Александр Веледимович: я удивляюсь и радуюсь

С 2009 года 12 июля отмечается День фотографа. По этому случаю корреспондент “Витебского курьера” побеседовал с известным витебским фотографом. 

Александр Веледимович

Александр Веледимович

В Западной Европе с Александром Веледимовичем тоже немного знакомы: он выставлялся в Париже и Берлине. В витебской квартире у Александра вместо полок обычные кирпичи, покрашенные в голубой цвет, детские игрушки, рисунки, камни, проигрыватель “Арктур” из 80-х с грампластинками (чаще всего Александр слушает оркестр Глена Миллера, Pink Floyd , Аквариум, King Crimson). В общем, всё необходимое, чтобы настроиться на волну творчества. На этой неделе он снова покидает Витебск до августа.

unnamed (7)

Александр Веледимович. Алесь Овсянников

Александр, существует ли для тебя белорусское искусство и белорусская фотография в частности? С чем ассоциируется?

– В современном мире трудно говорить о национальной принадлежности любого визуального искусства. Литература требует перевода, а фотография – универсальный язык. Все люди видят изображения и могут до определенной степени понимать символы и знаки на двухмерных плоскостях. Интернет ускорил обмен информацией и фотограф не может избежать воздействия информации извне, что так или иначе изменяет его взгляд.
Есть еще одно наблюдение. Искусство развивается там, где есть спрос. В Европе, Америке и Азии есть рынок, есть деньги и есть потребители. В Беларуси с этим сложнее. Если ты хочешь делать выставки или напечатать фотокнигу, ты должен где-то найти для этого денег.

unnamed (16)

Александр Веледимович. Юлия Назарова

Самая простая схема – снимать свадьбы и тратить деньги на «свое» искусство. Правда, такой подход вынуждает сидеть на двух стульях. Не всегда получается делать хорошую коммерческую фотографию и снимать выставочные проекты. Это просто две разных сферы.

Конечно, есть хорошие фотографы в Беларуси, такие. как Максим Шумилин, Катерина Смурага (недавно у нее была выставка в Москве), Егор Войнов, Андрей Дубинин, классные студийные и фэшн-портреты от дуэта Канаплев-Лейдик. Есть старая школа Минской фотографии 80-х: Владимир Парфенок, Сергей Кожемякин. Работы Игоря Савченко продаются в Москве и в Европе. Новые инициативы и выставки представлены Алексеем Шинкаренко и Андрея Ленкевича.

В конце концов есть книга «By Now» о молодой белорусской фотографии. Если ее просмотреть, мы увидим белорусский контекст, образы и символы, но идеи и способы работы с визуальным будут в связаны с мировыми тенденциями.

unnamed (8)

Александр Веледимович. Анна Зараковская

Ты сам себя считаешь белорусским фотографом?

– Да. Правда, не знаю, связано ли это с фотографией. Скорее всего это чувство принадлежности к стране с названием Беларусь, а может и не к стране, а к маленькой группе людей.

unnamed (9)

Александр Веледимович. Анна Петько

Что тебя чаще вдохновляет – фотография или что-то другое?

– Вдохновляет динамика развития современной фотографии. Появляются новые имена и проекты, которые изменяют правила игры в фотографию: меняется отношение к реальности внутри современной фотографии, ставится под сомнение документальный характер изображения, фотографы вовлекают зрителя в иллюзорные истории.
Вдохновляют история и философия фотографии. Читайте книги Вилема Флюссера, Андре Руйе и лекции Елены Петровской о «Теории Образа».

Последние несколько лет меня увлекли и почти спрятали от общения и мира образы моего детства.

unnamed (10)

Александр Веледимович. Григорий Гудков

Фотография для тебя и работа, и увлечение? Как ты находишь баланс, чтобы увлечение не стало работой. Для меня, например, работа – это синоним рутины.

– Работа – это то, что не приносит счастье. Тут все просто, если не хочешь делать фотографию – не делай, но если ты считаешь себя фотографом, то сложно избежать инерции. В какой-то момент может показаться, что если перестанешь делать фотографии, что-то волшебное и прекрасное исчезнет. Я пробовал заставлять себя, но ничего не получалось. Нельзя форсировать процесс.

unnamed (11)

Александр Веледимович. Евгения Почепко

Сейчас практически у каждого фотоаппарат, зачем люди обращаются к тебе?

– Это надо спрашивать не у меня, а у людей. Например, вот СМС от Ксюши Дозорцевой, ее слова: “Саша! Сутки хожу под таким впечатлением! Не могу слова собрать, чтобы описать все свои эмоции… Скорее всего ты сам не представляешь, что значат для нас эти фотографии) Там столько нашей мистики, столько нашего облика внутреннего! Хочется показывать каждому эту красоту, но в то же время не показывать фотографии никому, потому что они такие интимные, такие личные! Саша, это волшебство! Тысячу раз спасибо тебе…
P.S. Вообще по жизни я очень скупа на комплименты..”

unnamed (15)

Александр Веледимович. Юлия Богданович

Я фотографирую, потому что процесс поиска “нового” – удовольствие. Если повторять одну и ту же схему – творчество исчезает и вместе с этим уходит радость. Если искать новые комбинации элементов: свет, пространство, жесты, то в какой-то момент получается нечто неожиданное. Я удивляюсь и радуюсь.

unnamed (12)

Александр Веледимович. Екатерина Малинина

Есть люди, которых ты фотографируешь регулярно, это твои друзья? По-моему некоторых очень часто, они так быстро меняются?

У меня есть одна странность. Я могу сфотографировать человека несколько раз, но однажды появляется фотография, лучше которой я не смогу сделать. Она настолько прочно прилипает к этому человеку, что я уверен, что не смогу сделать лучше. Есть люди из ближнего круга, они попадают на фотографии часто, но “круг” меняется со временем.

unnamed (13)

Александр Веледимович. Мария Стрикелева

О чем ты рассказываешь своими фотографиями?

– Я не смогу ответить на этот вопрос. Надо уточнять, какими фотографиями. Есть разные проекты, и они про разное рассказывают.

unnamed (14)

Александр Веледимович. Татьяна Лисовская

Почему плёнка, что она тебе даёт?

– Я снимаю на пленку, потому что это повышает концентрацию и заставляет по-иному думать. Необходимость сделать все с первого раза заставляет найти единственное решение.

Еще есть и технические преимущества. Я вижу разницу в объёме изображения, это заметно при портретной съёмке, когда часто есть разделение на передний и задний план. И это можно увидеть даже на репродукциях в интернете.

Ещё плёнка помогает мне быть внутри ритуального процесса. Привычные действия настраивают на съемку. Штатив разложить, камеру прикрутить, навести на резкость, экспозицию замерить, тросик прикрутить и нажать на кнопку.

В квартире Александра царит дух творчества

В квартире Александра царит дух творчества