Три самые роковые женщины в истории Беларуси. Одна из них из Полоцка

от любви до ненависти…

Так сложилось, что на отечественной исторической сцене появлялись самые разные женские персонажи. Великая просветительница Евфросиния Полоцкая, бесстрашная путешественница и лекарка Соломея Русецкая, святая мученица Барбара Радзивилл и ее коварная отравительница Бона Сфорца, целых две местные Жанны д’Арк: в ХVI веке — Анастасия Слуцкая, защитившая наш край от татар, и в ХIХ-м — Эмилия Плятер, девушка-полковник, в 25 лет командовавшая отрядом повстанцев. Но были в нашем прошлом и женщины, сыгравшие роковую роль в истории Беларуси на разных ее этапах, пишет planetabelarus.by.

РОГНЕДА 

Дело было в самом конце Х века. Новгородский князь Владимир, прозванный много позже Красным Солнышком, отметил свое 15-летие («уже не мальчик, но муж», говорили про таких) и вздумал жениться. Самым выгодным браком для себя он посчитал союз с Рогнедой — дочерью влиятельного полоцкого князя Рогволода. К нему-то и заслал Владимир своих сватов со словами «хочу пояти дщерь твою собе в жене». На вопрос отца о согласии выйти замуж за Владимира Рогнеда вспылила: «Не хочу розути робичича, но Ярополка хочу» – так рассказывает о первой части сватовства «Повесть временных лет».

Поясним, что Ярополк был родным братом Владимира, к тому же киевским князем. Именно с ним Рогнеда готовилась выполнить в знак покорности традиционный обряд разувания. Владимиру же она не преминула лишний раз напомнить, что он был сыном ключницы-рабыни. Впоследствии необдуманные слова 12-летней девушки (а именно столько тогда было Рогнеде) стоили жизни ее близким и независимости княжеству.

rogneda5.jpg

Вторая часть сватовства вошла в историю как «кровавая свадьба». Владимир собрал большое войско и отправился в поход на Полоцк. После длительной осады город был взят и разграблен, а князь Рогволод с семьей пленены. Вскоре, по приказу Владимира, родителей и обоих братьев Рогнеды зарезали, строптивую же полочанку князь насильно сделал своей женой. Под новым именем Горислава он поселил ее в деревне близ Киева (чьим престолом Владимир завладел, убив брата), а после неудавшегося покушения муж и вовсе сослал ее на южные рубежи Полоцкого княжества, в город Изяславль (ныне Заславль).

rogneda3.jpg

Добавим, что Рогнеда, все же сумевшая продолжить династию Рогволодовичей, умерла в 1000 году, до этого успев принять христианство и основать первый на восточнославянских землях монастырь, став в нем первой монахиней.

ЕЛЕНА ГЛИНСКАЯ

Девочка родилась в Слониме предположительно в 1508 году, в семье наместника великого князя ВКЛ Василия Глинского. В том же году Василий вместе со своими братьями, видными военачальниками, принял участие в государственном мятеже и после его провала был вынужден бежать в Москву.

В 1526 году Елена стала женой великого князя московского Василия III, которому было 47 лет — по тем временам старик. После смерти мужа в 1533-м Глинская стала регентшей при трехлетнем сыне Иване IV, вошедшем в историю как Иван Грозный и принесшем много бед на белорусские земли.;

Годы правления нашей землячки в Московии были отмечены успешной борьбой с сепаратизмом удельных князей (именно они, по слухам, и отравили Глинскую в 1538 году). Но самой главной победой великой княгини Елены Васильевны стала проведенная ею реформа денежного обращения, в результате которой в Московском княжестве была введена единая монетная система.

Реформа Глинской стала одним из важнейших событий не только в экономическом, но и в политическом развитии Русского царства. Она логически завершила этап объединения новгородских, тверских, смоленских и рязанских земель вокруг Москвы. А поскольку выпуск монет был сконцентрирован в руках государства, Московское княжество получило дополнительную возможность погашать расходы, связанные со строительством крепостей на западных границах и финансированием военных операций во второй половине XVI века, многие из которых были направлены на захват белорусских земель — родины Елены Глинской.

ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ 

В отличие от Елены Глинской, а также от своей тезки и предшественницы Екатерины Первой (та имела минские корни, и ее настоящее имя — Марта Скавронская), российская императрица Екатерина Вторая не была белоруской, однако в судьбе нашего народа сыграла самую что ни на есть роковую роль. Ведь именно ее роман с последним королем Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским, как полагает официальная историография, крепко способствовал развалу этого некогда могущественного европейского государства. Придя к власти в 1764 году благодаря энергичному вмешательству Екатерины, спустя 31 год по ее же воле слишком зависимый от русского двора Понятовский был вынужден отречься от престола.

ekaterina2-2.jpeg

Думал ли в 1757 году 25-летний Станислав Август, только что получивший назначение на пост секретаря, а затем и посла Речи Посполитой в Российской империи, что его головокружительный роман с женой наследника российского трона Петра III — великой княжной Екатериной закончится так трагично? Наверное, нет. А о том, что увлечение молодых людей друг другом было нешуточным, свидетельствует хотя бы тот факт, что именно Понятовского, а не Петра III считал своим отцом российский император Павел I.

Как бы то ни было, молодой образованный красавец, являвшийся одним из фаворитов Екатерины, зимой 1763–1764 гг. писал ей из Варшавы:

«Не делайте меня королем, призовите меня к себе!»

Много лет спустя Станислав Август напишет в своих мемуарах:

«Две причины диктовали мне такие слова. Первая — это чувство, которое я все еще хранил в своем сердце. Вторая — убеждение в том, что я сумею больше сделать для моей родины, находясь в качестве частного лица вблизи императрицы, чем будучи королем здесь… Тщетно. Мои мольбы не были услышаны».

ekaterina33.jpg

О том, что произошло дальше, повествуют десятки монографий и художественных произведений. Воистину, любовь оказалась слишком сильным чувством, способным разрушить целое государство, став причиной трагедии населявших его народов.

Эмилия Плятер — Жанна д’Арк, «героиня в полковничьем платье» из Браславского района.

Добавить комментарий


Loading...