Акция в Освенциме: ритуальная нагота, любовь и жертвоприношение

Почему опрометчивые акции в месте, связанном с Холокостом и являющимся мемориальным музеем, могут обернуться страшными последствиями

освенцим, акционизм, Беляцкий, Корженевский

Акция в Освенциме. Фото группы Love Macht Frei

Концентрационный лагерь в Освенциме, о котором так часто говорили, рассказывая о суде над акционистами, более корректно называть Аушвицем… Освенцим – славянское название города, находящегося в центре Освенцимской котловины на юге Польши, которая лежит между Карпатским погорьем и Силезскими горами. Аушвиц – немецкое название, существовавшее ещё в Средневековье. В 1939 году, в результате вторжения войск Третьего Рейха, город был переименован. После освобождения ему было возвращено прежнее славянское имя. Во время Второй мировой войны в Освенциме и окрестностях существовало три лагеря, объединённых в единый комплекс (Аушвиц I, Аушвиц II и Аушвиц III). За время работы лагерей в них погибло около 1 миллиона 400 тысяч человек. Около 1 миллиона 100 тысяч из этих людей были евреями. На центральных воротах в Биркенау (Аушвиц II) выделяется фраза «Arbeit macht frei» (Труд освобождает). Внимательные люди замечают перевёрнутую букву «В» в слове «ARBEIT» – символическое предупреждение о ложном и извращённом смысле употребления нацистами всей фразы.

Освенцим, Биркенау, концлагерь, Корженевский

Надпись с перевёрнутой буквой. Фото: wikipedia.org

Во время акции, состоявшейся 24 мая 2017 года группа молодых людей из различных стран, среди которых были четверо белорусов, устроила акцию. Они повесили баннер «Love» (Любовь) на слово «Arbeit», разделись догола, а потом двое из них зарезали ягнёнка. Вот если бы не ягнёнок, всё бы и сошло за акцию и даже, возможно, за «искусство». Однако проницательность польской прокуратуры вместе с представителями правосудия указала на то, что это, быть может, нечто большее. В итоге двое, зарезавших ягнёнка, а ими были наши белорусы Адам Беляцкий и Никита Володько, получили соответственно 1 год 6 месяцев и 1 год 2 месяца лишения свободы. Остальные – различные суммы штрафов. Между прочим, именно эти остальные утверждали в Суде, что ничего не знали о «творческом замысле» с ягнёнком и на такой сценарий не подписывались. Не верить им основания не было, и Суд города Освенцим это учёл в приговоре, оглашённом 17 января.

Освенцим, кощунство, акционизм, Корженевский

Суд идёт… Фото: svaboda.org

15 ударов ножом ягнёнку нанёс Адам Беляцкий, сын известного правозащитника Алеся Беляцкого. Критики приговора усмотрели в нём лицемерие, объясняя всё фальшивыми «двойными стандартами» мышления и восприятия западного обывателя: вот, дескать, животных-то они едят, а зарезали акционисты ведь ягнёнка, который всё равно бы оказался в чьём-нибудь супе. Таким образом, люди, казалось, демократически настроенные, частично объединились в негативной оценке решения Суда с разглагольствованиями пророссийских имперских и евразийских критиков Запада об изнеженности и ранимости души современного европейца.

акционизм, кощунство, Освенцим, Корженевский

Дым от зажжённых на акции петард… Фото группы Love Macht Frei

Однако если такую оценку и можно отнести к некоторым коренным жителям опять же некоторых европейских стран, она вряд ли применима по отношению к Польше. Запад – это отнюдь не только левый либерализм, во многом действительно «гнилой». Запад не утратил свой традиционалистский вектор, проявляющийся в мощном влиянии католичества, в эзотерических ложах и возрождении некоторых коренных языческих сообществ и культов, имеющих глубокие национальные корни. Не говоря уже о консерватизме, являющимся правым либерализмом, усиление позиций которого мы наблюдаем в нынешней Европе, И Польша сегодня во многом такое государство, характеризующееся мощным влиянием традиционализма и консерватизма. И традиционалист (или консерватор), которому по определению доступен язык символов и аллегорий, не может не воспринять в акции совершенно внятный посыл.

Володько, либерализм, Варшава, Корженевский

Левый либерал Никита Володько в центре Варшавы. Фото: belsat.eu

Само символическое содержание акции вряд ли доходило до ума всех участвующих в ней акционистов, так как они как раз являются левыми либералами. Раздевшись и повесив баннер «Любовь», они и предполагали как раз «ту самую», чувственную любовь, которая противоположна жестокости и человеконенавистничеству. Вместе с тем нагота в своём неблагоприятном значении может указывать на беззащитность и уязвимость, но есть в ней также и высший духовный аспект – единение со Вселенной, будучи «одетым в пространство». Почему же тогда и убийство (иного слова не подберёшь вследствие жестокости и мучительства) ягнёнка тоже нельзя назвать актом символическим? С традиционалистской точки зрения оно не может быть воспринято никак иначе, нежели предвосхищение судьбы этих собравшихся голых и беззащитных людей. А будучи ритуально не освящённым, жертвоприношение должно было усилить и активизировать духов изнанки планетарного космоса, укрепление влияния которых и приводит к совершенно реальным Аушвицам на нашем плане бытия. В итоге все участники акции, как мы говорили, левые либералы, были обмануты двумя людьми совершенно иной душевной и метаидеологической конституции, а именно радикалами. Убийство животного позволило пометить их жертвенной кровью, но помеченными они оказались именно для Преисподней.

Освенцим, концлагерь, Корженевский

Очки убитых в Освенциме. Источник: ru.wikipedia.org

Не говоря уже о том, что фактор кощунства тоже никто не отменял. Такое место, являющееся мемориальным музеем, сродни некрополям традиционных цивилизаций, в отношении которых существовало множество табу, дабы не потревожить силы Нижнего мира. Любое действие, не обусловленное ритуальными мотивировками, воспринималось там как осквернение, открывающее доступ влиянию инфернальных энергий на нашу действительность. В принципе, прямое или подспудное осознание этого сохранилось у всех, кто не ангажирован влиянием постмодернизма, на что и указывают высказывания многих в различных сайтах и социальных сетях по данному поводу.

Можно частично согласится с тем, что методы постмодернизма, соответствующие социальной теории и практики постмодерна, переносят искусство в жизнь. Искусство само должно стать жизнью, а жизнь – искусством. Однако при этом не учитывается качество данного переноса, когда вместе с искусством, покровителями которого всегда являются определённые боги, а в традиционном христианстве – святые, переносится нечто совершенно противоположное и божественности, и святости. Пока Адамом Беляцким переносится на себя лишь родовой негатив. Но если судьба его отца связана с делом высоким и благородным – призванием правозащитника, то склонность к воспроизведению сыном тюремной практики уже отнюдь не при «авторитаризме» и «диктатуре» говорит о переходе тщательно культивируемого негатива в проклятие личной судьбы. Обольщение иллюзиями самоутверждения и сравнительной лёгкостью акционизма, не требующего усердной работы и долгого обретения профессиональных навыков, заканчивается социальной и личностной инфляцией.

акционисты, Освенцим, кощунство, Володько, Корженевский

Акционисты. Фото: belaruspartisan.by

Приглашаем читателей также вспомнить акцию с «головой Ильича», состоявшуюся в Витебске.