В напряженном ожидании девальвации

Антон Платов

Набюдая за тем, что сейчас происходит с российским рублем, белорусы поневоле вспоминают 2011 год. А экономисты мрачно предупреждают: будет еще хуже.

dev5-16

До недавнего времени Беларусь больше половины произведенной у себя продукции реализовывала на территории России, но теперь этот рынок от нас ускользает. Сейчас белорусские предприятия-экспортеры оказались в сложной ситуации, когда надо повышать цены на российском рынке, чтобы не работать в минус, ведь их издержки в белорусских рублях не изменились. Но в условиях снижения спроса поднять цены фактически невозможно.

Единственное, что пока сделал президент Беларуси, – призвал правительство «перестать молиться на российский рынок». Впрочем, если послушать экспертов, то «девальвация, дефолт и безработица» ждут Беларусь в 2015 году уже независимо от того, на какой рынок будет молиться правительство. Так как складывавшиеся два десятка лет экономические механизмы и практики хозяйствования за два месяца не перекроишь.

Политолог, эксперт российской Высшей школы экономики Дмитрий Болкунец считает, что заявления Лукашенко лежат полностью в русле той политики, которую он проводит в последние 20 лет: «Зависимость Беларуси от российского рынка была колоссальной и остается такой. Поэтому все, что происходит сегодня в российской экономике, рикошетом отразится на ситуации в белорусской экономике и в том числе – на политической ситуации в стране».

Требования Лукашенко к своему правительству найти новые рынки сбыта – это уже упущенные возможности для Беларуси, экономика которой десятилетиями была ориентирована на Россию. Болкунец предлагает добавить к этому и не совсем дружеские отношения между Беларусью и европейскими странами. В нынешней же ситуации в белорусской экономике эксперт видит «признаки вхождения в кризис».

«Очевидно, что кризис будет, возможно, даже более глубокий, чем в России или сопоставимый, по крайней мере. У Беларуси нет подушки безопасности такой, какую имеет РФ. Падение курса белорусского рубля также неизбежно, вопрос только в том, когда и насколько он упадет и повторится ли ситуация 2011 года», – пишет Болкунец.

Единодушие экспертов

Известный финансовый аналитик Вадим Иосуб предлагает готовиться к периоду неопределенности. «Считаю, что экспорт, кроме пищевой продукции, будет катастрофически снижаться. Будут снижаться поступления валюты от экспорта, будут снижаться налоги от экспорта. По идее, нормальной реакцией было бы изменение режима формирования курса рубля. Но у нас этот вопрос не экономический, а политический. Поэтому непонятно, будет ли принято такое решение», – говорит он.

А вот руководитель Научно-исследовательского «Центра Мизеса» Ярослав Романчук высказывается намного более жестко: «Нужно готовиться к “жэстачайшэму” кризису! 1998 год покажется цветочками. Нам нужно готовиться к зарплатам в $200-300, падениию ВВП до 10-15%, а также к курсу доллара в 15000 рублей на 1 января, если мы не хотим похоронить свою промышленность. Это плата за то, что у нас единственный рынок сбыта – в России. Экстренные меры нужно было принимать еще вчера, чем дольше власти затягивают, тем более болезненным будет падение. Нужен комплекс мер, так как одной девальвацией ничего не сделаешь».

По мнению экономиста, Нацбанку Беларуси сейчас следует действовать быстро: «На самом деле это абсолютный форс-мажор, мы оказались в абсолютно беспрецедентных условиях. Чтобы адаптироваться к этой ситуации, Национальному банку необходимо ускоренно девальвировать свою валюту. А самое главное – полностью переустроить макроэкономическую политику, включая госрасходы. Иначе давление в экономике будет расти, подобно тому, как оно росло в конце 2010-начале 2011 годов. Иначе нас очень быстро затянет в жесткий кризис: белорусские производители будут не в состоянии ничего продать на российский рынок. Серые потоки резко подешевевших товаров из России займут часть розничного рынка Беларуси. Бюджет недополучит, предприятия не произведут, розница не продастся».

«Когда российский рубль за год девальвируется практически в два раза, а мы держим свой на уровне девальвации в 15% – это удар под дых белорусским производителям, – убежден Романчук. – Основные источники валюты в России – нефть и газ – проваливаются. Плюс к этому эмбарго, отсутствие диверсификации. Все это обрекает Россию на жесткий кризис. Но если российская экономика обвалится на 3-5%, то нашу может ждать обвал на 10%. Бюджет, который власти приняли на 2015 год, можно уже выбросить в корзину».

1343666802

Бывший глава Национального банка РБ Станислав Богданкевич соглашается с тем, что девальвировать белорусский рубль следовало бы более быстрыми темпами. «Вместе с тем я не считаю, что мы должны обесценивать нашу национальную валюту на 80%, как это сделала Россия, – подчеркнул эксперт. – Да, мы должны отпустить рубль, но в большей мере ориентируясь на дефицит текущего счета. Не только на сбалансированность внешней торговли, но и с учетом тех платежей, которые мы производим, погашая внешнюю задолженность. То есть должна быть не привязка к российскому рублю, однако более быстрая девальвация. В какой она должна происходить мере, нужно смотреть исходя из дефицита платежного баланса».

По мнению Богданкевича, повторения валютного кризиса, который был в Беларуси в 2011 году, пока еще можно не допустить. «Сегодня валютный курс в стране контролируемый. Еще можно не допустить обвальной девальвации, которая у нас происходила ранее. Однако для этого требуется принятие ряда мер экономической политики, – подчеркнул он. – Если наши власти по-прежнему ничего не будут делать, то девальвация будет обвальной, такой же, как в России. А всякая девальвация ведет к обнищанию населения, обесценению рублевых вкладов, дополнительному росту цен на внутреннем рынке. Девальвация – это огромная проблема для страны и населения».

Между тем Национальный банк пока делает вид, что ничего особенного не происходит. Ранее – еще в октябре – председатель правления Нацбанка Надежда Ермакова заявляла, что девальвировать белорусский рубль вслед за российским не планируется, отмечая, что вокруг темы девальвации российского рубля идет очень много спекуляций. «Завтра он скакнет вверх, так что, мы будем вслед за ним бежать?», – говорила она.

В свою очередь, председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации Александр Щвец уверен, что Беларусь уже вплотную приблизилась к тому моменту, когда надо девальвировать национальную валюту. «Сегодня у нас сложилась парадоксальная ситуация. Если раньше за девальвацию белорусского рубля ратовали только экспортеры, то сегодня и импортеры уже ждут ослабления. Почему? Потому что белорусы ломанулись за покупками в Россию. Не покупают товары у нас. Но таким образом они вывозят валюту из страны, а бюджет недополучает налогов», – объяснил он.

Александр Швец напомнил, что происходило в 2009 и 2011 годах: «Нам было сложно выбраться впоследствии из инфляционной спирали. Но без девальвации ситуация в белорусской экономике будет только ухудшаться. Мы уже вплотную приблизились к этому моменту. Вопрос только во времени и способах». По его словам, надо постараться удержать рост цен в разумных пределах и сохранить нормальные торговые отношения с Россией.

Этот обзор мнений был бы неполным без мнения представителя реального сектора. Вот как видит ситуацию гендиректор ОАО «Дзержинская швейная фабрика „Элиз“» Андрей Жук: «Цены мы пока увеличить не можем, так как российские партнеры сейчас их практически не поднимают. Сегодня в России товар продается либо “в ноль”, либо в убыток. Некоторые наши партнеры пребывают в шоке и не понимают, что им делать. Они просто приостанавливают заказы и выжидают. Поскольку при формировании цен мы привязываемся к доллару, белорусская продукция становится для россиян дорогой».

И дальше, по его мнению, лучше не станет. «Очевидно, что покупательская способность россиян она снизится. Это значит, что наша продукция, в основном относящаяся к среднему ценовому сегменту, будет менее востребованной, – говорит он. – Лично я сторонник непопулярной среди населения меры — девальвации более быстрыми темпами. Я думаю, это мнение не только мое, но и всех экспортеров. Но это не потому, что я желаю своим же гражданам зла, это объективная реальность. Когда половина экспорта страны завязана на России, а национальная валюта значительно укрепляется по отношению к валюте государства-импортера, экспорт неизбежно упадет, склады “вырастут”, а кредитная нагрузка на предприятие увеличится. Результат всего этого тот же самый – девальвация, только на этот раз уже разовая и значительная. Но если в первом случае мы сохраним рынок сбыта, сохраним клиента, и это даст нам возможность, несмотря на потери, работать, даст время перестроиться и найти другие рынки сбыта, то во втором случае мы потеряем значительную часть клиентов и увеличим складские запасы товара, который все равно обесценивается».

Год заканчивается обвалом

Если у вас от всех этих мнений экспертов настроение еще не до конца упало, то вот еще немного цифр. В Беларуси чистый убыток организаций за январь-октябрь 2014 года в 1,7 раза больше, чем за январь-октябрь 2013 года, сообщила пресс-служба Национального статистического комитета. Сумма чистого убытка убыточных организаций за январь-октябрь 2014 года составила 10,9 триллионов рублей, За десять месяцев текущего года убыточными были 1.150 организаций, или 14,2% от общего количества организаций, учитываемых в текущем порядке (за январь-октябрь 2013 года – 721 организация, или 8,9%). Наибольший процент (от общего числа) убыточных предприятий приходится на Минск – 26,9%, наименьший – на Гродненскую область – 8,3%.

Удельный вес убыточных организаций составил: в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве – 6,7% (в январе-октябре 2013 года – 3,1%), в рыболовстве и рыбоводстве – 68,4% (52,6%), в промышленности – 26,7% (16,7%), строительстве – 11% (6,3%), торговле – 13,9% (9,7%), гостиницах и ресторанах – 16,9% (10,6%), на транспорте – 13,7% (8,8%), в связи – 6,4% (4,3%), в сфере операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставления услуг потребителям – 7,5% (6,8%), в образовании – 7,2% (4,3%), здравоохранении и сфере предоставления социальных услуг – 4,3% (2,1%), предоставлении коммунальных услуг – 11,3% (6,7%).

Обратите внимание: это все – еще без учета нынешней катастрофы российского рубля.