Как Яков Лазаревич Иоффик в послевоенном Витебске людям радость нес

создатель «Ансамбля песни и пляски промкооперации», директор Клуба Витебского ветинститута, первый директор Дворца культуры на площади Ленина

Прошло уже много лет, а при встрече со мной многие витебляне, прожившие в этом городе долгие годы, здороваясь, всегда спрашивают, не сын ли я того самого Иоффика. И я с гордостью отвечаю им: «Да, я его сын!»

Так заканчивалось письмо Михаила Яковлевича Иоффика, которое пришло в нашу редакцию. Человек жив до тех пор, пока жива о нем добрая память, и в своем письме Михаил Яковлевич рассказал нам о своем отце, Якове Лазаревиче Иоффике, создателе и художественном руководителе первого в Витебске послевоенного «Ансамбля песни и пляски промкооперации». В этом году со дня рождения этого знаменитого жителя Витебска исполняется 110 лет.

В послевоенном Витебске, как и в других городах Беларуси, развлечений особых не было: театр, кино… Поэтому народное искусство в городе пользовалось необыкновенно  большой популярностью.

Зато в Витебске всегда жили талантливые люди.

Яков Лазаревич Иоффик. Фото предоставлено Михаилом Иоффиком

Яков Лазаревич Иоффик (Будняцкий) родился 9 мая 1909 года. Его родители умерли во время городской эпидемии холеры, и мальчика усыновила семья Иоффик, которая не имела своих детей. Учился в хэдэре  (еврейская начальная религиозная школа), в городской 24-ой школе и вечерней школе имени Надежды Крупской, после — в деревотехническом-деревоотделочном училище, был одним из первых витебских пионеров.

Яков Лазаревич работал на Витебской фабрике «Профинтерн», где создал свой первый коллектив художе­ственной самодеятельности и стал лидером комсомольской организации.

Даже после армии он посвящал много времени коллективу, выступал на концертах на фаб­риках, заводах, в воинских час­тях и школах. Женился он в 1939 году на Симе Ханиной, ставшей ему супругой и добрым другом.

Я. Л. Иоффик в молодости, фото 1930-ых годов

Якова Лазаревича призвали в Красную Армию в августе 1939 года. Он участвовал в «освободитель­ном походе» в Западную Беларусь в составе 809-го медсан­бата. Но после демобилизации уже было ясно, что «боль­шая» война не за горами. Когда ее объявили по радио, Яков Лазаревич сам, без повестки, пришел  в военкомат и его забрали на фронт. По счастливому стечению обстоятельств, последним эшелоном его семье удалось эвакуироваться из Витебска на Урал.

Яков Лазаревич прошел всю войну, участвовал в обороне Ленинграда, в составе 146 минометного полка — в боях за освобождение Украины и Польши, был четырежды ранен. После тяжелой травмы в 1944 году его должны были комиссовать, но Яков Лазаревич вернулся на фронт в состав 102–го стрелковый корпуса. Войну он закончил в Праге, в звании старшины и в должности адъютанта коман­дующего корпусом, а после еще участвовал в боях в Западной Украине.

На фронте Яков Лазаревич, вместе с другими однополчанами, выступал на концертах солдатской самодеятельности. Их любили не меньше, чем номера заезжих профессиональных артистов.

Я. Л. Иоффик (1-й справа), участники фронтовой художественной самодеятельности «Театр в лесу». Фото 1943 года

Я. Л. Иоффик (во втором ряду последний справа). Участники фронтовой художественной самодеятельности, 1944 год

Яков Лазаревич был награжден именным оружием и удостоен боевых наград: двух орденов Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Праги», «За победу над Германи­ей». После войны орденоносцам давали льготы, но Иоффик отказался от всех, несмотря на нужды семьи, у которой после возвращения в Витебск не было «ни кола, ни двора». Жить им было негде – на месте родительского дома осталась только глубокая воронка от взрыва немецкой авиабомбы, но в полуразру­шенном доме на улице Суворова семье фронтовика дали небольшую 8-мет­ровую комнатку, в которой им пришлось жить вшестером.

По словам Якова Лазаревича, он «воевал не ради этих льгот и рублей, а за честь, свободу и независимость Родины и всего советского народа, за то, чтобы фаши­стская гадина никогда больше не смогла разрушать родные дома, сжигать города и села, сеять смерть и разруху, уничтожать людей». Тогда он еще даже не знал, сколько евреев погибло во время войны, в том числе были среди них и ближайшие родственники его семьи.

Крупные предприятия Витебска вывезли на восток или разрушили, поэтому бывшие фронтовики объединялись и работали в артелях — промышленных  кооперативах. Несмотря на голод и холод, даже в разрушенном Витебске, где работали без выходных, людям хотелось праздников и развлечений. Из любителей и знакомых Яков Лазаревич собрал первый в городе «Ансамбль песни и пляски промкооперации». Без них не обходился ни один праздник в городе.

Фото предоставлено Михаилом Иоффиком

Первые репетиции проходили в только что восстановленном здании 1-ой школы на улице Ленина. Позже артисты стали репетировать в здании «Культбазы облпромсовета» на Димитрова (дом 40А). Яков Лазаревич руководил коллективом бессменно, а всех самодеятельных ар­тистов в Витебске даже стали называть «иоффиками». Про ансамбль знал весь город.

Как воспоминал один из старейших участников коллектива М. Ф. Бе­ленький:

Я пришел в кол­лектив осенью 1946 года. О таком руководителе как Яков Лазаревич можно было толь­ко мечтать. Для него, казалось, не было преград, перед которыми он бы мог спасовать. Умел найти под­ходы как к советским, так и к партийным боссам, от которых многое зависело в работе и жиз­ни ансамбля. Кроме руководства ансамбля он сам активно принимал участие – руководил  драматическим коллективом и, если была необходимость, — пел в хоре.

