«А что же вы теперь плачетесь за свою историю?» Полная история скандальной мельницы в Поставском районе: какой ее помнят местные жители

достопримечательность, которой не существует 

Совсем недавно, в ноябре-декабре 2017 года, в Поставском районе разгорелась настоящая борьба за старинную мельницу XIX-XX века, расположенную на берегу водохранилища Томишки. У достопримечательности обрушилась плотина: по версии местных жителей это произошло из-за быстрого сброса воды, а по версии райисполкома конструкция разрушилась по естественным причинам. Пока что точно можно сказать, что в «гибели» старинной плотины были виноваты бобры. Их запруду пришлось разрушить и срочно спустить воду в реку, чтобы не размыло 200 метров местной дороги.

По словам местных жителей, бобры устроили стройку еще летом, за несколько месяцев накопилось много воды, а дорожные службы отреагировали только в октябре. Когда воду спускали, уровень ее поднялся и переполнил Томишское водохранилище, образованное плотиной мельницы ниже по течению. Конструкция не выдержала напор и рухнула. Позже комиссия Поставского райисполкома сделала вывод: воду спускали плавно, в течении трех дней, и она не могла причинить такой ущерб. Да и что за ущерб: оказалось, что мельница здесь — это совсем не ценность.

Сейчас плотина мельницы Томишки выглядит вот так. Фото Анастасии Вереск

А вот так она выглядела до разрушения, в 2017 году. Фото предоставлено Игорем Пастуховым

Достопримечательность, которой не существует 

В Поставском районе есть 33 официальных историко-культурных ценности, и мельница в Томишках в этот список не входит. Мнение Поставского райисполкома насчет нее такое:

«Отсутствуют научно-обоснованные данные об историко-культурных ценностях плотины на реке Лынтупка. Плотина была построена в конце 19 — начале 20 века и использовалась для приведения в действие турбины мельницы. Во время Великой Отечественной войны и мельница, и плотина были разрушены»

Сейчас плотина рухнула. Фото Анастасии Вереск

Мы решили проверить, какой же была судьба старой мельницы на самом деле. Рассказать ее историю нам помогли местные жители. Оказывается, мельница здесь существовала только до 60-ых годов, потом ее переделали в пилораму.

Мука, за которой стояли в очереди несколько суток и куда делся хозяин мельницы

Детские воспоминания бывшей учительницы истории, местной жительницы Людмилы Францевны (76 лет), тесно связаны с мельницей, в ее семейном архиве нашлось даже старое фото.

«Рядом с мельницей раньше были хутора: Пешковцы, где уже только две местных жительницы, Яново и Вокшна, которые уже исчезли. Когда-то жила всего в 2 километрах от нее, в Яново. Сейчас моей деревни нет — стерта с лица земли. Она стояла высоко на горе, у самой реки, которая там очень порожистая — течение бурное, быстрое. На мельницу мы ездили молоть: отец запрягал коня, садил нас на воз, на мешки — и поехали. Это были 1945-48 годы. Муж моей тети, Кочкарев Александр, после войны был на этой мельнице заведующим. Он партизанил в этих местах, женился здесь, а потом и работал»

Мельница в Томишках, слева направо: Василий Голубев (участковый), Александр Качкарев (управляющий мельницей), Филипп Найденов (мельник), Франц Канюшанец (житель Янова), приблизительно 55-57 годы. Фото из книги Могильницкого В. Я. «Мая вёсачка Вайшкуны»

В книге «Память», посвященной Поставскому району, указано, что хутор Томишки был объединен в 1956 году с деревней Серкишки, а Яново переселено только в декабре 1986 года.

«Она невзрачная была, мельница, — крыша и плотина только, а так все в земле, в подвальных помещениях. Очень мощные стены были, добротные, на века. Не думаю, что в ней были складские помещения. За мукой, бывало, по несколько суток в очереди стояли. Мололи на крупу, на корм скоту, на хлеб на крестьянский. Все это стояло в подвальных помещениях, там засыпали зерно, оттуда мешки насыпали, опять на выносили на поверхность, грузили на лошадей и увозили»

Помнит Людмила Францевна и рассказы про хозяина старой мельницы, сбежавшего в Польшу, который, видимо, побоялся репрессий советской власти.

