Миф о паспортизации

80 лет назад в СССР НКВД ввел паспортную систему. «Витебский курьер» приоткрывает тайну малоизвестных страниц паспортизации колхозников.

Я паспоорт - 1

Фото сайта http://www.dal.by

Я праспорт

Фото сайта http://www.dal.by

14 февраля 1935 года приказом № 0069 наркома внутренних дел СССР Г. Ягоды была введена в действие инструкция по паспортной работе. До этого в стране с 1919 года документом, удостоверяющим личность гражданина, являлись трудовые книжки, а с 1924 года стали выдаваться удостоверения личности сроком на три года. С 1927 года юридическая сила удостоверений личности распространялась на такие документы, как метрические выписки о рождении или браке, справки домоуправлений или сельсоветов о проживании, служебные удостоверения, профсоюзные, военные, студенческие билеты, документы об окончании вузов. Позже, после коллективизации, к ним приравняли и книжку колхозника. Предъявляя ее, сельский житель получал бюллетени для голосования, совершал нотариальные действия, вселялся в Дом колхозника при поездке  в город на рынок…

Во времена позднего СССР с легкой руки публицистов, а затем и правозащитников «Института прав человека в России» появился  и прочно вжился  в сознание масс миф о том, что отсутствие паспорта ограничивало свободу передвижения сельских жителей. Затем нас убедили, что колхозники и жители сельской местности и вовсе были бесправны и не могли получить  желанный паспорт.

В этой связи есть смысл ознакомиться  с пунктом 22 инструкции по паспортной работе 1935 года. В нем перечислялись следующие документы, необходимые для получения паспорта: 1) справка домоуправления или сельсовета с места постоянного жительства (по форме №1); 2) справка предприятия или учреждения о работе или службе с обязательным указанием «с какого времени и в качестве кого работает на данном предприятии (учреждении)»; 3) документ об отношении к военной службе «для всех обязанных иметь таковой по закону»; 4) любой документ, удостоверяющий место и время рождения (метрическую выписку, свидетельство ЗАГСа и проч.).

Пункт 24 той же инструкции указывал, что «колхозники, крестьяне-единоличники и некооперированные кустари, проживающие в сельской местности — никаких справок о работе не представляют». Казалось бы все предельно ясно. Но миф о полицейском надзоре НКВД над сельчанами живет своей жизнью.

Полагаю, что его не развеет и архивная публикация газеты «Калгаснік Талачыншчыны», датированная декабрем 1935 года.

BC2_7619

Из ее текста видно, что на Витебщине  в те годы, как и по всей БССР, власти, наоборот, требовали получать паспорта. Для кустарей и ремесленников, аналог современных индивидуальных предпринимателей, эта процедура была обязательной и весьма упрощенной.

Но мифы и по сегодняшний день живут своей собственной жизнью…