В Витебске показали спектакль «Звезда 62090», посвященный творчеству Виктора Цоя

как это выглядело и почему пермский театр «Балет Евгения Панфилова» для постановки выбрал именно песни Цоя

Самой большой интригой фестиваля IFMC-2018 можно назвать спектакль-трибьют «Звезда 62090» пермского театра «Балет Евгения Панфилова». Представление было целиком посвящено творчеству лидера группы «Кино» и собрало полный зал зрителей. Кстати, в этом году исполняется 28 лет со дня смерти Виктора Цоя, ровно столько, сколько артисту было на момент гибели.

По словам художественного руководителя театра Сергея Райника, изначально этот спектакль вообще не готовился к какому-либо фестивалю, а был зарисовкой, вещью «для себя».

Финальные сцены «Звезды 62090». Фото Анастасии Вереск

Удивительно, но песня «Звезда по имени Солнце» в спектакле не прозвучала. Фото Анастасии Вереск

На пресс-конференции Сергей Райник очень точно охарактеризовал самого Виктора Цоя:

Вообще, нельзя сказать, что это человек: что у него есть жена, дети, какие-то квартира, кастрюли, что он ест. Это не про Цоя. Это какой-то иной человек. 

Сергей Райник исполнил одну из сольных партий в спектакле. Фото Анастасии Вереск

По словам Райника, творчество Цоя выбрали для вдохновения не случайно: себя он называет «ортодоксальным фанатом» лидера группы «Кино». 

Мне было 15 лет, и я был влюблен в этого исполнителя, у меня было очень много его песен. Я танцевал Цоя сам и даже какие-то конкурсы самодеятельности выигрывал. Но никогда в жизни представить не мог, мне даже в ум не приходило, что я буду делать спектакль на Цоя. 

Танец к песне «Шут». Фото Анастасии Вереск

Причем я больше не фанат абсолютно никого и ничего, но с Цоем произошла такая история, что он просто перевернул мою жизнь. Впервые мне показалось, что все какие-то потаенные желания, а может и фобии, которые во мне есть, они, оказывается, могут быть только крыльями помощи в моем пути. Когда я увидел человека с теми же страхами, с теми же сильными сторонами. Только он это все преобразил в удивительное искусство, образ и эту таинственную подачу.

Артисты театра танцевали под песни «Шут», «Дерево», «Восьмиклассница», «Группа крови», «Апрель», «Война». По словам Сергея Райника, выбрать композиции было действительно трудно: хотелось всего и сразу. 

«Группа крови». Фото Анастасии Вереск

«Дерево». Фото Анастасии Вереск

«Война». Фото Анастасии Вереск

При этом в Витебске исполнили не все части спектакля: не удалось показать номера, связанные с песнями «Перемен» и «Французский боцман».

Один мой очень любимый трек не вошел, он называется «Французский боцман». Еще у нас есть такая группа «Sky Truffles», и мы их попросили спеть «Перемен». Чисто технически этот номер мы не смогли привезти.

Большую представления артисты выступали в «кожаных» черных костюмах. Фото Анастасии Вереск

Самому Сергею Райнику среди сценических номеров больше всего не хватило песни «Звезда по имени Солнце». 

Я не хочу ее решать хореографически. А как? Не знаю. Может, это просто будет серебряный песок, который сыпется всю дорогу, а какая-нибудь одна странного вида голая девушка будет по нему идти — и больше ничего. 

«Балет Евгения Панфилова» выступает на сцене витебского фестиваля уже 25 лет, в честь юбилея после выступления хореографа Алексея Расторгуева и художественного руководителя театра Сергея Райника наградили. Фото Анастасии Вереск

Даже несмотря на то, что использовать песни в танцевальных композициях считается моветоном, такой спектакль имеет право на жизнь, ведь, по словам Сергея Райника, песни Цоя — это совсем особый случай.

Он стоит отдельно от всего. И с ним тоже непросто, потому что я попробовал здесь такую наивную хореографию, наивный подход из конца 80-90-х, ретроспективу. Но для меня было открытием, когда мы на такой вот наивной хореографии вдруг выстреливали прямо в сегодняшний день. 

Читайте также на нашем сайте, каким был концерт Виктора Цоя в Витебске в мае 1989 года. 

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА