328-ю «наркотическую» статью и УК по экономическим составам преступлений откорректируют

а можно ли откорректировать человеческие судьбы?

Совет Министров направил в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь законопроект с нормами по корректировке антинаркотической статьи 328 Уголовного кодекса.

Законопроект также предусматривает существенную корректировку Уголовного кодекса по экономическим составам преступлений, сообщает БелТА.

В частности, к новациям можно отнести максимальный отказ от назначения наказания в виде лишения свободы, минимизацию количества деяний с формальными составами преступления — теперь будет предусматриваться ответственность только при условии причинения ущерба, а размер крупного и особо крупного ущерба, которые влекут уголовную ответственность, существенно увеличивается.

Шесть матерей осужденных по статье 328 УК, которые 15 дней отказывались от еды, сегодня снова приехали из Калинковичей в Администрацию президента. Их цель — передать обращение Александру Лукашенко и завершить голодовку.

Татьяна Каневская, организатор акции, рассказывает, что голодовку они прекращают не просто так, передает TUT.BY

Несколько дней к нам приходил чиновник из райисполкома, — возвращается к тем событиям собеседница. — Он сказал: если медики, которые контролируют наше здоровье, сообщат, что наше состояние ухудшилось, нас принудительно отправят в больницу. А ложиться в больницу мы не хотим.

По словам активистки, четыре женщины, которые голодали в Пуховичском районе, уже начали есть. Мамы из Калинковичей приехали в Минск голодные.

Мы начнем есть, но голодовка по стране не заканчивается, — продолжает активистка. — Вчера голодать начали мамы в Лиде — их две, но каждый день до 15 мая к ним планируют присоединяться по одному человеку.

Витебчанка Наталья Шарипо, мать осужденного на 14 лет по«наркотической» статье:

С учетом того, как фабрикуются дела, нужно отпустить ребят на свободу. Они уже все поняли, для этого двух-трех лет более чем достаточно, а кто не понял, тот уже не поймет никогда, и потом вы посадите их снова, но уже не всех. Нам нужна, в первую очередь, амнистия, а уж потом реформа судебной системы и отставка министра внутренних дел, на котором все завязано. Я говорила другим матерям, что вы рискуете своей жизнью, и ваши требования должны быть равноценны ей. Я буду до конца сражаться, чтобы добиться изменений в законах, но не буду ради этого голодать. Это требование для меня слишком мало, чтобы идти на крайнюю меру – бессрочную голодовку.

Ольга Карач, лидер Международного Центра Гражданских Инициатив «НАШ ДОМ»:

Если мы говорим про голодовку, то это очень сильная гражданская акция, когда человек заявляет, что готов пожертвовать жизнью, но добиться от государства выполнения своих требований. Т.е. вес такой акции очень большой, и к ней нужно прибегать, когда уже точно исчерпаны все методы. 

Но! Тут есть один важный момент. В новейшей истории Беларуси голодовок было много и по самым разным поводам. Но пока ни один человек, который обьявлял голодовку, не пошел до конца. Т.е. никто не умер во время голодовки. Это к счастью, конечно, но то, что люди легко обьявляли голодовки, не понимая, что это крайняя меня, и потом в какой-то момент прекращали свои голодовки, привело к тому, что власть голодовку серьезно не воспринимает. И, увы, не будет воспринимать, пока кто-то от голодовки не умрет. Это очень страшно звучит, но повторюсь, голодовка — это самая-самая крайняя мера. Насколько матери готовы пойти на смерть ради освобождения своих детей — мне сложно судить. 

Но сейчас ситуация очень критическая, на мой взгляд. Или матери отступают и правительство в дальнейшем будет матерей с их требованиями еще больше игнорировать, или кто-то из матерей пожертвует собой и умрет от голода. Но тогда правительство начнет что-то делать и ситуация сдвинется с мертвой точки. И вот сейчас та ситуация, на мой взгляд, когда оба варианта мне не нравятся
Но как поведут себя матери — решать им.