В Лиозненском районе бывший муж выселяет жену на улицу через суд. Что делать в подобной ситуации?

Домашнее насилие не редкость в наше время. Любая, даже незначительная, деталь в деле может сыграть решающую роль!

Если бы еще пару лет назад кто-то сказал Оксане Миньковой, жительнице Лиозненского района Витебской области, что собственный муж будет выгонять ее на улицу из общего дома, женщина ни за что бы ни поверила. Ведь за плечами пары — двадцать один год гражданского брака и три года официального замужества. Есть и общий ребенок – сыну Миньковых 22 года.

Оксана Минькова. Фото из архива респондента

Все это время не я была замужем, а он был за женой,  – рассказала со слезами на глазах Оксана.  – Я всегда много работала: занималась торговлей, возила на продажу вещи, была директором магазина «Эльдорадо» и даже трудилась на кирпичном заводе.

Соглашалась на любые предложения, потому что нужны были деньги.

Ведь мы мечтали, чтобы наш сын и наши внуки жили лучше, чем мы.

Оксана вспоминает, что большую часть жизни они тогда с гражданским мужем Сергеем жили на съемных квартирах в Витебске, но всегда планировали приобрести собственный дом в сельской местности.

Это произошло это далеко не сразу.

 

Фура вместо дома. Что не сделаешь ради любимого мужа

Первое жилье Миньковы начали строить, когда родился долгожданный сын. Тогда у них ничего не вышло, и сруб пришлось продать. Спустя несколько лет, когда небольшой бизнес женщины стал приносить деньги, семья смогла купить блоки и возвести стены под крышу. Но бизнес рухнул, поэтому несколько лет работы не велись. Затем Оксана устроилась в «Эльдорадо» и строительство возобновилось. Наконец, двухэтажный дом с неплохим ремонтом и спутниковым ТВ был готов.

Но Миньковы долго там не прожили: муж уговорил Оксану продать жилье и приобрести фуру.

В 2013 году мы выручили за наш дом 36,5 тысяч долларов и купили фуру. Естественно, сделкой и оформлением занимался Сергей. Для автомобиля нужен был гараж, и на свободном участке земли в деревне Осиповщина, который принадлежал отцу моего гражданского мужа, мы возвели 110 квадратов гаражей с высокими воротами как раз под фуру. А уже со временем построили домик, как я его называю, «скворечник», прямо над гаражами.

Оксана рассказала, что основные средства на строительство дома вносила она. А когда все было готово, женщина, не задумываясь, туда переехала, завела хозяйство, разбила цветники и засадила парники.

О витебчанке, которая из областного центра перебралась в деревню, написали несколько ресурсов: газеты «Сцяг перамогі» и «Звязда», портал «Тут бай».

Но в то время формально участок земли с построенным домом все еще принадлежал отцу ее гражданского мужа. Чтобы урегулировать этот вопрос, было принято решение оформить дарственную на сына.

У Оксаны целое хозяйство. Фото из архива респондента

Официальный брак длился недолго

Миньковы продолжали жить в своем новом доме, пока однажды не случилась неприятная ситуация. Оксана вернулась домой раньше, чем собиралась, и увидела убегающую женщину. Витебчанка решила уйти от гражданского мужа. Но мужчина не захотел ее отпускать: преследовал, говорил, что ей все показалось, подключил родственников, давил на жалость.

Через полгода ежедневных просьб, мольб и угроз Оксана сдалась и вернулась к мужу. Летом 2015 года Миньковы официально зарегистрировали брак.

Женщина продолжила заниматься подсобным хозяйством: выращивала на продажу клубнику и помидоры, завела коз, свиней, уток, овец, гусей. По словам Оксаны, муж практически ей не помогал и многое, в том числе резать и смолить поросят, ей приходилось делать самой.

Парники, огороды, животные -всем этим женщина занимается сама. Фото из архива ренспондента

Сергей всегда был не против выпить, а с годами пристрастие только усилилось,  – поделилась женщина. – Он стал уходить в запои, беспробудно пил месяцами. Я пыталась бороться с этим сама, лечила мужа в Витебске. Но все было бесполезно. Все чаще Сергей стал позволять себе оскорблять меня, унижать, забирать все деньги и даже поднимать на руку. Стыдно кому признаться, хотя и соседи это неоднократно видели, но я временами была вынуждена ночевать на улице. При этом головой я понимала, что он меня просто использует, но сердцу ведь не прикажешь.

