Сутки кашляла кровью, а врач сказал, чтобы я съела мороженое и все пройдет. История пациентки витебской больницы

случай 1 на 20 тысяч, но в результате полноценного образа жизни уже нет

Ольга (имя девушки изменено) предпочитала до своих 25 лет поликлинику без необходимости  не посещать, но однажды у нее заболел живот. Девушка сначала подумала, что это что-то по «женской части» и отправилась к гинекологу. Врач заподозрила аппендицит и перенаправила пациентку в больницу.

Ольга помнит, как подписала согласие на хирургическое вмешательство, как пришла в себя после операции, затем ей стали снимать трубки, а из гортани пошла кровь.

За сутки собралось восемь мисок крови

В палате я сутки кашляла кровью, а врач мне сказал, чтобы я съела мороженое и все пройдет. Просто, мол, капилляр задели. Какой капилляр, если кровь шла постоянно? Я лежать не могла, захлебывалась ей. Сначала мне давали пеленки, чтобы я вытирала рот, потом принесли миски. За сутки собралось восемь мисок крови.

В таком положении девушка провела полдня и ночь. Утром врачи стали понимать, что что-то не так. Ольгу осмотрел лор, пациентке сделали ФГС, а потом развели руками и отправили в областную больницу.

Там девушке сделали МРТ и определили, что произошел разрыв трахеи и что одно легкое на три четверти полностью заполнено кровью. Врачи пояснили, что необходимо вставить трубку, которая будет фиксировать трахею, пока она не срастется. Других вариантов нет. Максимум двое суток бездействия и смерть. Ольга согласилась на еще одну операцию.

В это время родным девушки даже не сообщили, где она находится и насколько все серьезно. В районной больнице ее матери сказали, что операция прошла хорошо, и пациентку просто перевезли в другое медицинское учреждение.

Самое страшное, это когда тебе моют легкие

Разрыв средней трети мембранозной части трахеи, двухсторонняя аспирационная пневмония, 8 дней реанимации, два дня искусственного сна, питание через зонд и никаких гарантий. Ольга за это время не раз успела проститься с жизнью.

Самое страшное, это когда тебе моют легкие. Это адски больно. Помните неприятное ощущение, когда тебе в нос попадает вода? А это хуже в десятки тысяч раз. В трубку, через которую ты дышишь, заливают воду, и тебя просто разрывает изнутри. Потом быстро засовывают отсос, откачивают воду, и ты можешь вздохнуть.

При этом у девушки в больнице забрали телефон, к ней не пускали родных, а гражданский муж попал в палату только в сопровождении милиции и нотариуса.

Медики даже не извинились

Оля выжила. Но далее началось самое интересное. С ней не пытались связаться ни врач-анестезиолог, ни главврач районной больницы, где ей делали операцию по удалению аппендицита. Медики не захотели даже извиниться.

А в больнице приступы удушья списали на паническое состояние и посоветовали обратиться к психиатру. А ведь девушка реально не могла дышать! Зато теперь, исходя из медицинских документов, следует, что пациентка лежала в больнице не из-за того, что у нее была повреждена трахея, а потому что у нее были приступы паники.

После выписки Оля периодически чувствовала себя плохо, обращалась в поликлинику по месту жительства, ей назначали лечение, в том числе прием антибиотиков.

Спустя пару месяцев девушка снова попала в больницу с диагнозом посттравматическая рубцово-гранулезная деформация трахеи. У Ольги пропал голос, понадобилось лечение у фониатора, но и сегодня жительница Витебска не может долго разговаривать, принимает различные лекарственные средства, носит в сумочке ингалятор. Особенно трудно дышать ей в сырую летнюю погоду, когда только прошел дождь, а на улице жара.

Ничего страшного, бывает, все же обошлось?

Историю Ольги рассматривали в Следственном комитете. Сначала даже возбудили дело, но потом закрыли, аргументируя это тем, что врач нанес пациентке вред по неосторожности. Да и, как оказалось, повреждение трахеи в 5 см длиной и 1 см глубиной относится к легким телесным повреждениям.

По мнению врачей, ничего страшного, бывает, все же обошлось. А как обошлось, если молодая девушка не может вести полноценный образ жизни?

Медики указывают, что Олин случай 1 на 20 тысяч интубаций. На разве это оправдывает то, что почти сутки девушка кашляла кровью, а ей советовали съесть мороженое вместо того, чтобы спасать легкое? Или то, что за прошедшие полтора года никто не попытался с ней связаться, чтобы просто по-человечески извиниться?

Насколько пациентка знает от следователя, врачу-анестезиологу лишь лекцию прочитали о том, как вести себя на операциях.

Выдержка из официальных ответов, полученных Ольгой

Медицинская порука?

Ольга обращалась в прокуратуру, в администрацию президента, просила назначить повторную экспертизу. Четыре месяца искали эксперта, наконец девушка получила документ на руки: квалифицированные эксперты, ссылаясь на гугл (!!!) и медицинскую литературу, дали пояснения, что разрыв трахеи – редкое, но встречающее осложнение при интубации, но вины врача при этом не усмотрели.

 Какой цирк у нас происходит в медицине, я убедилась лично. Например, прихожу к своему врачу на прием, она кому-то звонит, докладывает, что я здесь и спрашивает, что ей писать. Потом спокойно в карточке указывает диагноз «здорова», а устно дает мне рекомендации принимать лекарства и реже выходить из дома.

Девушка предполагает, что врачи просто выгораживают своего коллегу. Но сдаваться жительница Витебска не собирается и планирует подать иск в суд.

Мы будем следить за развитием ситуации.

Житель Витебска про больницы: «Вот такая разница во врачах и лечебных учреждениях одной страны и одного города».

5 историй, рассказанных витебским врачом про нашу медицину и нас самих.

Реанимобиль ехал на помощь к грудничку 4 часа, потому что спасал другого ребенка. Самая худшая ситуация в Беларуси с машинами такого типа в Витебской области.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА