Витебскому активисту угрожали изнасилованием дубинкой и тем, что он будет ползать на коленях и кричать «я люблю СИЗО-2»

за что все-таки судят Петра Иванова, гражданина Российской Федерации?

Как мы уже писали ранее, 15 января начался суд по уголовному делу в отношении гражданина Российской Федерации, общественного активиста, председателя генерального совета по созданию международного общественного объединения «За Честную власть» Иванова Петра Ефстафьевича, уроженца Городокского района. По делу уже прошло четыре заседания, в ходе которых были опрошены обвиняемый, потерпевшая и часть свидетелей, в зале суда постоянно присутствовал сотрудник СИЗО в гражданской одежде. Петр Иванов обвиняется в том, что он умышленно, в целях воспрепятствования законной деятельности, применил насилие к судебному исполнителю, что выразилось в ссадине на руке.

Версия потерпевшей

Потерпевшая Пригожаева Е.В. Фото Павла Левинова

По словам потерпевшей, 28-летней Пригожаевой Екатерины Викторовны, 6 апреля 2017 года она приехала к частному дому Петра Иванова в форменной одежде, на личном автомобиле, чтобы взыскать госпошлину в размере 56 рублей. При этом, поверх формы, по словам потерпевшей, на ней было незастегнутое гражданское пальто. Встретив хозяина дома у калитки, она представилась и объяснила цель визита. Иванов общался спокойно, провел ее в дом, пошлину платить отказался. Со слов Пригожаевой, он начал злиться, когда Екатерина сказала, что начнет опись имущества. Иванов попросил ее покинуть дом, называя «барышней». Не желая покидать помещение, потерпевшая достала телефон, чтобы вызвать милицию. По словам Пригожаевой, когда Иванов вырвал у нее документы и выбросил на улицу, она позвонила в милицию и сказала, что к ней применяют силу. По словам потерпевшей, Иванов хватал ее за руки, пытался отобрать телефон, схватил сзади за шею и вытолкнул на улицу. Пригожаева объяснила в суде, что при общении с Ивановым не употребляла оскорблений.

«Я увидела ссадину на руке, когда была за пределами территории, не могу пояснить, каким образом это произошло, но до момента, как я вошла в дом, этой ссадины не было. Возможно, когда Иванов толкал меня, было причинено повреждение: непосредственно контакт моей руки с металлическим забором калитки» 

Версия обвиняемого

Обвиняемый Петр Иванов. Фото сделано во время перерыва в судебном процессе

В свою очередь, Петр Иванов пояснил, что Пригожаева пришла к нему в гражданской одежде, чтобы «побеседовать», поэтому он принял ее за сотрудника энергонадзора. Только когда Иванов провел Екатерину в дом, она представилась, но знаков отличия на ней не было, и удостоверение она не показала. Когда женщина начала описывать имущество, Петр увидел, что к дому подъехала машина с дочерью и внуками. Иванов попросил Пригожаеву покинуть его дом более десяти раз. По словам обвиняемого, женщина вела себя нагло, ругалась бранными словами, кричала, отказывалась уйти, шарила по шкафам. По словам Иванова, он вынес ее папку с документами на улицу, а потом аккуратно вывел Пригожаеву под локоть, при этом держал ее за рукав и в районе талии.

«Когда я ее вел, увидел, что внук плачет. Не толкая, я вывел эту особу за дверь. У меня там перила, она хваталась за них, упиралась ногой в стойку, вырывалась и упала. Думал, заберет документы и пойдет, но она рвалась в дом. Отпускаю — падает на попу и ее накрывает юбка»

По словам Иванова, Пригожаева кричала в телефон, что ей угрожают, и употребляла бранные слова. После того, как она покинула территорию дома, обвиняемый видел, что она переодевалась в машине. Иванов отметил, что не скрывался от суда и не уклонялся от следствия. О том, что возбуждено уголовное дело, он узнал только 11 октября, когда его задержали сотрудники милиции.

Доказательства и показания свидетелей

В качестве доказательства была представлена аудиозапись телефонного разговора Пригожаевой с дежурным сотрудником милиции, но техническими средствами суда ее прослушать не смогли. Были зачитаны два протокола осмотра данной записи, проведенные участковым милиционером и следователем в ходе предварительного расследования, в стенограмме записи Пригожаева употребляла слово «тварь». При этом, протокол, составленный следователем, был подробнее, также содержал слово «тварь» и просьбы Иванова покинуть территорию дома. В протоколе было указано, что обследовали бумажный конверт с CD-R диском, но участковый милиционер Потапов, прибывший в суд в качестве свидетеля, показал, что он исследовал запись на флешке, а потом перезаписал ее на диск. Протокол такой перезаписи в материалах дела отсутствует.

Фото из зала суда, предоставленное «Витебскому курьеру»

Дочь обвиняемого, вызванная в суд в качестве свидетеля, рассказала, что видела в доме, как отец разговаривал с незнакомой женщиной не в форменной одежде. При этом на повышенных тонах общалась только женщина, а Иванов просил ее покинуть дом. Из-за криков расплакался младший ребенок, а старший спросил: «Почему тетя кричит?».

Жена обвиняемого также пояснила в суде, что видела, как супруг общался с незнакомой женщиной.

«Я для себя подумала: человек пришел в дом, как-то не очень прилично так громко говорить. Муж называл ее «сударыня» или «барышня». Когда женщина сказала, что «я отсюда не уйду», я сразу подумала: чего она не уйдет, ночевать что ли будет? Она так стала повторять и махать руками. Мне это не очень понравилось, но я рядом не стояла»

Но ни жена, ни дочь не видели, как Иванов выводил Пригожаеву из дома, так как находились в это время в другой комнате. Они также не знали о том, что их родственник находится в розыске и заявили, что весь период он находился в Витебске, максимум, мог быть пару дней на даче. Находясь в СИЗО-2 Иванов получил от коллег потерпевшей постановление о возбуждении исполнительного производства по оплате расходов по его розыску в размере 690 рублей, которые он должен добровольно оплатить в течение 7 дней.

«У меня нет счета, у меня нет денег, в СИЗО у меня нет возможности их заработать, и вообще нет доступа к деньгам. Я обжаловал, но это было оказанием на меня прямого давления, более того, здесь уже вынесено решение, что я виновен, что приговор есть и с меня можно взыскать»

В качестве свидетелей, суд также выслушал коллег потерпевшей, двух судебных исполнителей, которые видели, как Пригожаева выходила на участок в форменной одежде, после они узнали о произошедшем от коллеги в ходе телефонных звонков. Одна из девушек получила фотографию ссадины на руке потерпевшей по Viber. Коллеги потерпевшей охарактеризовали ее с положительной стороны. Правда, Пригожаева припарковала свой автомобиль на время судебного разбирательства на пешеходном переходе.

Автомобиль потерпевшей. Фото Павла Левинова

В ходе разбирательства суд пояснил, что заявление Петра Иванова по поводу избиений СИЗО-2, направлены в Следственный комитет для проверки. Обвиняемый продемонстрировал через решетку оставшиеся следы побоев на ногах. В суде Иванов добился проведения медицинской экспертизы, но при этом, по словам обвиняемого, специалист «не зашел за решетку и не прикоснулся к нему», а также пояснил, что ранее, со слов эксперта, не проводили экспертизу потому, что Следственный комитет не давал ему допуска в СИЗО.

В просьбе Иванова к суду уведомить комитет ООН против пыток и посольство РФ в Минске о том, что его систематически подвергают пыткам в СИЗО, включая избиения до полусмерти, было отказано. Иванов также сказал, что ему угрожали изнасилованием особо жестоким образом, в том числе дубинкой, а также тем, что он будет ползать на коленях и кричать «я люблю СИЗО-2». Иванов заявил, что истязания применялись к нему с целью выбить признания вины. На основании заявления Иванова правозащитник Павел Левинов направил срочное сообщение спецдокладчику Комитета ООН по пыткам.

Продолжение судебного следствия назначено на 23 января 2017 в 10 часов 30 минут.