Удастся ли «обезналичить» белорусов?

Антон Платов

Знакомая многим картина: день выдачи зарплаты на госпредприятиях – и огромные очереди у банкоматов. Почему белорусы сопротивляются безналичным деньгам? Поищем ответ вместе.

Люди снимают деньги с зарплатных карточек, переводя неосязаемые электронные рубли в привычные им бумажные купюры. По сути, так люди идут против государственной политики последних лет – стараний власти максимально перенести денежный оборот в безналичную сферу. Но почему белорусы сопротивляются безналичным деньгам?

5504

Всеобщий переход на виртуальные деньги

Белорусские власти уже давно стараются всеми возможными методами ограничить расчеты наличными деньгами. Несколько лет и огромные суммы бюджетных средств были потрачены на создание национальной системы платежных пластиковых карт «Белкард» и на ее внедрение в государственных предприятиях и организациях. А Национальный банк Беларуси на законодательном уровне все более ограничивает максимально возможную сумму расчетов наличными как между юридическими, так и между физическими лицами

Так, недавно в Беларуси был принят указ, который ввел лимит расчетов наличными в тысячу базовых величин (одна базовая сейчас составляет 150 тыс. рублей). 6 ноября начальник управления развития банковских платежных карточек и электронных денег Нацбанка Людмила Стефанович заявила, что лимит расчетов наличными в Беларуси и далее будет снижаться. По ее словам, так должна повыситься прозрачность расчетов между субъектами хозяйствования и населением. «По мере того, как будем получать ответную реакцию общества на ситуацию с расчетами, лимит в последующем будет уменьшаться. Это мировая практика», – отметила Стефанович.

Указ № 493 «О развитии безналичных расчетов», принятый 16 октября 2014-го вступит в силу с 19 апреля 2015 года. К этому времени в соответствие с документом будет приведена нормативно-правовая база. В Нацбанке полагают, что изменения будут вноситься, в том числе, в Кодекс об административных правонарушениях. Вероятно, в КоАП будут прописаны штрафы за превышение лимита расчетов наличными, пока этот вопрос находится в проработке. Кроме того, предстоит отрегулировать ситуацию с комиссией банков за обслуживание крупных операций.

Собственно, само по себе введение лимитов на расчеты наличными нельзя назвать чем-то необычным. Например, в Италии существует запрет на оплату наличными покупок на сумму, превышающую 1 тыс. EUR, а в Греции лимит равняется 1,5 тыс. EUR. Сейчас подобные ограничения готовятся ввести и в России.

Для банков установление лимита на расчеты наличными очень выгодно, так как оно приведет к увеличению объемов средств, проходящих через их счета. Соответственно, вырастет ресурсная база банков, увеличатся доходы от взимания комиссий за проведение подобных платежей. С другой стороны, давно известно: что хорошо для банков, то плохо для простых людей. Например, физическим лицам придется платить больше из-за банковской комиссии, хотя они, конечно, получат некоторые гарантии безопасности при проведении расчетов.

А люди – против!

По словам чиновников из правительства и Нацбанка, ограничение наличных расчетов создаст проблемы разве что тем, кто получает «серые» доходы и не уплачивает с них налоги. Законопослушным гражданам, дескать, опасаться не нужно. Однако белорусы в реальной жизни упорно сторонятся безналичных платежей. Да и специалисты по личным финансам советуют: лучше всего приходить в банк раз в месяц и снимать сумму «на жизнь», а далее ничего лишнего банку не платить и деньги в нем не держать.

Эти же специалисты рекомендуют не рассчитываться в магазинах карточками. Множество исследований, проведенных в разных странах, выявили: когда человек пользуется «пластиком» при расчетах (то есть не видит реальных денег), то тратит намного больше, чем если бы рассчитывался наличными из кошелька. Срабатывает психологический момент: если мы не видим денег «вживую», то крайне плохо осознаем, сколько у нас денег осталось и сколько приходится потратить на всякие не особо нужные покупки. Кажется, белорусы это понимают – пусть подсознательно – и потому не хотят отказываться от использования наличных.