Все рухнуло, когда Оксана узнала, что у мужа на стороне есть трехлетний ребенок. Мужчина опять все отрицал, добивался, чтобы Оксана осталась с ним, просил, угрожал, но жена была решительно настроена на развод. А когда Сергей понял, что уже ничего не вернуть, то стал продавать все, что было можно, чтобы в суде не было чего делить. Самосвал, микроавтобус, строительный инструмент – все ушло за считанные дни.

Во время бракоразводного процесса  Оксана просила дать им три месяца отсрочки, ведь необходимо было поделить имущество, но муж на суде заявил, что у него уже фактически другая семья, потому срок им не нужен. В результате судья пошла ему навстречу, и развод состоялся.

Оксана сама ведет хозяйство. Фото из архива респондента

От любви, как говорят, один шаг

Но даже не это самое страшное, а то, что последние месяцы жизни женщины похожи на кошмар. Мужчина, с которым Оксана прожила больше 20 лет и родила от него ребенка, стал писать на нее заявления в милицию по любому поводу, вызывал даже скорую помощь и психиатра, обвиняя бывшую жену в том, что она хотела покончить с собой и что ее нужно принудительно лечить.

Конечно, Сергей все это делает специально. Ведь если меня официально признают невменяемой, я не смогу ни на что претендовать, – рассуждает Оксана. – Он специально меня провоцирует: приезжает ранним утром, выключает свет, поднимает на меня руку, доводит до слез, затем снимает на мобильный телефон мою истерику. Милиция, когда реагирует на очередной его вызов, в открытую мне говорит, чтобы я держалась, что он меня просто добивает, а проигнорировать его заявления они не могут – обязаны провести проверку.

Предмет спора супругов – дом. Бывший муж подал иск в суд о выселении Оксаны, аргументируя это тем, что жилье подарил ему отец. Оксана же утверждает, что дом на участке отца они строили своими силами и за свои деньги. К тому же это не просто место ее проживания, но и место работы – несколько лет назад женщина зарегистрировала личное подсобное хозяйство.

На участке Миньковых. Фото из архива Оксаны

Куда предлагает ей переселиться муж? В однокомнатную квартиру в Билево, построенную по льготному кредиту, где проживает сын.

А ведь в 2008 году, когда подошла моя очередь строиться, я предлагала Сергею расписаться, чтобы мы могли, как семья, получить двухкомнатную квартиру. Но он не согласился. Пришлось брать однушку, которую я построила для сына. Как я могу переехать к взрослому 22-летнему парню, у которого своя жизнь? И к тому же, куда я дену свое хозяйство? Я предлагала мужу различные варианты, в том числе чтобы он забрал себе эту квартиру, выплатил  разницу от стоимости и оставил мне дом, но он не согласился, – прокомментировала женщина.

Оксана рассказала, что за все время, пока они жили с Сергеем, на нее или на сына не было оформлено ничего. Даже весной 2018, когда Миньковы еще жили в браке, они приобрели участок – хотели строить на нем настоящий дом для сына, для внуков. Но и эта земля зарегистрирована на мать Сергея – пенсионерку.

Знаете, раньше я ведь не придавала этому значения. Живем вместе – значит, все общее, какая разница на кого оформлено, – вспомнила Оксана.  – Муж все время  говорил, что ему нельзя светиться, что если что, то у него все отберут, тогда я не понимала о чем он, пока в 2015 году его не задержали на таможне.

В августе 2015 года на границе с Латвией таможенники обнаружили, что муж Оксаны в тайниках автомобиля перевозил в соседнее государство почти 75 тысяч пачек сигарет. На Сергея было заведено административное дело, и семья заплатила огромный штраф.

Состоялось первое заседание суда

Иск о выселении стал рассматривать суд Лиозненского района. Во время судебного процесса муж Оксаны утверждал, что в собственности его бывшей жены есть квартира, в строительстве которой он также принимал участие – делал ремонт. Что касается дома, то, по словам истца, Оксана пришла на все готовое: жилье было подарено ему отцом еще до официального вступления в брак.

Но при этом Сергей не мог вспомнить точно, когда строился дом, но уверял, что все работы велись исключительно на деньги его и отца.

