Смотреть на город и не слышать его «жизни». И почему радиофобия убила больше людей, чем радиация!

рассказ витебского «сталкера»

Не каждое наше увлечение способны понять общество и даже близкие друзья, особенно если это интерес к чернобыльской зоне. Герой нашей статьи называет себя Евген Путник, ему 26 лет, и он посвящает свободное время вылазкам в заброшенные места, бункеры и зону отчуждения.

Я живу в Витебске, работаю в Москве вахтой. При моих увлечениях, вахта — самый предпочтительный вариант. Помимо Зоны посещал ядерные хранилища и шахты в Беларуси, бункеры. Друзья относятся к этому по-разному, чаще лояльно, некоторые завидуют. Семья переживает, чтобы со мной просто ничего не произошло, но это не из-за радиации.

Евген Путник говорит, что вылазки в Зону ему нужны для душевного спокойствия. Фото из группы «My Road»

За последние два с половиной года Евген побывал в зоне отчуждения пять раз, обычно летом и осенью. А еще четыре раза участвовал в нелегальных походах а Украинскую Зону. На экскурсии никогда не ездил — не видел в этом особого смысла. Весной, когда на Радуницу открывают въезд для посещения кладбищ, Евген посетил часть зоны отчуждения в Беларуси. Говорит, что любимых мест в Чернобыле у него нет.

Я буквально везде был, хожу уже не ради мест, а для душевного спокойствия. Многие считают Припять главной достопримечательностью в Зоне, возможно они правы, но мне как-то больше по душе сёла: там ещё есть шанс ощутить дух того времени. К сожалению, Припять всё больше и больше превращается в лес пустых бетонных памятников. Зону люблю за то, что все проблемы и сложности остаются там, за периметром. Зона для меня — это способ привести мысли в порядок. Знаю, странно звучит: наматывать, порой, сотни километров пешком без нормальной еды и воды, и при этом чувствовать спокойствие. Но так оно и есть.

У каждого свои увлечения — некоторых, например, привлекают такие виды. Фото из группы «My Road»

Первый раз Евген побывал в зоне отчуждения в июле 2016 года, а теперь он признается, что в то время еще много не знал.

Шёл с товарищем практически вслепую, ничего не зная про маршруты. Запомнилась жара… Ну и Припять, конечно, в первый раз всегда впечатляет. Помню, как часами ночью сидел на крыше и смотрел на неё. Это завораживающее зрелище, непривычное для городского человека: смотреть на город и не слышать его «жизни».

Застывшее время. Фото Евгена Путника

Про мистику в Зоне Евген говорит скептически: по его мнению, ничего подобного там попросту нет. За исключением желания вернуться туда.

Школьные «звёзды» YouTube наснимали постановочных роликов, и такие же школьники в это верят. Зона — это место по-настоящему живой природы и очень богатого животного мира. И никаких мутантов!

Особенной разницы между украинской и белорусской зоной Евген не замечал, сохранность у них практически одинаковая. Белорусская часть только меньше «загажена».

Видимо, не так популярна среди сталкеров или из-за диких штрафов. Официально попасть туда достаточно сложно. На нашей стороне видно, что следят: свежие знаки, камни побеленные, названия населённых пунктов. Не плюнули на неё, видимо, как в Украине. Хотя дороги с украинской стороны лучше. 

Дом с соломенной крышей. Полесский Государственный Радиационно-Экологический Заповедник. ПГРЭЗ. (Белорусская Зона отчуждения). Фото Евгена Путника

Конечно же, мы спросили, не опасно ли такое увлечение для здоровья: ведь из-за угрозы радиации некоторые люди опасаются ездить даже на экскурсии в Припять.

На этот вопрос я отвечу просто: радиофобия убила больше людей, чем радиация! Понятное дело, что в большинстве мест жить здесь нельзя, но находится какое-то время — вполне! Естественно ходить там с дозиметром это одно, а вот ночлег обустроить — совсем  другое. Здесь лучше всегда знать, на чём ты решил поспать. 

Группу, где Евген выкладывает отчеты о своих путешествиях он так и назвал — «My Road» (Мой путь). Фото Евгена Путника

Не секрет, что некоторые люди называют вылазки и экскурсии в зону отчуждения неуважением к памяти о катастрофе. По мнению Евгена, дело тут совсем не в поездках, а в самих людях: некоторые просто не понимают куда и ради чего они отправляются. В какой-то мере герой нашей статьи даже согласен с такими противниками, но закрывать зону, по мнению Евгена, нельзя из-за той же дани уважения к памяти. 

Про нашу зону я с уверенностью могу сказать, что не забыли и чтят память хотя бы на государственном уровне, стараются держать хоть какой-то порядок. В Украине из Зоны сделали аттракцион для туристов и, что самое страшное, полигон для национальной гвардии! Продали действительно все, дошло даже до ночных экскурсий! В правилах посещения ясно сказано, что после 20 часов никаких экскурсий быть не должно! Так что, это просто бизнес. За деньги можно попасть в любую точку с абсолютно любым уровнем радиации. И неофициально, поверьте, за отдельную плату всё устроят! Всё решается по одному звонку, и через пару часов, можно хоть пиццу в Припять заказать, полный спектр услуг на любой вкус и кошелёк. Если вам попались несговорчивые экскурсоводы, всегда есть нелегальный спектр услуг, где проводники за 100-200$ проведут куда надо. А про людей, которых тащатся в Зону с алкоголем или решили покататься на БРДМе, что есть в программе экскурсий одной из фирм, по Припяти вообще говорить не стоит. Дань памяти? Наплевать им на память и таких большинство! Страшно представить, что будет дальше. Но, повторюсь, дело здесь не в экскурсиях, а в людях, как легально, так и нелегально попавших в зону.

Артефакты страны, которой уже нет. Фото Евгена Путника

Читайте также на нашем сайте воспоминания о чернобыльской катастрофе одного и ликвидаторов аварии. 

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА