Пять малоизвестных фактов об армейской белорусизации

Как в 30-е годы белорусизация “в шинели” шла на подмостках театров и массового белорусского хора с участием жен генералов.

DSCF2909

Общепринятым считается, что  временные рамки государственной политики белорусизации  исчисляются от даты принятия постановления сессии ЦИК БССР, состоявшейся летом 1924 г. Тогда была создана специальная комиссия для осуществления этой политики. Такие же комиссии были организованы при окружных исполнительных комитетах. Что касается свертывания этой работы, то факты и архивные документы не позволяют согласиться с единодушным мнением тех ученых и политиков, кто датирует  этот процесс концом двадцатых годов. В публикации “Малоизвестные страницы белорусизации на Витебщине” https://vkurier.by/?p=13063 я приводил архивные документы по этому вопросу. В пользу этой версии свидетельствуют и материалы, подтверждающие продолжение процесса белорусизации даже там, где эта политическая линия, могла быть прекращена в первую очередь.

Вот малоизвестная  и не востребованная в отечественной историографии Директива № П2/1535 Политического управления РККА “Об активизации художественной работы в армии”. Она датирована 21 января 1931 года. Если верить антисоветчикам и русофобам всех мастей, то  к этому времени, якобы, белорусизация уже свернута. А на самом деле в тексте обязательного к исполнению документа – совсем иное.

Во – первых, в течение 1931 – 1932 годов вор всех округах предписано организовать профессиональные театры передвижного типа по типу Театра Красной Армии. При этом (внимание!) “В УВО и БВО ПУ РККА считает целесообразным организовать окружные театры на национальном языке“.

Во – вторых, создание материальной базы окружных театров подкрепляется выделением годовой дотации ПУ РККА в размере от 10 до 20 тысяч рублей. Это не считая средств Наркомпроса и Осоавиахима.

В 1932 году в приказе ПУ РККА № 13 “Об улучшении работы Домов Красной Армии” в качестве важнейшей задачи названа  “…организация вечеров национальной культуры“.

В – третьих,  в мае 1931 года состоляось Третье Всеармейское совещанием секретарей ячеек КПП (б), в Резолюции которого “О задачах партийной ячейки в боевой и политической подготовке” мы читаем: “Партийные организации должны решительно усилить свою работу,  поведя…  беспощадную борьбы против проникновения в казарму великодержавного шовинизма как главной опасности…

15 февраля 1935 года Директивой ПУ РККА №11 “О введении литературного минимума для красноармейцев и младшего комсостава” установлен минимум произведений художественной литературы , которые должны быть прочитаны каждым красноармейцем. в этот список должны были быть включены произведения художественной литературы на родном языке. Что реально было сделано мне пока неизвестно и какие книги пополнили библиотеки территориальных частей мне, к сожалению, пока неизвестно.

Зато есть другой, очень убедительный документ. В 1935 году Директивой ПУ РККА № 32 “О развертывании в Армии красноармейской художественной самодеятельности” Политуправлению БВО было приказано “... взять под свое непосредственное руководство массовый белорусский хор, ансамбль белорусской песни, коллектив белорусских плясок. А во все эти коллективы вовлекать жен начальствующего состава.”

DSCF2915

В-четвертых, в 30-е годы в Минске спокойно продолжает готовить кадры командиров для территориальных национальных войсковых соединений и 2-й Белорусской стрелковой дивизии Западного военного округа Объединённая Белорусская военная школа. В ней учится и будущий легендарный создатель ВДВ старшина Маргелов, который, будучи правой рукой командира подразделения, отдает приказы на “беларускай мове.”

В феврале 1931 года в честь 50-летия наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилова курсанты школы по инициативе  старшины Маргелова, одобренной свыше, совершили лыжный пробег Минск—Москва и доставили К. Е. Ворошилову «Рапорт о достижениях и недочётах» ОБВШ и лично поздравили наркома в Москве. В феврале 1931 года также отмечалось и десятилетие  ОБВШ, она была награждена орденом Трудового Красного Знамени БССР.

8-9_0x0

В указе, подписанном председателем ЦИК БССР А. Г. Червяковым, говорилось: «Отмечая выдающиеся заслуги Объединенной Белорусской военной школы имени ЦИК БССР в деле подготовки красных командиров, Президиум ЦИК постановляет: вознаградить Объединённую Белорусскую военную школу орденом Трудового Красного Знамени». Начальник школы И. И. Василевич и его помощники получили из рук секретаря ЦИК А. И. Хацкевича именное оружие.

Не я придумал, что “содержание политики белорусизации составляло: развитие белорусского языка, содействие тому, чтобы он стал официальным языком в работе партийных, советских и общественных организаций, а также частей Красной Армии, находившихся на территории Беларуси и создание в составе Белорусского военного округа национальных территориальных воинских частей и соединений, перевод их работы по обучению и воспитанию солдат и офицеров на белорусский язык“.

Приведенные мною факты и примеры вписываются в классическое определение белорусизации. Что касается временных рамок, то надо честно признать: политика белорусизации, как убеждают факты, далеко не исчерпывается 20-ми годами.


  • Лариса Шукайло

    Приказы писались на русском языке, обучение в Белоруской военной школе проводилось на русском языке – и о какой белорусизации может идти речь. А то, что рекомендовалось петь и плясать на белорусском языке – это очередное очковтирательство и заигривание с местным населением Беларуси. Делалась видимость, чтобы политика Москвы не вызывала слишком активного противодействия со стороны белорусов.
    Сейчас тоже некоторые чиновники якобы стремятся проводить политику привлечения к белорусской мове. А результат где? Некоторые “политики” из оппозиции белорусов просто троллят и обвиняют в неграмотности. Хотя сами вообще не владеют белорусским языком.

  • Николай Петрушенко

    Жду ссылку на архивы!