогда не было никаких проверок, также как не было охраны на входе. Правда, проблемы с клиентами возникали нечасто. Из неприятных впечатлений — пренебрежительные разговоры с вопросами типа «как ты можешь заниматься такой убогой работой?» и предложения денег с целью «пойдем со мной». Хотя откровенно к девушкам никто никогда не приставал.

Крупье рассказывали, что, когда игроки проигрывают, начинают злиться, обвинять в мошенничестве и предлагать «давай выйдем». А один наш крупье работал еще и патологоанатомом. Когда клиент разозлился, тот сказал «приходи ко мне на вторую работу». Клиент: «Куда?» — «В морг!».

Но гораздо больше клиентов Анне запомнился образ директора казино. По ее словам, он был своеобразным человеком.

У него были очень размытые рамки наших должностных полномочий. Например, я могла варить ему макароны или ходила в магазин. Он воспринимал это так, что мы у него работаем. Но, на самом деле, мне его тоже было жалко: целыми днями сидеть в казино — это невозможно.

Самым тяжелым в работе для Анны оказался сам график: могли поставить три ночных смены подряд, а днем еще приходилось учиться. Кроме того, было трудно работать в закрытом помещении, где постоянно курили.

Самое тяжелое — держаться на ногах с открытыми глазами и ничего не ронять, особенно часов под 4-5 утра, когда вырубало всех. Я не знаю, как там можно долго работать, но были девчонки со стажем по несколько лет. На моей учебе это отразилось в плохую сторону, но я все разрулила. Бывало, что приходила на занятия, что-то писала и у меня срывалась рука просто. Я тогда не понимала, но сейчас понимаю — так нереально жить.

Часто такая подработка заканчивалась плохо, учиться и одновременно работать в казино не получалось почти ни у кого, даже на последнем курсе. Анна вспомнила, что одну девушку так отчислили из университета.

И потом, я все равно думала: на что я трачу свою жизнь?

Читайте также на нашем сайте Как я работала в ларьке в микрорайоне Юг-7 в самом начале 2000-х. Рассказ жительницы Витебска.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА