Мы сравнили цену белорусских товаров в Питере и Витебске и пообщались с не очень культурными кассиршами

как форма российского «наезда» влияет на белорусский бренд

Торгуют ли сегодня белорусскими продуктами на севере России? Этот вопрос интересовал меня в рабочей поездке в Санкт-Петербург.

Продукцию из Беларуси в «граде святого Петра» долго искать не пришлось: помимо разрозненных товаров белорусского промторга существует сеть товаров «Белорусский дворик». Интересно, что Питер насчитывает 57 торговых точек, которые способны накормить национальными товарами из «дворика» любого покупателя. С русскими и другими народами, живущими или работающими в городе не Неве, сеть готова поделиться дотоле неведомыми им секретами белорусской пищевой промышленности.

Мне удалось посетить одну из 5 крупнейших точек, торгующей продукцией «Белорусского дворика». Вот что я увидел и услышал в магазине «Белорусские продукты» по адресу Малодетскосельский проспект, 11/Подольская, 38.

Магазин "Белорусский дворик" в Петербурге. Фото диак. Антония Данилова

Магазин «Белорусский дворик» в Петербурге. Фото диак. Антония Данилова

Под светящейся вывеской на русском языке оказалось достаточно просторное помещение. Справа от входа – холодильник с белорусским пивом, по центру – мясо-молочные товары, слева – хлеб, кондитерская витрина и прилавок с красочным фруктово-овощным ассортиментом. В помещении приятно пахло гродненской колбаской и витебским ржаным хлебом, а у кассы стояло несколько покупателей.

На радостях от обретения столь большого количества белорусской еды я попросил продавщицу рассказать немного о магазине, импорте и местах его производства. Женщина, услышав о том, что её слова напечатают в «Витебском Курьере», обрадовалась и согласилась на диктофонную запись интервью. Однако её коллега оказалась не очень рада журналистам с диктофоном. В форме «наезда» она потребовала выключить устройство, а потом громко и взволнованно не разрешила сфотографировать продукцию с ценниками, сославшись на запрет от начальства. Тогда-то я и пожалел о чрезмерной вежливости: надо было нащелкать ценники втихаря и так же записать на свой гаджет диалог с некультурными кассиршами. Но было поздно…

Скандалить было ни к чему, и я начал записывать цены просто в блокнот. Вот стоимость товаров в этом магазине и соответствующих товаров в витебских супермаркетах.

Наименование продукта

Петербургская цена (белорусские рубли)

Віцебская цана (беларускія рублі)

Молоко

«Славянские традиции» 2,5%, 1 л

≈ 1,97

 1.18

«Молочный гасцiнец», 3,2%, 930 г

≈ 2,1

 1,22

Пиво

«Аліварыя», 0,5 л, Минск

≈ 2,2

 1.41

«Аливария Золотое», 0,5 и 0,9 л, Минск

≈ 1,87

 1.5

«Лідскае Жыгулёўскае», 0,5

≈ 1,73

 1,45

Хлеб (витебский)

Батон с молоком, 0,5 кг

≈ 1,25

 1, 10

«Сонечны» смак, 0,25 кг

≈ 1,5

 0,87

«Нестерка», 0,5 кг

≈ 1,87

 1, 31

Вестник столовый, 0,41 кг

≈ 1,7

 1

«Стародавний», 0,4 кг

≈ 1,36

 0,9

Как и ожидалось, белорусские продукты в Питере дороже, а иногда и довольно значительно дороже, чем в Витебске.

Кроме того, оказалось, что в Питере под белорусской вывеской наряду с аутентичным брендом запросто могут «толкнуть» колбасу сергиево-посадского производства и плодово-овощную снедь из Ленинградской области и Узбекистана. Так же легко идут в оборот «белорусская» казахстанская «молочка» да печеньки с производителем «Бейкер-хауз». Ну прям как адрес Шерлока Холмса в Лондоне – Бейкер Стрит:)

От работы с ценами отвлекли кассирши. Они, можно сказать, стали совать мое лицо в номера телефонов их директора. Позвоните, мол. Вам подтвердят запрет на фото и аудиозаписи! Но когда оба номера отозвались «абонент недоступен», на вопрос, где же хвалёный директор, который может помочь мне снять пресловутые ценники и дать витебчанам возможность сравнить цены на родине и в Петербурге. В ответ мне стали «тыкать» с вопросом, а знаю ли я, что в воскресенье все начальники отдыхают?!

Комментариев не осталось. Зато совсем рядом оказалась открытая дверь с надписью «Белорусские продукты».

Милая продавщица скромного магазина услужливо рассказала, что белорусского у них из сотен наименований товара ничего, к сожалению, не осталось, кроме гродненских соков марки «АВС».

Сок "АВС". Фото диак. Антония Данилова

Сок «АВС». Фото диак. Антония Данилова

Как можно увидеть на фото, цена 100% гродненского сока такая же, как и российского нектара «Любимый» (содержание сока и пюре не менее 50%).

«Все остальное вытеснили конкуренты», — сказала продавец и сурово указала пальцем на соседний магазин, где меня только что «прессовали» и пытались «вытеснить».

Сомнений не осталось, что в её жалобах есть доля правды, ведь когда директор продаёт небелорусский товар под белорусской этикеткой, он и соседей запросто обманет и «подсидит»…

Посочувствовав девушке, я вернулся к «полюбившимся» собеседницам в предыдущий магазин с гениальной идеей. Чтобы проиллюстрировать стоимость товаров, решил купить что-то и попросить чек. И вот только я задумал приобрести витебского хлеба «Сонечны смак» с семечками, как неугомонные продавщицы продолжили трепать мне нервы. Теперь они дозвонились (!) до менеджера, которая требовала меня к телефону. Я бы с удовольствием наслаждался видом гродненских колбас, но было жутко интересно, что мне скажут. Собеседница в грубой форме прокуренным голосом стала требовать ответа, зачем я переписывал цены.

«Зачем Вы их переписываете?! Кто Вам дал такое право?!!» — злилась менеджер.

На это я ответил, что она или уберёт ценники, или я продолжу свою летопись, пользуясь информацией за прозрачной, открытой для всех витриной. Жесткого парня услышать она, видимо, не ожидала и наскоро попрощалась.

Записав еще несколько наименований и цен, я купил-таки тестю бутылку «Алiварыі», себе в дорогу – «Смака» и, укладывая товар, попросил чек (цены указаны в таблице выше).

Аливария и витебский хлеб. Фото диакона Антония Богоявленского

«Аливария» и витебский хлеб. Фото диакона Антония Богоявленского

Но тут, как чёрт из табакерки, появилась еще одна проблема.

Оказалось, что в магазине нет не только чековой системы, но и кассового аппарата. Деньги за товар принимаются только «наличкой» и аналогично передаются в головную организацию. Та продавщица, что была посовестливее, взволнованно рассказала, что несколько лет работает в «двориковской» системе, но везде ли нет кассовых машин, умолчала. За несколько дней до моего появления якобы работал терминал для оплаты картой, но сейчас он приказал долго жить. Но меня заверили, что завтра, когда я уже уеду из Питера, должны привезти этот «карточный» аппарат.

Я еле сдержался и от негодования и от творящегося в магазине беспредела, задумался о законности существования таких торговых сетей во втором по значимости городе России, попросил выписать мне товарный чек и направился к выходу. И уже у дверей услышал довольные отзывы зрелого покупателя лет 55, который говорил на весь магазин, что белорусские продукты самые вкусные!

Никто и не сомневался, вот только в каких шарагах и с каким отношением их продают…

Идя к метро, мне стало, как Павлу Верещагину, «обидно за державу», и на станции я сформулировал 8 особенностей петербургского «Белорусского дворика»:

  • вам продадут, как правило, свежие и вкусные белорусские продукты хорошего качества и надлежащего срока годности;
  • вместе с ними на витринах лежат товары небелорусского производителя (с указанием на чеках и без такового);
  • отношение к покупателю может быть различное – от флиртово-игривого (с покупателями, воспевающими оды) до запрета смотреть на ценники;
  • цены на большинство товаров невелики;
  • система нечестна перед потребителем: отсутствие кассовых чеков умышленно используется для возможности избежать обжалований и возврата денежных средств в известных случаях;
  • продукция в изобилии и в шаговой доступности об большинства станций метро;
  • боязнь гласности и обнародования информации о магазине выводит его к тезису «нам есть, что скрывать»;
  • «Алiварыя» пришлась тестю весьма по вкусу…

Тут как в песне: «Думайте сами, решайте сами». Но если пойдёте за продуктами от «дворика», прячьте подальше смартфоны да просите товарный чек.

Чтобы узнать, где купить «белорусские» павлопосадские платки, читайте здесь.