Сегодня в Витебске началось рассмотрение уголовного дела. Муж обвиняемой: Это были не домашние роды!

мужчина не исключает, что малышка родилась нежизнеспособной

30 августа в суде Железнодорожного района Витебска началось рассмотрение уголовного дела 31-летней Ольги Степановой, которую обвиняют в причинении смерти по неосторожности – при домашних родах у нее умер новорожденный ребенок.

В зале судебного заседания нашлось лишь только одно место для обвиняемой - в клетке. Фото Светланы Васильевой

В зале судебного заседания нашлось лишь только одно место для обвиняемой – в клетке. Фото Светланы Васильевой

Как выяснилось на суде, потерпевшей в деле признали представителя органов опеки – Юлию Алипову. Адвокаты обвиняемой заявили ходатайство, чтобы потерпевшим признали мужа Ольги. Суд ходатайство удовлетворил. После представитель органов опеки и прокурор выступили за то, чтобы сделать процесс закрытым.

Сама обвиняемая настаивала на том, чтобы дело рассматривали в открытом режиме:

Здесь затронуты только мои интересы, мне скрывать нечего.

Как мы сообщали ранее, судья Юрий Урбан объявил процесс закрытым.

Обвиняемую в причинении смерти по неосторожности охраняют трое милиционеров. Фото Светланы Васильевой

Обвиняемую в причинении смерти по неосторожности охраняют трое милиционеров. Фото Светланы Васильевой

Напомним, 17 февраля Ольга в квартире матери в Витебске родила девочку. В процессе родов ребенок наглотался околоплодных вод и стал задыхаться.

Увидев, что на свет появилась малышка, которая не кричит, Ольга попросила мать вызвать скорую. Новорожденную и роженицу доставили в городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи. Здесь в 21:40 зафиксировали смерть ребенка. По данным следствия, в дыхательные пути новорожденной попала околоплодная жидкость.

Следствие утверждает, что женщина отказалась от применения медикаментов и проведения ряда важных исследований, а также от госпитализации. При этом в женской консультации № 5 областного роддома, где Ольга наблюдалась, ее предупредили, что при домашних родах высока вероятность потери ребенка.

По словам Олега, мужа обвиняемой, первый ребенок, двухлетняя Анастасия, также появилась на свет дома, но без осложнений:

Решение, где рожать, – это сфера прав женщины. Если бы зависело от меня, то я выбрал бы более традиционный путь. Однако Ольга решила так, и первый ребенок родился дома, в Санкт-Петербурге. Мы с женой ходили на специальные курсы, где обучались практике домашних родов.

Во время второй беременности жена 4 раза делала УЗИ, которые показывали, что и с ней, и с ребенком все в порядке.

Как далее подчеркивает мужчина, у Ольги особое отношение к детям.

Жена отличается большой преданностью и готовностью к самопожертвованию. Когда Ольга узнала о том, что у нее начинает развиваться анемия, то все равно продолжала кормить грудью старшую дочку и вынашивать малышку. Считая, что если это и пойдет во вред, то только ей.

Ольга неоднократно говорила, что если будет выбор между ее жизнь и жизнью ребенка, то однозначно – в первую очередь спасать ребенка.

В день трагедии мы разговаривали с женой по телефону. Она рассказала, что была у врача, который предложил ей пойти в роддом в понедельник. Ольга была уверена, что у нее есть в запасе два дня.

Я подчеркиваю, что мы все обсудили и жена была настроена пойти рожать в роддом. Трагедия, которая случилась в нашей семье –  это не домашние, а стремительные роды. И я не исключаю, что малышка родилась нежизнеспособной.

Согласно словам Олега, жена находилась в постоянном контакте со следствием. Женщину не требовали подписывать документ о невыезде:

Мы неоднократно обращались в милицию с просьбой разрешить похоронить ребенка. Тело новорожденной девочки после экспертиз согласились выдать только через 2,5 месяца – 5 мая.

В этот день мы собрались поехать в Минск в крематорий. Однако утром пришли за Ольгой и ее арестовали. С 6 мая Ольга находится в Витебском СИЗО.

На кремацию поехала только бабушка ребенка. Урна с прахом девочки до сих пор хранится в минском крематории.

В Беларуси легальным является только один способ принятия родов – в государственном роддоме.

Законодательство Республики Беларусь никак не регулирует вопрос родов. Никто не может запретить женщине рожать дома и заставить ее ехать в медицинское учреждение. Это нарушит ее конституционные права. Вместе с том, если будущая мать решится на домашние роды, она не вправе ожидать получения помощи профессионального медика. В соответствии с белорусским законодательством это незаконное врачевание.

  • assa

    КЛЕТКА ОПРИЧНИКИ – ВСЁ ДЛЯ ТОГО ЧТОБ ЗАПУГАТЬ И УНИЗИТЬ. ОТ НАС УЖЕ ПОЧТИ НИЧЕГО НЕ ЗАВИСИТ . СИСТЕМА БЛИН.