Выступали в артелях, на избирательных участках во время выборов, на вечерах, в обкоме партии, облисполкоме, в помеще­нии прокуратуры, в здании КГБ, МВД,  выезжали в колхозы и совхозы, на фабрики и заводы и дважды в детской трудовой колонии.

В коллективе появились настоящие профессионалы. Хором руководил По­пов, оркестром народных инстру­ментов — композитор Рабунский, драматическим коллективом — сам Иоффик. В постановках драмати­ческого коллектива участвовали Л. Шульман, В. Бель, В. Тарубаров, В. Плавинская и другие. Духовым ор­кестром руководил композитор, за­ведующий музыкальной частью  театра им. Якуба Коласа Лойтер. Солист­кой ансамбля была Надежда Хмельникова, концерты вёл конферансье  Ар­кадий Шалк.

Республиканский смотр художественной самодеятельности. Слева направо: Михаил Копылов, Зинаида Косовер, Михаил Хейфец, Вера Элькина, Валентин Копьев, Роза Шмуйлович, Михаил Беленький, Тамара Бель, Борис Богорад, Паша Нинбург. Минск, 1947 год

С появлением И. Портного танцевальный коллектив нашел своего постановщика и солиста. Ставили белорусские, украинские, молдавские, русские танцы, а так­же танцы стран народной демок­ратии. Костяк танцевального коллектива составили П. Нинбург, Л. Шульман, Л. Пасынкова, Аня Левинсон, Ида Ценципер, М. Копы­лов, Н. Волчок, А. Швайнштейн, Г. Боборико, Е. Домнин, О. Пукова, А. Шалк, М. Беленький и другие. В ансамбле даже были свои чечёточники  — М. Во­ронцов и С.Плян

В 1953 году Облпромсовет поддержал предложение  Иоффика построить в городе свой Дворца культуры. К этому времени «Ансамбль» разросся, и места для всех уже не хватало. Так началось  строительство Дво­рца культуры промкооперации. Коллективы Ансам­бля были лауреатами всесоюзных и республиканских фес­тивалей и смотров, Декад белорус­ского искусства в Москве, а  Яков Лазаревич даже был представлен к званию «Заслуженный деятель искусств БССР». Но получить его так и не смог — в это время в СССР «раскручивалось» преслову­тое антисемитское «дело врачей».

В сентябре 1959 года в городе открылся Клуб Витебского ветинститута (сейчас это Дом культуры Академии ветеринарной медицины) , его первыми директором стал Яков Лазаревич Иоффик. Одно время Дворец культуры промкооперации временно размещался на улице Ильинского, в довоенном здании Клуба металлистов, где сразу после войны размещался Витебский драматический театр имени Якуба Коласа. Но после того, как закончили здание нового Дворца культуры на площади Ленина, коллективу Ансамбля не дали туда переехать, вместо этого здание  временно передали  коллективу театра. Сейчас во «Дворце куль­туры промкооперации» находится Витебская областная филармония.

Репетицию драматического коллектива проводит Я.Л.Иоффик. Фото 1949 года

Яков Лазаревич стал первым директором нового Дворца. К тому времени коллективы Ансамбля уже выезжали на выступления даже в социалистические стра­ны. Во Дворце культуры работа­ли Народный театр, Народный ансамбль песни и пляски, ансамбли народных и духовых инструментов,  ансамбль цимбалистов, изостудия. На гастроли сюда приезжали те­атры из других городов, здесь проходи­ли эстрадные концерты ведущих мастеров Советского Союза.

Как рассказывает его сын, однажды Яков Лазаревич не выполнил какое-то распоряжение обкома партии и, несмотря свою правоту, был тут же уволен с  работы с обещанием, что никакой другой в городе ему вообще теперь не дадут. Так что, живя в Витебске, Яков Лазаревич был вынужден каждый день ездить на работу в город Рудня Смоленс­кой области — за 60 с лишним ки­лометров от дома.

Фото предоставлено Михаилом Иоффиком

После ему удалось ус­троиться заведующим клубом автобазы №1, на должность, с  которой он и ушел на пенсию, потом  Яков Лазаревич еще продолжал работать в коллективе Вневедомственной охраны Октябрьского РОВД.

Пенсия у героя войны и бывшего руководителя Ансамбля была небольшая — всего 67 руб­лей. Яков Лазаревич попробовал обратиться в райком за персональной выплатой по партийному стажу. Но там секретарь уверял его, что такая пенсия положена только участникам Великой Оте­чественной войны, а Иоффик якобы не был на фронте и не участвовал в боевых действиях, не имел правительственных наград или, по крайней мере, не был на руководящей должности. И Яков Лазаревич, имевший 14 наград, включая 2 ордена и 5 боевых медалей, бывший на должности Дворца культуры, ушел со словами:

Не надо мне вашей персональной пенсии! Видимо, она дается только тем, кто  у вас в кабинетах штаны протирал и весь свой стаж здесь заработал. 

Семья Иоффиков воспитала четверых детей, они получили обра­зование, стали инженерами, учителями, музыкантами. Яков Лазаревич не мог представлять свою жизнь без работы и трудился до последних дней жизни. Умер он 2 апреля 1980 года, был похоронен на Старо-Улановичском кладбище в Витебске.

Ретрофотофакт: наш «Хоттабыч» воевал за Родину!

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА