Правозащитник Павел Левинов: Что нас ждет, когда через 10-15 лет все осужденные по статье 328 выйдут?

голодовка «Матерей 328» привлекла внимание общественности. Что дальше?

Чуть более месяца назад две группы женщин в Пуховичском районе Минской области и в Калинковичах Гомельской области – матери осужденных по статье 328 УК РБ («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов») – объявили бессрочную голодовку. Белоруски требовали встречи с президентом, создания комиссии, которая занялась бы пересмотром дел, а также смягчения наказания по статье 328.

На 15 день голодовки женщины объявили о ее прекращении, затем инициативу подхватили матери из Лиды. Их голодовка продолжалась десять суток.

Напомним, что в Витебске в знак солидарности решение голодать дома приняла Наталья Шарипо, сын которой осужден по этой статье на 14 лет.

Моя совесть знает, голодала я или нет. Если честно, даже не представляю, как чувствуют себя женщины, которые отказались от еды уже на две недели. Я за три дня потеряла три килограмма, и у меня уже появились проблемы с самочувствием. На четвертый день я решила голодовку прекратить, потому что надо действовать, а не сидеть дома.

Наталья Шарипо постоянно ведет переписку с госорганами. Фото Декабрины Майер

Ситуацию тогда прокомментировала Ольга Карач, лидер Международного Центра Гражданских Инициатив «НАШ ДОМ»:

В новейшей истории Беларуси голодовок было много и по самым разным поводам. Но пока ни один человек, который обьявлял голодовку, не пошел до конца. Т.е. никто не умер во время голодовки. Это к счастью, конечно, но то, что люди легко обьявляли голодовки, не понимая, что это крайняя мера, и потом в какой-то момент прекращали свои голодовки, привело к тому, что власть голодовку серьезно не воспринимает. И, увы, не будет воспринимать, пока кто-то от голодовки не умрет. Это очень страшно звучит, но повторюсь, голодовка — это самая-самая крайняя мера. Насколько матери готовы пойти на смерть ради освобождения своих детей — мне сложно судить.

Ольга Карач

Как мы писали ранее, 11 мая стало известно, что  Совет Министров направил в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь законопроект с нормами по корректировке антинаркотической статьи 328 Уголовного кодекса.

Будут ли приняты поправки, стоило ли объявлять голодовку и какие меры следует предпринять, чтобы ситуация действительно изменилась?

Павел Левинов  Фото Анастасии Вереск

Своим мнением с «Витебским курьером» поделился правозащитник, представитель Белорусского Хельсинского комитета в Витебске и Витебской области Павел Левинов:

Думаю, что многим было изначально понятно, что голодовкой здесь и сейчас судьбу осужденных не решить. Но, с другой стороны, чтобы привлечь внимание общественности и государственных органов, другого выхода у матерей не было. И голодовка привела к положительному результату: о ней было доложено, в том числе и главе государства, и сейчас предпринята попытка внести изменения в законодательство, в частности в Уголовный кодекс Республики Беларусь. Пока сложно сказать, проголосуют ли за поправки «депутаты» – предложения по изменению должны быть рассмотрены на ближайшей сессии.

Что касается моего мнения, то я считаю, что с наркотиками необходимо бороться, но при этом важно использовать индивидуальный подход, а не выносить всем приговоры по части 3 статьи 328. Если человек однажды оступился, должны быть предусмотрены другие меры наказания, менее жесткие.

А что мы видим сегодня? Практически нет приговоров наркокурьерам, которые доставляют в Беларусь наркотики килограммами, зато сидят те, у кого нашли по грамму-два. Так получается, что у нас почему-то бьют по хвостам, а не борются с головами. А ведь если бы арестовали 2-3 курьеров, то тем самым спасли бы и тех, кто употребляет, и тех, кто сегодня находится в местах лишения свободы и оторван от жизни. Вы же зайдите в любой суд: каждый день на повестке рассмотрение как минимум одного дела по «наркотической» статье. Одни на этом зарабатывают звания и премии, а у других калечится жизнь:  как у тех, кто попадает за решетку, так и у их близких родственников.

Учеными доказано, что если человек находился в местах лишения свободы больше пяти лет, он уже не сможет полноценно вернуться в социум. Почему никто не задумывается о том, что нас ждет, когда через 10-15 лет все эти осужденные выйдут?

Напомним, что на днях стало известно, что витебскими милиционерами задержан 28-летний житель Санкт-Петербурга, который организовал крупный канал поставки гашиша из Российской Федерации на территорию Республики Беларусь.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА