Февральскую весну показали в августе

41 год исполнился со дня первого показа первого мгновения из 17-ти. 

«Поехали, машинка» — подумал он по-русски, и включил радио.

Так началось 16-е февраля для Макса Отто фон Штирлица, он же Максим Максимович Исаев, имя при рождении — Всеволод Владимирович Владимиров.

«Ну, едем, машинка. Быстро поедем, чтобы не попасть под бомбу. Бомбы чаще всего попадают в неподвижные цели. Поедем со скоростью семьдесят километров — значит, вероятность попадания уменьшится именно в семьдесят раз…»

Математики лишь слегка усмехнутся при таком вольном изложении вероятностных процессов, но мы не будем придираться — Юлиан Семенов, он же Юлиан Ляндрес, известен не как математик, а как автор романа «17 мгновений весны» и сценария к одноименному фильму. Уже с первых минут этих произведений ясно, что речь идет не о мгновениях, а о целых днях, причем идущих не подряд (с 12 февраля по 24 марта), но простим Юлиану Семеновичу и это.

Кстати, он автор еще одного почти бессмертного и очень выгодного произведения длиною в много лет — газеты «Совершенно секретно».

Рассказывают, что Юлиан Семенов раскопал в архиве (в 60-е годы!) прямые телефоны Гиммлера и Геббельса, и на последний позвонил. Ему ответили «Герр Геббельс уже ушел». Странная смесь немецкого и британского юмора!

Вячеслав Тихонов после роли Штирлица серьезных, сравнимых ролей не сыграл. И в народной памяти так и остался штандартенфюрером СС.

Режиссеры не очень хотели брать именитого актера, чтобы их фильм не ассоциировался с шпионской темой, а на склоне лет, уже в России, сам актер от ролей продажных депутатов, взяточников и олигархов отказывался сам.

После выхода фильма книги Семенова с участием Штрилица иллюстрировались только изображением Тихонова.

События в книге «17 мгновений весны» начинаются 12-го февраля с того, что в лесу поет соловей. Сейчас, глядя раскаленный асфальт, трудно представить себе февраль. Но, вспомните: в феврале у нас соловей петь не может. Опять ошибка? Но нет, подтверждаю, бывал и я на берегах Шпрее и Эльбе в феврале, когда там распускалась картошка и реально пел соловей.

В эту ночь на 16-е февраля в романе не спят ни Штирлиц, ни его оппонент Мюллер. Озеро, где, по мнению, Юлиана Семенова Штрилиц останавливался в ночь на 16-е, может, и существует, но дома на ПринцАльбертштрассе, 8, где «сидел» в эту ночь Мюллер уже нет — после бомбежек в Берлине оно несколько лет простояло в полуразрушенном виде, а потом было снесено.

Юлиан Семенов очень удачно выбрал фамилию для своего главного персонажа — Штирлиц. Подобной в Германии не сыщешь. Есть лишь похожие, как у адмирала Ширлица или как у героя последнего фильма Квентина Тарантино Штиглица (вообще, это название района в Берлине, через который Штирлиц, бывало, проезжал, едучи к себе домой в Бабельсберг).

Прообраз был и у радистки Кэт, причем, обсуждаемая в романе как раз 16-го февраля проблема — на каком языке кричать при родах девушку-прообраз не волновала: кричала она на нужном языке, и трое детей шпионки только после войны узнали, что они русские и советские.

Но факт не выдуман: хоть никакого Штирлица-Исаева-Владимирова и не существовало, зато существовал завербованный немец гауптштурмфюрер Вилли Леман. И провалила его не радистка, но радист: под наркозом во время операции последний начал перечислять шифры для связи с Москвой.

Кроме исторических событий притянем за уши и современные факты: оцвеченная версия фильма несколько сокращена (примерно на 20%) за счет части диалогов, вырезания пауз и более динамичных «раздумий» Штирлица. Весь нецветной фильм до колоризации весил 40 терабайт (13 нулей!), затем были выделены ключевые кадры числом более полутора тысяч, каждый из которых был раскрашен вручную, а компьютер «домыслил» остальное.

Над оцвечиванием работали более 600 специалистов из самых разных стран, был наложен обновленный звук и некоторые дополнительные эффекты (шумы моторов и голоса на фоне).

1241119312_02

Колоризация каждой минуты фильма обошлась в 3000 долларов США.

Индикатором невиданного успеха фильма стал вал анекдотов про Штирлица. Первый из них был уже в самом фильме:

— У Вас надёжная «крыша»? (Переодетый гестаповец)

— А я живу на втором этаже (Плейшнер)

Причем в цветной версии эту «несерьезность» вырезали.

Вдобавок к анекдотам, художник-мультипликатор Андрей Кузнецов обыграл «17 мгновений…» в одной и своих картин из серии «Чебураки».

06579414972231842790