Новая энергетика для Европы

Антон Платов

Страны Балтии, а за ними и Западная Европа буквально на глазах избавляются от «газовой зависимости» от России. Рано или поздно пройти этим путем предстоит и Беларуси.

634875_n

На фото корабль-терминал СПГ Independence встречают в порту Клайпеды

Литва слезла с «газовой иглы»

Наблюдаемое в последние месяцы значительное падение цен на нефть так переполошило русскоязычное интернет-пространство, что многие в нем и не заметили: прямо сейчас энергетический рынок коренным образом меняется. Страны Балтии, а за ними и Западная Европа быстро избавляются от «газовой зависимости» от России. Не случайно же Владимир Путин и Алексей Миллер объявили об отказе России достраивать газопровод «Южный поток» (хотя в проект уже вложены миллиарды долларов), а также о планах переориентироваться с рынка Европы на рынок Китая. Для последнего уже строится газопровод «Сила Сибири». Предлагаю пристальнее посмотреть на происходящее и попробовать понять: как это скажется на нас с вами.

В конце октября в порт Клайпеды прибыл корабль-терминал сжиженного природного газа (СПГ) под названием Independence. Его запуск в эксплуатацию состоялся 3 декабря. Производительность этого комплекса просто впечатляет: 3 млрд кубометров газа в год, то есть он способен удовлетворить 90% потребности всех трех стран Балтии – Литвы, Латвии и Эстонии. Впрочем, на начальном этапе, – пока будет отрабатываться новая схема распределения потоков газа – доля терминала в импорте газа составит 20-25% (540 млн кубометров) от общего объема потребления голубого топлива в Литве.

Это минимальная загрузка, при которой корабль-терминал может нормально функционировать. Чтобы обеспечить его работу, Литва еще в августе заключила договор с норвежской компанией Statoil о поставках сжиженного газа. Договор пока подписан на минимальный объем газа (эти самые 540 млн кубометров). Но в любой момент Литва может увеличить импорт, договориться с новыми поставщиками.

Справка «Витебского курьера»: Стоимость аренды корабля-терминала сжиженного газа Independence – 43 млн евро, которые Klaipedos Nafta будет ежегодно выплачивать судовладельцу и оператору терминала – норвежской компании Hoegh LNG. Терминал состоит из трех основных частей: плавучего хранилища с регазификационной установкой, специально оборудованного для швартовки причала и газопровода высокого давления, соединенного с магистральным газопроводом.

«Договор с норвежцами мы рассматриваем как альтернативу основному поставщику (российскому концерну «Газпром»), как возможность создать конкуренцию на рынке газа и, наконец, как гарантию безопасности непрерывных поставок топлива в Литву, – говорит министр энергетики Литовской Республики Рокас Масюлис. – На сегодняшний день нам удалось заключить ряд предварительных договоренностей с двенадцатью ведущими мировыми поставщиками сжиженного газа. Мы надеемся, что благодаря этому, случись нужда, мы сможем в ускоренном порядке приобрести нужные нам объемы. И пока цены на сжиженный газ не растут, скорее наоборот. Благодаря терминалу нам уже удалось договориться с «Газпромом» о 20%-й скидке. Благодаря чему у нас появилась возможность с 1 июля начать снижать расценки на газ для потребителей».

Никто в Литве и не скрывает, что главная цель аренды плавучего терминала – сократить зависимость страны, а также потребителей в Латвии и Эстонии от поставок газа из России. Причем это отнюдь не только совместный проект трех постсоветских республик. Свой – стационарный – терминал сжиженного газа строит также Польша. Более того, в 2020 году терминалы в Польше и Литве свяжет ветка газопровода, что позволит странам региона совместно решать проблемы в сфере энергетической безопасности и инфраструктуры.

Кстати, Беларусь бы вполне могла подключиться к польско-литовской ветке, диверсифицировав поставки газа в нашу страну. Однако это вопрос сугубо политический. Сегодня у Беларуси – 100%-я энергетическая зависимость от Кремля, который, в свою очередь, напрямую контролирует «Газпром» и нефтяных олигархов. За 20 лет ситуация ничуть не изменилась. Мириться с этим можно будет только до тех пор, пока Беларусь получает от «Газпрома» топливо по самой низкой цене в Европе ($168 за тысячу кубов). Но за такую цену приходится расплачиваться политической лояльностью Москве и отказом от европейского пути развития. А значит, сегодняшний дешевый газ мы оплачиваем благополучием наших потомков.

Будущее без нефти и газа

Диверсификация поставок газа – это только первый шаг, который делает Европа для избавления от энергозависимости от России. Сейчас на подходе намного более радикальные перемены. Осень 2014 года наверняка войдет в историю тем, что впервые электроэнергия, полученная из альтернативных («зеленых») источников, оказалась дешевле традиционной – выработанной на тепловых или атомных станциях. В США цена солнечной и ветряной энергии сравнялась с ценой киловатта, произведенного традиционным способом – путем сжигания угля или газа. До сих пор во всем мире себестоимость производства энергии на основе возобновляемых источников энергии, солнца и ветра в разы превосходила себестоимость энергии, производимой при сжигании угля, мазута и газа. В результате тем странам, которые все же решили развивать «зеленую» энергетику, приходилось доплачивать значительные суммы за каждый киловатт-час электроэнергии, выработанной компаниями, использующим безопасные для природы технологии.

В последние годы США и Западная Европа вели негласное соревнование: кто из них первым добьется рентабельности в производстве экологически чистой энергии. Европейцы очень старались, вкладывали огромные деньги, но американцы их все же опередили (во многом благодаря более теплому и солнечному климату). Уже в этом году американские энергетики подписывали договоры по продаже электричества, в которых «солнечные» и «ветряные» киловатты были дешевле, чем «газовые». В США цена солнечной энергии опустилась до 5,6 цента за киловатт-час, ветряной – до 1,4 цента, тогда как электричество от сжигания природного газа стоит 6,1 цента, а угля – 6,6 цента. Без госсубсидий «солнечные» киловатты будут стоить 7,2 цента, «ветряные» – 3,7 цента.

Конечно, низкая цена энергии из альтернативных источников не приведет к скорому отказу от сжигания углеводородов – ведь генерация «зеленой» энергии прямо зависит от погоды и времени суток. Но у тепловых и атомных электростанций появилась достойная альтернатива – экономически эффективная и абсолютно безопасная для людей и природы.

А началось все в 2011 году, когда в послании к конгрессу президент США Барак Обама поставил цель: повысить долю альтернативной энергетики до 80%. Тогда в своем выступлении президент США особо выделил исследования в области «чистых энергетических технологий». «Давайте вместо того, чтобы субсидировать энергию вчерашнего дня, будем инвестировать в завтрашний день», – сказал Обама конгрессменам.

Теперь к американским показателям в «зеленой» энергетике подтягивается Западная Европа, где лидером в области возобновляемой энергии стала Дания. Сейчас почти 43% всей электроэнергии в стране генерируется за счет ветра. Правительство страны планирует в ближайшие пять лет достичь показателя 55%.

Причем у европейцев есть преимущество: в отличие от американцев, они развивали не только солнечную и ветроэнергетику, но и технологии производства биогаза из всевозможных органических отходов. Особенно в этом деле преуспели страны Скандинавии и Германия. Более того, в Германии сегодня реализуется полномасштабная госпрограмма по свертыванию атомной энергетики с одновременным переходом на возобновляемую энергетику – так называемый «энергетический поворот» (Energiewende).

В рамках этой программы крупнейшая энергетическая компания Германии E.on объявила о своей коренной реструктуризации. По словам главы компании Йоханнеса Тайссена, разделение E.on – следствие того, что появились два параллельных «энергетических мира». Первый – это классическая «грязная» энергетика с крупными генерирующими мощностями. Второй – это возникший в последние годы новый мир, развивающийся благодаря все более рентабельной возобновляемой энергетике. Для этого «нового энергетического мира», по мнению главы E.on, характерна децентрализация производства, постоянные инновации, индивидуальные решения и активная роль потребителей.

E.on сделала ставку именно на «зеленую» энергетику. Теперь из 60 тыс. работников E.on 40 тыс. будут трудиться в области возобновляемых источников – эти подразделения останутся под брендом E.on. Остальные 20 тысяч перейдут в новую компанию, которой передадут все активы, ставшие непрофильными – все атомные, угольные, газовые и гидроэлектростанции, все подразделения по добыче и торговле энергоносителями, долю в Южно-Русском газовом месторождении и в газопроводе «Северный поток». И эта компания со временем прекратит свое существование – «зеленой» Европе она будет не нужна.


  • Николай Петрушенко

    Так я не понял главного – цену сжиженного газа в студию!!! Природный газ – это метан (90%) он поступает по трубам, а сжиженный газ – это пропан – бутан, полученный не с потолка, а с природного газа. Плюс геморрой в связи со старением ПСГ. Что выиграла Латвия? И сколько проиграем мы
    если будем слушать бредни ЕС.

    • вся проблема в том, что так называемые экономисты с математикой не дружат. Они предлагают управленческие решения без расчёта их влияния на целевую функцию системы и на соотвесттвие их системе ограничений.

  • Вадим

    Всё правильно литовцы делают. И поляки, и латыши с эстонцами. Надо переходить на альтернативные источники и уходить нахрен от России. Русские всегда подведут в самый ответственный момент – самой холодной зимой газ отключат.
    Уверен, в руководстве Литвы и Польши не дураки сидят, они сперва всё просчитали, а потом уже стали в СПГ деньги вкладывать.

    • Николай Петрушенко

      И сколько раз за полвека Россия так подло сорвала поставки газа? Переход начинаем с моего дома, переведя его на отопление дровами, или с Вашего?