«Мама моя назвала Ухтову: фамилия их, наверное, была такая. Говорила, что Ухтова была моей крестной матерью»

Там, где сейчас видно граффити, раньше стоял дом мельника. Здание сгорело примерно в 50-ых. Фото Анастасии Вереск

У хозяина мельницы был двухэтажный дом, сейчас это здание разрушено. Остались огромные подвальные помещения, но и те заросли бурьяном. По словам Людмилы Францевны, мельница Томишки была второй по величине возле Лынтупов, единственной грубого помола, кроме нее были еще мельницы в Пиляках и Ольшеве. Всего на этой территории их было пять.

Мельница, которую взорвали в войну, но так и не разрушили

Во время войны мельницу и правда взорвали, об этом рассказала 90-летняя жительница деревни Пешковцы, Янина Михайловна:

«В годы войны ее взорвали партизаны. Помню, пришли они в деревню, а это от мельницы километра полтора-два, и устроили дневку. Привезли баранов, стали еду готовить и разговор был про то, что «взорвали мы мельницу».

После войны ее, правда, восстановили. Но муку тонкого помола мельница уже не делала, перевели на грубый. Со слов Людмилы Францевны, есть и другие местные жители, у которых найдутся истории про местную достопримечательность:

«Наша учительница истории, краевед, тоже помнит, как отец ее возил молоть. Так вот, стояла очередь и она, девочка, упала под воз, под коня. А конь — умница! Отец закричал: «Стой! Стой!». Конь поднял ногу и так и стоял. А если б опустил, говорит она, там и конец был бы»

Разрушенная плотина. Фото Анастасии Вереск

Мельница работала до 60-ых годов, но в последние годы уже как пилорама: здесь пилили строительные доски и брус. Людмила Францевна вспоминала про прошлое с теплотой:

«Вот так она закончила свой век, эта мельница. Жаль, что все, кто на фотографии: бывший милиционер наш, управляющий, мельник, мой отец, все уже из жизни ушли. Если бы я думала, что в будущем так это надо будет — чтобы знали люди, дети наши… Как-то мы не придавали этому значения раньше, а когда постарели — поздно уже, не у кого спросить»

Вид со стороны реки. Фото Анастасии Вереск

Почему мельница в Томишках так быстро пришла в упадок, высказался житель деревни Войшкуны, местный краевед, Владимир Ярославович:

«Была старая мельница, разрушилась — и все. Строили ее где-то в 25-ых годах прошлого столетия, когда пан Бишевский был в Лынтупах. Построил он мельницу и в Пиляках, и в Куелях. Но все они были разрушены со временем, потому что хозяина за ними не было, никто не отвечал за их состояние. На чьей земле она была: колхоза, лесхоза? Никто ее не закрепил, ничейная была эта мельница. Место для отдыха неплохое, но какая в ней ценность? И для нашей семьи лес там пилили, когда пол перекладывали. Она обваливалась уже несколько раз, ее подсыпали»

В каком состоянии мельница находится сегодня

Сейчас вид у старой мельницы плачевный: плотина обрушилась, а вниз по конструкции пошла трещина, из-за которой все может совсем рухнуть. Как рассказал нам местный житель, региональный координатор экодвижения «Зеленый дозор», Игорь Пастухов, все началось с маленькой ямки.