И замечу, что белорусы не одиноки в своем нежелании отказываться от наличных денег в пользу банковских карт. В этом с ними солидарны жители Германии. Как показывает статистика, средний немец тратит в день около $123 наличными – это вдвое выше, чем в Австралии, США, Франции или Голландии. Как следствие, порядка 80% всех сделок в ФРГ до сих пор осуществляются с помощью наличных денег. Этим Германия радикально отличается от других развитых стран Европы – там доля оплаты наличностью давно меньше 50%. Более того, в Германии наличные все еще доминируют как форма оплаты при крупных сделках и покупках. Немцы, подобно украинцам, россиянам и белорусам до сих пор покупают автомобили и дома за наличные.

До сегодняшнего дня никто не может четко объяснить, с чем это связано. Однако ученые-социологи все чаще говорят о том, что причина — заложенная в менталитет скупость немцев. Как я уже говорил, следить за передвижением денег в наличной форме намного проще: известно, что люди, которые пользуются наличкой, больше склонны экономить и откладывать деньги «на черный день».

«Когда носишь деньги в кармане, то проще понимать, сколько ты их потратил, и сколько их у тебя осталось. Нежелание пользоваться безналичными деньгами – признак скупости», – пишет по этому поводу один из аналитиков Европейского Центробанка, который серьезно изучал этот феномен. Еще одна возможная причина нежелания немцев переходить на безналичные деньги – национальная обеспокоенность сохранением в тайне своей личной жизни.

Но в любом случае, эксперты отмечают: если в России или в Украине потребители предпочитают наличные деньги при покупках дорогих товаров из-за нежелания попадать под внимание налоговиков, то в Германии (а также Беларуси) люди хотят как можно тщательнее следить за своими расходами.

Одна из причин такого поведения немцев – как, вероятно, и белорусов – заключается в их крайне тяжелом прошлом. В 1923 году, во времена Веймарской Германии, цены в стране выросли примерно в триллион раз. Буханка хлеба тогда, например, стоила 428 млрд марок. Килограмм сливочного масла обходился в 6 трлн марок. Бесполезные банкноты люди использовали в качестве обоев, печного топлива или для изготовления воздушных змеев. Причем это был совсем не единственный столь тяжелый период в финансовой истории Германии. Сразу после Второй мировой войны инфляция стала примерно такой же. Да и Гитлер, несмотря на демонстрируемые экономические успехи, в значительной степени финансировал войну за счет эмиссии все новых и новых денег.

Эта генетическая память о гиперинфляции сохранилась в немцах и поныне, как и в белорусах память о 1990-х. Исследования социологов показывают, что в странах, которые в разное время переживали периоды гиперинфляции, люди крайне неохотно хранят деньги в банках – им предпочитают мешки с валютой под матрасом или домашние сейфы с золотыми украшениями. Так, финансисты из Федерального резервного банка Нью-Йорка выяснили: если страна пережила период безудержного роста цен, спрос на доллары в ней остается стабильно высоким как минимум одно следующее поколение. То же самое нежелание пользоваться безналичными деньгами, что и немцы, среди членов Евросоюза демонстрируют, например, болгары и румыны.

Еще одна национальная черта немцев – ненависть к долгам. Это даже закрепилось в языковых нормах: слово Schulden (долг) является однокоренным слову «вина» (Schuld). По этой причине в Германии до сих пор крайне медленно развивается ипотечное кредитование, и использование кредитных карт. Например, в Великобритании кредитками пользуется 59% населения, во Франции – 50%, а в Германии – только 18%. Совпадение или нет, но и в Беларуси кредитные карточки получили пока крайне малое распространение. Подавляющее большинство используемого «пластика» – это расчетные, то есть дебетовые, карточки.