В ответ Оксана подала встречный иск об установлении факта ничтожности сделки и признания акта дарения недействительным. Женщина в суде отметила, что участок достался свекру в пожизненное владение в 2004 году, а супруги Миньковы строили там дом с 2010 по 2015 год, затем три года еще и улучшали его. За это время Оксана внесла не менее 10 тысяч долларов личных средств. То, что дом супруги возводили вместе, могут подтвердить и свидетели.

Суд принял решение дать Оксане дополнительное время, чтобы она могла собрать чеки и другие документы, которыми сможет подтвердить свое  участие в строительстве.

Спорный участок. Фото из архива респондента

Как поступать и на что можно рассчитывать в таких случаях?

Ситуацию прокомментировала руководитель горячей линии для пострадавших от домашнего насилия на базе международного общественного объединения «Гендерные перспективы» Анна Коршун:

Общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия работает по номеру 8-801-100-8-801 уже седьмой год, ежедневно (с 8.00 до 20.00) без выходных и праздничных дней. Любой совершеннолетний человек, столкнувшийся с домашним насилием, обратившись на линию, может получить абсолютно бесплатную, анонимную и конфиденциальную консультацию психолога, юриста по вопросам защиты от насилия и поиска возможных путей выхода из сложившейся ситуации.

За время работы сервиса на горячую линию позвонили более 12 000 человек со всей Беларуси. Большинство историй, связанных с темой домашнего насилия, объединены одной общей чертой – нарушение права человека, личности на жизнь свободную от физического, психологического, экономического, сексуального насилия в близком социальном окружении. Но при этом каждая из историй имеет свои отличительные черты и особенности, отягощающие ситуацию и, как правило, усложняющую процесс юридической защиты прав пострадавшей.

Со слов Оксаны, в ее семейной истории также присутствовали факты насилия. Однако за внешней помощью Оксана решилась обратиться только после того, как остро стал вопрос с разделом имущества, которое было нажито за время совместного проживания с партнером без официальной регистрации отношений.

Сегодня такие союзы не редкость для белорусов, многие пары принимают решение не вступать в зарегистрированный брак. При этом фактически они продолжают состоять в близких отношениях и вести совместное хозяйство: строят квартиры/дома с целью совместного проживания; планируют вместе отдых; ведут общий бюджет и пр. Однако когда такая пара приходит к тому, что их отношения себя исчерпали, встает вопрос о разделе того, что ими было нажито.

Вопрос с разделом имущества может быть решен, если пара на момент приобретения имущества оформляла его в долевую собственность. К примеру, когда при заключении договора купли-продажи в нем указывалось бы два покупателя. При этом важно указать и размер доли каждого покупателя.

Если ранее подстраховать себя не получилось, то единственная инстанция, которая может содействовать в разрешении спора, – суд. При этом нужно понимать, что если имеет место спор имущественного характера, то государственная пошлина на этапе обращения в суд составляет 5 % цены иска. Кроме этого, нет никакой гарантии, что истец/истица сможет обосновать свои требования и доказать, что, к примеру, именно за его/ее денежные средства была приобретена квартира/машина/газовая плита и пр. Такие споры относятся к сложным делам, и суд исходит из конкретной ситуации.

В этом случае имеет место спорный дом, который был построен до вступления Оксаны и Сергея в брак и принадлежит на праве собственности бывшему супругу. Однако, когда Миньковы уже находились в браке, то и участок, и сам дом претерпевали значительные улучшения.

Судебная практика на этот счет говорит следующее: «Жилое помещение, принадлежащее одному из супругов, может быть признано судом совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга произведены, в частности, капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование жилого помещения, в результате чего его стоимость значительно увеличилась» (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с правом собственности на жилые помещения» от 26 марта 2003 г. № 2).

Как можно подтвердить личное или совместное участие в улучшении дома? Это могут быть свидетельские показания, квитанции, чеки, договора на приобретение строительных материалов и пр.

Стоит помнить, что каждая ситуация индивидуальна. Поэтому любая, на первый взгляд незначительная деталь в деле может сыграть решающую роль. Ввиду этого, если есть возможность обратиться за помощью к адвокату, то делать это лучше без промедления.

Следующее заседание суда состоится 20 марта. Мы будем следить за развитием ситуации.

Как несколько лет в Витебском районе в Комарах идет война из-за соток.

Психолог: «95 % белорусских мужчин изменяют своим женам».

РЕКЛАМА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *