Как живет девушка из Новополоцка в Ганновере: про вечно недовольных немцев, бестактные вопросы и безопасность на улице

и чем отличается жизнь в Германии от жизни в Беларуси

Маргарита считает, что ностальгия по Родине — это не про нее и называет Германию своим настоящим домом. В 15 лет девушка переехала из Новополоцка в Ганновер и ни капли ни жалеет об этом. Сейчас Маргарите 26 лет, и она работает здесь инженером.

Для меня в Европе нет лучшей страны, чем Германия.

По словам Маргариты, немецкая средняя школа не стала для нее испытанием, а первые экзамены по математике она вообще сдавала лучше всех в классе. Хотя пришлось посидеть со словарем. 

Маргарита на фоне Франкфурта. Фото из личного архива Маргариты

Некоторым школьным предметам совсем нет аналогов в белорусской программе, например, в Германии дети изучают политику. А еще много дискутируют.

У тебя всегда было право на свое мнение. Здесь людей в школе не делают одинаковыми. После окончания мы сдавали 5 экзаменов, в том числе профильные предметы и язык. Пятый экзамен был устный. Я вот сдавала театр. 

Маргарита (справа) на школьном уроке театра. Фото из личного архива Маргариты

Удивительно, но в Германии почти каждый человек говорит на двух языках, здесь считается нормой знать даже три языка. Но в немцах Маргариту удивляет не это, а их исключительный энтузиазм.

Германия сама восстановилась после всех войн и потрясений. У немцев есть стремление к лучшему, они всегда чем-то недовольны, но не просто ходят и бубнят, а пытаются что-то сделать. У нас есть реальный шанс быть активными и что-то изменить. Вот в Беларуси все чего-то боятся или считают, что их мнение ничего не изменит. А немцы все равно собираются, ищут людей с таким же мнением, организовывают акции и чувствуют большую ответственность за общество. 

В жизни, конечно, не все идеально: так Маргарита замечала, что русских в Германии не сильно любят. Хотя не все ее знакомые сталкивались с такими стереотипами. Маргарита считает, что самым сложным для нее лично было подстроиться под немцев и понять их. Здесь легко можно показаться бестактным даже с одного вполне привычного нам вопроса.

Войти в доверие к среднестатистическому немцу очень сложно. У них дружба формируется с детства. Например, пригласить домой человека, которого ты видел первый раз — это очень странно. Немцы не лезут к тебе в душу. Вот русским все время интересно почему ты еще не замужем и почему у тебя нет детей. Немцы не позволят себе такого вопроса — это бестактно. Никто не будет поучать тебя, как жить. Никто не скажет, что тебе рожать пора. Каждый считает, что у тебя есть право жить как ты хочешь. Немки, например, не сильно красятся, одеваются скорее удобно. Мой парень постоянно подкалывает меня, что я «ну прямо как немка».

Подарки на Рождество в типичной немецкой семье. Фото из личного архива Маргариты

В Германии съездить в отпуск или сходить в ресторан — не событие. Человек из среднего класса, в принципе, может позволить себе все, что хочет. Из дорогих «удовольствий» можно назвать сигареты и общественный транспорт.

С приходом беженцев выросли цены на аренду жилья, потому что есть спрос. А в Беларуси за последние 4-5 лет цены на продукты стали космические. Самое страшное, что когда я приезжаю обратно, то оставляю в магазине столько же денег, сколько и в Германии. Но зарплата у меня совсем другая!

Если вас уволили, без денег не оставят — год еще будут платить 60% от потерянной зарплаты. А вот при добровольном уходе 3 месяца придется жить за свой счет. Чтобы получать поддержку государства, нужно показать, что ты ищешь себе новую работу и рассылаешь резюме. Если просто сидеть на диване, пособие по безработице могут и сократить. Но на улице никогда не оставят.

Люди, которые живут в Германии на улице, выбирают это сами. Если ты не хочешь искать работу, то могут минимизировать выплаты вплоть до того, что будут давать талонами на еду. Здесь есть особое жилье, только для людей с низким доходом. Поселиться там можно только с бумагой от биржи труда, больше никто не имеет права. Аренду и медицинскую страховку социально уязвимым людям оплачивает государство. 

Люди на улице в Гамбурге, 2016 год. Фото Анастасии Вереск

В Ганновере никогда не увидишь бабушек, торгующих всякой снедью на улице. Но на пенсию придется откладывать заранее.

Я привыкла к какому-то стандарту жизни, когда я выйду на пенсию его не будет. Чтобы такого не было, я откладываю деньги уже сейчас и по трем каналам: отчисляю с доходов по закону, заключила договор с профсоюзом, чтобы платить сверху, и с банком, куда откладываю по 120 евро в месяц. Так же делают многие мои друзья. Фактически, на пенсии у людей мало возможности работать на высокооплачиваемой работе. На заводе тебя стараются отправить на пенсию еще за 2-3 года. Но из тех пенсионеров, которых я знаю, никто не работал дальше.

То, что бросается в глаза белорусу в каждом немецком городе — здесь спокойно пьют алкоголь не только в подворотнях, но даже на главных улицах. При этом Маргарита в Ганновере чувствует себя в большей безопасности, чем когда возвращается в Новополоцк.

Пьяных неадекватных людей на улицах в Беларуси я встречала чаще, чем в Германии. Чтобы здесь к тебе приставали пьяные, нужно целенаправленно пойти в клуб. А в Беларуси такое может случится в обычном дворе. В Германии люди могут позволить себе пойти в бар, даже подростки. У людей много хобби, а в Беларуси у многих как будто нет альтернативы и выпить — это часто значит расслабиться. У немцев такого нет.

Маргарита с мамой на рождественском базарчике в Ганновере. Фото из личного архива героини

Правда, по мнению Маргариты, после притока мигрантов в Германию, некоторые районы стали менее безопасными.

Появилось большое количество «no go area», районов или мест, куда обычный немец больше не ходит. Но я не хочу сказать, что все беженцы плохие.

На вопрос, чего же пожелать белорусам из того, что есть в Германии и не хватает в Беларуси, Маргарита ответила так:

Я хотела бы, что бы у белорусов появилось больше возможностей.

Читайте также на нашем сайте историю о том, как живется белоруске в Миндене и про 9 фишек Берлина, которые очень удивляют белоруса. 

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА