Архивные документы свидетельствуют

Действительно ли во время войны командование не доверяло подчиненным, волею судьбы пребывавшими в плену?

Безымянный

Близится 70-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В рамках подготовки к юбилею закономерно растет интерес к  героическом у прошлому наших отцов и дедов, их вкладу в Победу. И в этом плане каждая публикация в районных газетах вносит свой неоценимый вклад в освещение истории войны. Особенно, если она подкреплена архивными документами, доступ  к которым благодаря развитию новых информационных технологий ныне  не является проблемой. Жаль только, что многие журналисты живут в плену сложившихся стереотипов. А часто и помогают доверчивым читателям укреплять их в сознании  молодого поколения.

Один из таких устойчивых заблуждений прочно вселился в души акул пера, и авторы газетных публикаций искренне убеждены в том, что в военное время и командиры, и начальники жили и воевали с мыслью о недоверии своим подчиненным и товарищам, волею судьбы оказавшихся  во вражеском  плену. Конечно, бывало и такое: среди миллионов  фронтовиков были разные люди. По-разному складывалась их судьба и взаимоотношения. Сегодня, спустя 70 лет после войны, надо тем более быть осторожным в суждениях и выводах о том суровом времени. Есть документы – смело утверждай. Нет документов – придержи за зубами свое субъективное мнение. Помни о  том, что автор и главный редактор, выпускающий в свет обвинение Красной Армии обязан проверять публикуемые сведения. Не я это придумал – так гласит закон!

Вот классический пример.  В свежем номере Чашникской районной газеты “Чырвоны прамень”  за подписью Ирины Торбиной вышел интересный материал о боевом пути и героической гибели нашего земляка стрелка-радиста бомбардировщика дальнего действия  Огарова ( Агаркова) Владимира Дмитревича http://www.chyrvonka.by/?p=10685.

Доверие к  публикации подкрепляет ссылка автора на письмо летчика- фронтовика. Представляя нам его боевой путь, журналист рассказывает: “Подполковник Владимир Робуль — личность поистине легендарная. Обгоревший командир экипажа прошёл лазареты для военнопленных Тильзита, Гемерштейна, гестапо Бромберга, концлагерь, нашёл в себе силы дважды бежать из фашистского плена. Вторая попытка в январе 1945-го оказалась удачной, Робуль перешёл линию фронта, нашёл свою часть и вскоре вернулся в строй. Отважного лётчика представили к званию Героя Советского Союза, но прошлое военнопленного стало непреодолимой преградой для получения высшей награды Родины.”

Задаю ( публично) журналисту вопрос:

– На чем основывается вывод о недоверии боевому летчику со стороны его командиров? Действительно ли пребывание в плену стало преградой на пути представления к званию Героя Советского Союза?

Коснись обсуждение этого вопроса в суде или министерстве информации, где внуки и правнуки командиров, подписавших ходатайство и наградной лист, вправе требовать опровержения   недостоверной информации, что представит журналист и редактор газеты в качестве доказательства?

Я располагаю другими свидетельствами.

Вот копия донесения о восстановлении в правах летчика, убежавшего из плена.

ОБД - 2

Называется документ   с грифом  “Секретно” обыденно просто и по сути является казенной  бумагой отдела кадров об уточнении сведений о возвратившихся в свою часть лиц, ранее показанных как выбывших. То что эти сведения были засекречены – правильное решение! Чем меньше будут молоть языками те, кому не следует знать лишнее, тем лучше для тех, кто волею судьбы оказался на вражеской территории или  в плену. Применительно к нашему случаю в вышестоящий штаб ушло донесение, в котором несколькими строчками описана суть: 27.08.1944 года в районе Тельзита бомбил, подбили, прыгнул с парашютом, попал в плен, бежал, снова пленен, бежал успешно, вышел к своим, стал в строй, воюет дальше…

Hj,ekmn  - 4

Hj,elkm 3

Прошу заметить: армейские кадровики даже не сделали ссылки о проверке обстоятельств попадания  в плен органами контразведки “СМЕРШ”.

Более того, у нас есть архивный документ, подтверждающий, что боевой летчик уже через месяц после выхода к своим повышен в  воинском звании, выполняет боевые задачи и удостоен ордена Отечественной войны 1 степени. При этом (внимание!) никто в наградном листе и не скрывает от старших начальников, что гвардии капитан Владимир Робуль был в плену.

 

filterimage (5)

 

filterimage (4)

 

А где доказательства, что зловредные “нквдисты” тормознули летчику награждение?

– Так вот же оно! – вправе воскликнуть коллектив редакции, которому я навязчиво выкладываю копию наградного листа. В нем есть многое из того, что должно было бы заинтересовать журналиста и редактора газеты. Например: зимою 1944 года герой их публикации бомбил аэродромы врага в районе Лепеля, Болбасово… А значит и рисковал жизнью  в небе над Чашниками.

filterimage (6)

filterimage (1)

 

filterimage (7)

Из текста  наградного листа видно, что командир 2-го гвардейского  Смоленского авиационного полка дальнего действия действительно представлял своего подчиненного к присвоению звания Героя Советского Союза. И старшие начальники поддержали это ходатайство. Военный Совет Воздушной Армии решил иначе. Штамп “Орден Ленина” на наградном листе хранит тайну принятого решения. Так было, так случалось во  время войны часто на то была своя логика. Не нам судить действия тех, о ком мы не знаем ничего. Но мы точно знаем, что ходатайство о присвоении звания Герой Советского Союза было отклонено за полгода до того, как гвардии  старший лейтенант Робуль был сбит  в небе над Германией…