Российский рубль падает – белорусская промышленность дрожит

Антон Платов

Падение курса российского рубля по отношению к доллару, которое мы наблюдаем с самого начала года, – это мощный негативный фактор для белорусской экономики. Причем даже более мощный, чем наши собственные, внутренние, инфляция и девальвация. «Витебский Курьер» попробовал разобраться, что происходит.

 

get_5454img

Рубль – снова «деревянный»

В среду доллар и евро снова подорожали в отношении к российскому рублю. Центробанк РФ установил официальный курс доллара США на 20 ноября в 47,0294 рублей. Курс евро на 20 ноября – 58,9090 рублей. Рубль падает, несмотря на то, что еще 10 ноября ЦБ полностью избавил курс российской валюты от своего вмешательства. Тогда аналитики ожидали стабилизации и даже укрепления рубля. Несколькими днями ранее директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева говорила, что справедливый курс доллара – около 38 рублей. Однако рубль никак не начнет оправдывать надежды. С 1 января по 14 ноября 2014 года российский рубль был девальвирован с отношения 33 (усредненное значение) рубля за один доллар США до 47,39 рублей – падение составило 43%.

Девальвация российского рубля будет иметь болезненные последствия для Беларуси, и в итоге может обернуться не просто временными финансовыми потерями, но и изменением структуры внешнеторговой деятельности.

Но в первую очередь падение российского рубля негативно отразится на объеме поступающих из России денежных переводов – в основном от работающих там белорусов. В прежние годы объем таких переводов составлял, по разным оценкам, от $1 млрд до $2 млрд. Но ошибочным будет полагать, что при девальвации на 43% и падение переводов из России (в долларовом выражении) окажется на таком же уровне. Дело в том, что упадет сама покупательская способность трудовых мигрантов и многие из них будут вынуждены и вовсе отказаться от переводов своим родственникам в Беларусь. То есть переводы из России упадут не только в долларовом выражении, но и сократится само число тех, кто в состоянии их отправлять. Основной рост цен в России минимум на 25% ожидается после нового года, о чем уже заявили многие российские торговые сети. То есть основного падения по переводам стоит ожидать не сейчас, а с лагом в полгода. К этому необходимо добавить и начавшееся в РФ сокращение заработных плат.

Но основной удар российская девальвация нанесет все же по белорусской промышленности. Исторически так сложилось, что белорусская экономика в значительной степени зависит от процессов, происходящих в российской экономике. Причем за последние 20 лет эта зависимость лишь усилилась. Сегодня Россия – основной рынок сбыта для продукции белорусской промышленности, как тяжелой (машиностроительной), так и легкой, и пищевой.

Так что совсем не случайно премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович назвал девальвацию российского рубля одной из основных причин снижения конкурентоспособности отечественных товаров. Посещая выставку-ярмарку «Продэкспо-2014», он прямо заявил: «Мы находимся в Таможенном союзе, а сейчас еще и в Евразийском экономическом союзе, и девальвация российского рубля негативно сказалась на деятельности наших экспортеров». По словам премьер-министра, в этой связи правительство совместно с Национальным банком Беларуси рассматривает возможность минимизации потерь предприятий от курсовых разниц.

Ведь одни только потери от обесценивания российской валюты предприятий пищевой промышленности за последние три месяца превысили $160 млн. А ведь 55% производимых в Беларуси продуктов питания продается как раз в Россию! Более того, введенное летом российское продуктовое эмбарго на поставку европейского и американского продовольствия заставило загореться глаза у белорусских производителей и переработчиков сельхозпродукции – они начали подсчитывать в уме сверхприбыли.

И на первых порах все было неплохо. По данным Белстата, в январе-октябре 2014-го производство аграрной продукции в текущих ценах составило 116,5 трлн рублей и увеличилось по сравнению с январем-октябрем 2013 года в сопоставимых ценах на 2,1%. Надежды здесь были велики. Как заявлял замминистра сельского хозяйства и продовольствия Василий Седин, «мы стремимся к тому, чтобы в этом году получить выручку не менее $6 млрд». Ну а в 2015 году эта цифра, благодаря сохранению российского продуктового эмбарго, должна была вырасти до $7 млрд. Но уже понятно: не вырастет.

Снижается также и экспорт машиностроительной продукции, значительная часть которой поставляется на российский рынок. В результате, по итогам девяти месяцев 2014 года организации Минпрома получили убыток в размере почти триллион рублей. Министр промышленности Дмитрий Катеринич, выступая в Палате представителей в конце октября, отмечал, что даже крупные промышленные организации (БелАЗ, МТЗ) получили в текущем году убытки, несмотря на положительную рентабельность. Конечно, это все не исключительная «вина» российского рынка, но роль падения российского рубля в убытках белорусских производителей все же очень заметна.

Более того, опасения за курс белорусского рубля на фоне девальвации его российского «собрата» привели к нарастанию девальвационных ожиданий и в Беларуси. Это выразилось в виде чистой покупки иностранной валюты гражданами и резком замедлении прироста рублевых депозитов в банковской системе страны.

 

Что теперь будет?

Понятно, что быстрая девальвация российского рубля с учетом масштаба российско-белорусских экономических связей и далее будет нести угрозы экономике Беларуси. Поэтому белорусское правительство вынуждено разрабатывать соответствующий комплекс защитных и компенсационных мер. Причем с использованием традиционных рычагов административного регулирования. В частности, несмотря на наличие договоренностей о свободном передвижении товаров в рамках ТС, Беларусь может ограничить импорт российских товаров на белорусский рынок с целью защиты отечественного производителя.

Не случайно 11 ноября Александр Лукашенко заявил правительственным чиновникам: «Садитесь и думайте, как вы защитите собственного товаропроизводителя. Никаких ссылок быть не должно, что у нас обязательства в Таможенном союзе, Евразийском союзе. Свой товаропроизводитель должен быть защищен».

По мнению многих белорусских экономистов, в этих условиях наиболее разумным шагом стала бы девальвация белорусского рубля в пределах 20-25%. Это позволило бы восстановить конкурентоспособность отечественных товаров как на внутреннем, так и на российском рынке. Однако данное решение может дать нежелательный социальный эффект на фоне предстоящих в 2015 году выборов президента. Поэтому Нацбанк – ради сохранения «стабильности» – продолжает политику плавного ослабления курса национальной валюты.

Возможны и другие меры. Так, с целью снижения себестоимости производимых товаров на промышленных предприятиях может быть ограничен рост заработных плат, возможно расширение полномочий руководителей государственных предприятий в части сокращения лишних работников. Но опять же, эти меры мало приемлемы в предвыборный год.

Пока можно заметить только одно преимущество для Беларуси от снижения курса российского рубля – это возможность в 2015 году покупать газ еще дешевле, чем сейчас. В настоящее время за тысячу кубометров газа Беларусь платит $168. Однако, по словам первого вице-премьера Владимира Семашко, цена на импортируемый из России газ может несколько снизиться в долларовом выражении. «Что касается цены на газ, то мы предполагаем, что она будет в будущем году несколько ниже, чем в этом, – сказал Семашко. – Формула цены на газ для Беларуси привязана к цене на газ для Ямало-Ненецкого автономного округа. Цена эта пересчитывается с рублей в доллары. В виду того, что курсы валют изменились, мы предполагаем, что цена на газ для Беларуси снизится».