Лес на Витебщине в зеркале аналитического обзора СМИ

Все газеты и редакции районного радио Витебской области тепло и сердечно поздравили работников лесного хозяйства с  профессиональным праздником и выдали на гора для читателей крайне интересную информацию. 

Изображение 157

Факты и примеры, приводимые журналистами по проблеме “Лес Витебщины” достойны внимания и критического анализа.

Напомню, леса Витебщины  на площади почти 1млн. 200 тысяч гектар  объединены под крышей Витебского ГПЛХО. Более миллиона из них – покрытые лесом земли.  Из общей площади лесов почти половина занимают леса 1-ой группы. Невиданное богатство! Особенно если учесть, что общий запас древесины в лесах Витебской области составляет более 216 млн. куб.м. На каждого жителя региона приходится примерно три железнодорожных вагона. Живи – не горюй… Ведь на каждом гектаре  витебских лесов только спелых и перестойных насаждений сегодня ждут “топора”  – 258 куб.м ценного вида сырья и стройматериала.

Просматривая страницы газет Витебского региона обратил внимание на то, что журналисты наших СМИ воздали должное старшему поколению лесоводов, сохранивших лесное богатство для нынешнего поколения и ради светлого будущего наших внуков.

Две трети “акул пера” подметили важную национальную особенность функционирования лесного комплекса в Республике Беларусь: леса являются государственной собственностью. Но лишь единицы анализируемых сми сделали из этого факта нужный обществу вывод о том, что  лесхозы лишь “осуществляют лесохозяйственную деятельность на правах оперативного ведения”. Несколько районных газет вплотную подошли к теме критического анализа текущих итогов результатов лесопользования местными монополистами. Но дальше шагнуть не смогли.

Из публикаций “Нашей Толочинщины” узнаю, что “Толочински й лесхоз входит в двадцатку лучших в республике из 95 лесхозов и в пятерку лучших из 17 хозяйств в области… и что  “…лесное хозяйство — одна  из самых перспективных отраслей народного хозяйства страны”.

S0625468

Тут в пору воскликнуть: Ой! Так как газета в подтверждение радужной перспективы приводит пример мрачного нынешнего состояния отрасли: реализовав в этом году почти 80 тысяч кубов древесины Толочинский лесхоз получил лишь 26 млрд. выручки. Или примерно 300 тысяч рублей за каждый куб древесины, половина из которых за бесценок ушла на экспорт в виде “леса – кругляка”.

К сожалению, журналисты  в упор не хотят видеть вреда экономике от  экспорта сырья  с низкой добавленной стоимостью. Тот факт, что они вслед за работниками лесхозов подпевают радостные оды экспорту нашего лесного богатства  в виде топливных пеллет, лишь подтверждает этот печальный факт. Не радоваться надо, а выть волком от того, что из лесов Толочинщины 98 % топливных пеллет уходит за бугор. Ведь обратно они возвращаются к нам  в виде продуктов гидролиза древесины. И лишь лингин, побочная часть химической переработки щепы, там, в Европе, идет на  топливо.

Пройдясь по графе “экспорт” из страниц других изданий узнаю, что в дальнем и ближнем зарубежье наши мастера лесного промысла торгуют: семенами сосны и ели и саженцами этих деревьев…

Газета “Чырвоны прамень”  информирует читателей о том, что 10 тысяч кубов столетних сосен из Чашникского лесхоза ушло в адрес “Пинскдрева”  – тоже своеобразный “экспорт отвара с низкой добавленной стоимостью”, от которого валовый региональный продукт  Витебщины мало прирастает в рублях.

Газета “Клич Радзимы” порадовала читателей сообщением о пополнении  ВВП Шарковщинского района Витебщины за счет сбора березового сока, продажи новогодних елок и заготовки ягод.

Газета “Миерския навины” не нашла точки приложения для анализа деятельности работников лесхоза, и по этой причине рассказала о проблемах леса в стиле бла – бла – бла  – лесу нужны молодые специалисты.

“Браславская звязда” отметилась хорошим фото-репортажем районного соревнования  грибников, Полоцкий вестник” пошел дальше и порадовал в этом сезоне газетным отчетом об открытии “Грибного университета”.

“Родныя вытоки” Докшицкого района не вышла за пределы давно известной темы “Чем больше площадь леса, тем больше в лес у дров”.

“Паставский край” по случаю 75 – летия местного лесхоза порадовал перспективой расширения питомника, хорошими показателями доходов от предоставления услуг собственного охотхозяйства… Два показателя, приводимые газетой, достойны более внимательного, читай сравнительного, анализа. Так, в этом году, сообщает газета, лесхозом вырублено 100 тысяч кубов древесины. А изготовлено пиломатериалов…  всего 5 тысяч метров кубических. Иными словами из каждых ста вековых елей и сосен  через пилораму в этом районе проходит только каждое двадцатое дедами выращенное и нами срубленное дерево. И это – один из лучших показателей. Бывает и похуже…

Грустно в этой связи читать бодрый отчет “Городокского вестника” о лучших трактористах лесхоза, передовиках вывозки древесины из леса.

Еще более грустно от того, что и другие газеты, например, “Двинская правда” тоже видят только лесорубов и тех, кто титаническим трудом выращивает лес.

Может хватит кормить нас, граждан, рассказами о запахе елового леса и пользе, которую приносит гектар сосновых нас аждений, выделяя знойным летом в атмосферу азон?

Давайте подскажем акулам пера новые темы

Например, как работает лесосеменной цех в Глубокском опытном лесхозе, оснащенный шведским оборудованием, позволяющий перерабатывать 100 тонн шишек за сезон.

На сколько процентов загружены его мощности?  Без усилий всего общества заготовить такую массу шишек невозможно. Открыв архивную подшивку газеты бывшего Кохановского района “Сталинский призыв”, я читаю на ее страницах объявления о закупке лесничествами шишек  у населения, о массовом выходе в лес на заготовку семян сосны и ели школьников и трудовых коллективах. Газета сообщала тогда и дальнейшую судьбу семян из лесов Витебщины: они отправлялись в Казахстан и Среднюю Азию , на юг России и Украины для создания защитных Государственных лесополос. Ныне об этом – ни слова.

Сегодня посадочный материал Поставский лесхоз реализует в лесхозы Витебской области в виде привитых саженцев сосны и ели.

В бытность народным депутатом СССР я был хорошо знаком с работой станций юных натуралистов Восточного Казахстана. Там учили детей прививать на молодые сосенки веточку кедра и тем самым ускорять его плодоношение с 40 лет до 4 – 7. Согласитесь, что иметь на своем дачном участке плодоносящий кедр лучше, чем собирать  на своих шести сотках урожай ели. Кто, если не журналисты обязан думать об этой перспективе.

Сегодня в каждом лесхозе, в каждом лесничестве, создаются собственные дендрарии. Об их существовании лишь одна газета (Наша Толочинщина) напомнила по случаю праздника леса.

А чей дендропарк достоин титула “Лучшая площадка пропаганды природы Витебщины”? Без инициативы журналистов мы этого не узнаем. Да и создать живой каталог редких деревьев и кустарников без помощи общества невозможно. В противном случае мы вынуждены лишь лицезреть в дендрарии лесничества осину и ель. Даже при самом искусном экскурсоводе, в стихах и красках способного описать трепет осенней листвы,   школьников в такой минидендрарий на аркане не затянешь.

Уроки краткого экскурса в историю лесного хозяйства 

Может пора критически присмотреться к процессу “лес рубят – щепки летят”.

В этом  убеждает нас цитата из описания региона столетней давности: “Толочин бойко торгует хлебом и лесом.”  Это – реалии тогдашней малоэффективной экономики.

Ныне -торговля лесом за бесценок идет еще более впечатляющими темпами. А ведь были иные времена. В Оршанском филиале Государственного архив я нашел отчетные документы созданного в 1921 году в Коханово лесоперерабатывающего завода.

Уже на первых страницах этой невостребованной журналистами, историками и краеведами папки обращаю внимание на распоряжение “О подготовке к отправке на экспорт трехдюймовых досок”.

Листая архивные номера довоенной газеты “Калгасник Талачыншшчыны” вижу инетересную и в высшей степени поучительную заметку о работе артели “Чырвоны смалакур.” Вдумайтесь: добровольное объединение кустарей и ремесленников в 1935 году только на территории  Толочинского района в год выдавало на рынок:  150 тонн колесной мази, почти 250 тонн скипидара двух сортов, более полтысячи тонн угля, 17 тонн уксусного порошка, почти 300 тонн смолы. Назовите мне подобный пример выпуска на рынки Беларуси и Европы продуктов лесохимической переработки с пометкой “Произведено на Витебщине”. Может быть на рынке не востребованы продукты гидролиза древесины. Из десятков бывших заводов БССР этого профиля осталось два – Речицкий в статусе банкрота распродает свои цистерны и Бобруйский  пока держится на плаву. На Витебщине такой отрасли просто не существует.

Как бы не так. Сегодня мы импортируем эту продукцию. Ведь без канифоли сосновой не обойтись ни в  производстве синтетического каучука, ни в целлюлозно-бумажной промышленности, ни в шинной, ни в резиновой и лакокрасочной промышленностях.

На автомобилях ездить хотим, а забываем, что ближайшая точка производства канифоли, а производстве которой могли бы рассказать журналисты Витебщины,  находится в Борисове в ОАО “Лесохимик”.

Откроем статистический справочник “Народное хоязйство СССР в 1988 году”. Статистика тогда отслеживала динамику показателя “Производство изделий из древесины (в расчете на 1000 кубических метров вывезенной древесины) в расчете на 100 кубометров вывезенной древесины”.

Пиломатериалы в среднем по стране тогда составляли  примерно 300 кубометров, клееная фанера 5 – 6  в расчете на каждую поступившую из леса тысячу  кубов древесины. Глубину переработки главного дара царства Берендея в Беларуси можно оценить по данным справочника “Народное хозяйство Белорусской ССР  в  1989 году”. В период с  1970 по 1990 годы   в БССР ежегодно вывозилось из леса от 6 до более чем 7. 6 млн. кубических метров древесины. В этот период республика  выпускала более 200 метров кубических фанеры клееной. Ныне из леса вывозится  вдвое больше деревьев, выращенных нашими предками,  и производится ровно в два раза меньше фанеры. Так и хочется сказать:

– Пролетаем над рынком как фанера над Парижем!