Версия мужчин, которые обвиняют ОМОН в избиении, и версия милиции о том, что случилось в июле

Суд Первомайского района Витебска 8 августа начал рассматривать административное дело в отношении парней, которые обвиняют сотрудников милиции в том, что они их избили, пишет tut.by.

Версия парней: «Мы никому не мешали, нас избили и запугивали»

Свой взгляд на инцидент двое парней — Сергей Гореликов и Владимир Егоров — изложили общественности через день после случившегося. Они также опубликовали в интернете фотографии побоев, которые, по их словам, им нанесли сотрудники ОМОНа.

Напомним, события разворачивались в ночь с 26 на 27 июля на окраине Витебска, в районе речного порта. Компания из пятерых парней отдыхала здесь, рядом была припаркована их машина. Четверо из молодых людей были пьяны, трезв был только водитель авто — Сергей Гореликов.

По словам парней, место, где они расположились, — безлюдное, рядом нет жилых домов. Но тем не менее милиция посчитала, что они нарушают общественный порядок.

Далее события, по версии парней, разворачивались так. У одного из участников компании милиционеры забрали телефон и удалили видео, на которое он запечатлял все происходящее. Позже телефон и вовсе разбили. Самого автора видео, по его признанию, «задули» баллончиком, уложили на асфальт и «били дубинками несколько минут». При этом сломали руку. Следы от дубинок остались на лице и теле и у его приятеля. Когда хлопцев привезли в отделение, то, по их показаниям, запугивали: «В следующий раз окунем головой в туалет».

Версия милиции: «Граждане ругались матом, хотели драться»

На заседании 8 августа судья Наталья Кораблина опросила одного из парней — Сергея Гореликова. Остальные четверо, как он сообщил корреспонденту TUT.BY, не смогли прийти — находятся на заработках в России.

Сотрудники ОМОНа выступили в суде в качестве свидетелей.

В частности, милиционер ОМОН УВД Витебского облисполкома старшина Стайнов рассказал, что в ночь на 27 июля он и двое его коллег заступили в наряд. Это был автопатруль улиц в Первомайском районе города. Около 3 часов ночи милиционеры услышали «громкую музыку и громкие крики» в районе речного порта.

Приехали в данное место. На остановке было 5 человек. Кто-то из них распивал пиво из пластиковых стаканчиков, а один держал бутылку. Рядом стояла Toyota с российским номером. Из нее громко играла музыка. Поблизости, метрах в 50, на улице Максима Горького, 197 — жилой дом. Мы вышли втроем из служебной машины, представились молодым людям. Старший наряда попросил их выключить музыку, собраться и уехать домой. Но данные граждане стали кричать: «Что вы сюда приехали, кто вы такие». Только все это было матом. Наиболее агрессивно был настроен один из них — Егоров. Он приблизился ко мне, поднял руки, сжал кулаки и спросил: «Что ты смотришь, может, тебя ударить?». Опять же, это было сказано нецензурно. Мы пытались найти общий язык с данными гражданами. Они сделали музыку тише, но все равно громко ругались матом.

Взаимопонимание с отдыхающей компанией милиционеры, по словам старшины, искали минут 15−20. После этого старший наряда принял решение вызвать подкрепление по рации.

Пока мы ждали подмогу, все равно продолжали успокаивать данных граждан, просили: «Прекратите вести противоправные действия». Но они в ответ продолжали разговаривать с нами на матерном лексиконе. По-моему, они вообще не понимали, где находятся и с кем говорят.

Почему вы так решили, что они не понимают? — уточнила судья.

Потому что они с самого начала все время спрашивали: «Кто вы такие и что вам тут надо?» — ответил свидетель.

Минут через 15−20 приехала «подмога» — еще три омоновца. Старший наряда сообщил парням, что все пятеро задержаны за совершение мелкого хулиганства, что они должны пройти в служебную машину, проехать сразу на медосвидетельствование, а затем в РОВД — для составления протокола. Если парни не подчинятся, то к ним применят физическую силу и спецсредства.

Двое парней сели в машину сами, хотя, по словам старшины Стайнова, возмущались при этом — и снова матом. К остальным троим пришлось применить силу.

Фото: Владимир Егоров

Сергей Гореликов. Фото: Владимир Егоров

 

Гражданин Гореликов категорически отказался садиться в нашу машину. Сказал: «Идите вы…». Ну вы поняли, да? — спросил омоновец у судьи и продолжил: — Мы его неоднократно предупредили о применении спецсредств. После этого мой коллега применил газ. Гореликова задержали и посадили в спецтранспорт.

Егоров, по словам Стайнова, пытался его ударить:

«Он стал в боевую стойку, размахивал руками, делал такие круговые движения руками, пытался нанести удар. И кричал что-то вроде того: „Надоели мусора!“. Старший наряда неоднократно его предупреждал о применении спецсредств. Но он как махал руками, так и продолжал ими махать. Тогда старший наряда применил газ. Но и газ не остановил его — он только вытер лицо рукавом и снова махал руками. После этого старший наряда применил палку, ударил Егорова около 3−4 раз по мягким тканям. Он упал под собственным весом на одно колено, упирался, не хотел идти, мы его подняли и отвели в машину».

Фото: Владимир Егоров

Владимир Егоров

«В боевую стойку», по словам омоновца, встал еще один участник компании — Рыбаков:

Сжал кулаки и спрашивает: «Ну что ты мне сделаешь?». Потом схватил меня за форменную одежду. Это увидел мой коллега. Он подошел, и мы завели Рыбакову руки за спину, надели ему наручники.

Когда парней привезли на медосвидетельствование, никто из них, по словам милиционера, жалоб на здоровье не высказывал. А в РОВД Егоров предлагал правоохранителям выйти на улицу и там с ним подраться.

«На камерах все есть», — уточнил Стайнов.

Фото: Владимир Егоров

Фото: Владимир Егоров

Били ли сотрудники милиции кого-то руками или ногами? — спросила судья.

Высокий суд, я рассказал все, как было. Мы действовали только в соответствии с законом.

Такую же историю изложил в суде и еще один свидетель — милиционер-водитель Вишневский. На вопрос судьи, били ли они кого-то ногами или руками, ответил:

Никак нет. Такого не могло быть.

Не могло быть или не было? — спросила судья.

Не было.

Следующее судебное заседание состоится 21 августа.