Теперь здесь уже совсем не «ямка». Фото Анастасии Вереск

«Надо было всего-то засыпать тележку гравия. В 2016 году витебская инспекция дала предписание исправить. Если бы сделали — мельница бы стояла. Такие паводки уже были в 90-ых, она выдержала. Тогда мельница ветшала, но силами местных ее восстанавливали, подсыпали. Примерно в 2005 году своими силами сделали капитальный ремонт, поставили беседку. Когда привели в хороший вид, всем сразу стало до нее дело. В 2009 или 2010 году был аукцион по продаже этой земли и мельницы. Хотели поставить тут турбазу. Выиграла минская фирма, но грянул кризис, они не смогли больше вкладывать, и по условиям торги аннулировались»

Предупредительные знаки на входе установили после того, как обрушилась плотина. Фото Анастасии Вереск

«В 2016 году здесь уже пытались сорвать плотину, наверное, хотели воду спустить и рыбки собрать. Мы тогда позвонили местному инспектору охраны природы. Он спросил: «Кто-то пострадал, кого-то затопило? Нет? Тогда не наше дело». Сказали обращаться к местной власти. Там сначала ответили, что нет денег, а потом оказалось, что мельница у них вообще не на балансе. Говорят, что и пруда Томишки у них нет. То есть, если кто-то захочет что-то сделать: побить рыбу или навоз слить в воду, ему даже не смогут предъявить претензии? Это же зеленый свет всем браконьерам!».

Водохранилище Томишки тоже не зарегистрировано. Фото Анастасии Вереск

Уровень воды при затоплении виден по ряске на стволах. Фото Анастасии Вереск

Фото Анастасии Вереск

Восстанавливать или даже использовать плотину местные власти не видят смысла: нет необходимости для производства, она ветшает и просто разрушается под воздействием природных сил. По мнению комиссии, которая исследовала состояние мельницы, «остатки строительных конструкций плотины препятствуют свободному водотоку и рыбоходу в русле реки Лынтупка, создают угрозу дальнейшего разрушения и представляют опасность». Мельница не является историко-культурной ценностью, не востребована в производственной и социальной сферах, а значит финансировать ее никто не обязан.

Образовалась вымоина, поднялся уровень воды, ослабился фундамент, мельницу повело и все рухнуло. Фото Анастасии Вереск

Какой будет судьба старинной мельницы 

Чтобы внести мельницу в реестр как исторический или природный объект, надо подать заявку в Министерство культуры. Игорь Пастухов рассказал нам, что неравнодушные люди готовы предложить помощь: составить список, привлечь архитекторов к экспертизе. Но на инвентаризацию нужны будут деньги. Местные власти ответили, что не против, если появится потенциальный инвестор и захочет восстановить исторический вид плотины. Но пока рассматривался только вопрос о демонтаже ее небезопасных частей.

Фото Анастасии Вереск

Витебский областной комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды пояснил, что в 2016 году Поставскому райисполкому были направлены «предложения о проведении  мероприятий по ремонту плотины на реке Лынтупка и о закреплении организации, ответственной за содержанием и эксплуатацией плотины». Тогда ответственных не нашлось.. Также комитет напомнил, что если у заброшенных гидротехнических объектов нет собственника, их ликвидацией занимаются местные исполнительные органы. Это очень беспокоит местных жителей:

«Если будет проект о восстановлении, он должен быть публичным, открытым. Решение о том, снести объект или нет, принимает местная власть, на уровне райисполкома. Если их закон не обязывает заниматься мельницей, то они могут в одностороннем порядке принять решение ее снести. Если ее восстанавливать, она ляжет на бюджет и надо будет вкладывать деньги, чтобы ее сохранять»

Примеров, когда мельницы и старые дома просто сносили и разрушали за ненадобностью, Игорь Пастухов знает немало:

«Я разговаривал с местными и спрашивал: а кто разрушал? Отвечали: мой отец, мой сын. А что же вы теперь плачетесь за свою историю? Говорят, нужны были деньги. Ну что, продали свою историю за 30 сребреников? А теперь жалеют. Это же все не председатель делал, а вы — за его деньги. Я понимаю, что у нас еще много объектов, им, может, еще не время. Но вы же не мешайте, не ломайте такие вещи, дайте сделать что-то общественности, которой это интересно. Это же вашим детям, вашим внукам! Или вы собираетесь жить на другой планете?»

Историю другой мельницы из Поставского района, рассказанную нам ее наследником, вы также найдете на нашем сайте. 

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА